Почему плохо быть "лучшими среди здоровых". Права ли Вяльбе?

5 марта 2019, 09:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Почему плохо быть "лучшими среди здоровых"»

№ 7868, от 06.03.2019

Норвежец Мартин Сундбю - один из тех, кто имеет терапевтические исключения. Фото AFP Мартин Сундбю. Фото AFP Маргарита Васильева. Фото Союз биатлонистов России/biathlonrus.com
Надо ли презирать спортсменов, использующих терапевтические исключения. Мнение обозревателя "СЭ"

Глава федерации лыжных гонок, трехкратная олимпийская чемпионка Елена Вяльбе раскритиковала спортсменов, использующих терапевтические исключения на прием запрещенных препаратов, и заявила, что это легализованный допинг.

– Мы лучшие среди здоровых, и это тоже приятно, – так подвела Вяльбе итоги чемпионата мира, где наши лыжники завоевали восемь медалей и уступили только норвежцам. – Считаю, что это уже на самом деле безобразие, практически у всех спортсменов есть терапевтические исключения на очень серьезные препараты. Не буду стесняться, уже это говорила: это легализованный допинг. В нашей команде ни у одного спортсмена нет терапевтических исключений, ни на какие препараты вообще! Здесь тоже какой-то перебор есть со стороны определенных стран.

Спортивный директор сборной Норвегии Видар Лефшус уже ответил Вяльбе на страницах шведской газеты Expressen.

– Эти слова звучат странно, – сказал Лефшус. – У нас есть спортсмены, страдающие астмой. Но препаратами от астмы пользуются практически во всех странах, и они не повышают работоспособность.

Мартин Сундбю. Фото AFP
Мартин Сундбю. Фото AFP

Так дает ли "легализованный допинг" преимущество?

Давайте честно: терапевтические исключения получают далеко не только норвежцы. В определенный период карьеры ТИ оформил себе даже будущий олимпийский чемпион Александр Легков. И это вовсе не значит, что он где-то был не прав. Наоборот, это абсолютно правильно и логично: ты болеешь, нуждаешься в лекарстве и предпринимаешь легальные шаги, чтобы его получить. Странно было бы строить из себя героя и задыхаться, лишь бы "не замарать" себя терапевтическим исключением.

Если делать все по правилам и в разрешенных дозировках, прием запрещенного препарата в период болезни не дает никакого преимущества. Это примерно как с обезболивающим: если вы страдаете от неприятных ощущений, лекарство способно их убрать. Но оно не поможет вам быстрее бежать или лучше думать, чем в обычном состоянии. Не случайно в ТИ всегда очень тщательно прописано: название конкретного препарата, максимально допустимая дозировка, период приема.

Не надо далеко ходить за примером: норвежец Мартин Сундбю пару лет назад превысил максимальную дозу, и был дисквалифицирован. Да, не исключено, что превысил он ее не случайно, а с умыслом. Да, срок дисквалификации получился странным и Сундбю по факту почти не пострадал, пропустив два летних месяца. Но все это проблемы конкретного случая, в которых нужно разбираться. Это отнюдь не значит, что ТИ в целом нужно отменить

Вот вам аналогия из обычной жизни: к сожалению, бывают приемные семьи, которые жестоко обращаются со взятыми под опеку детьми. Безусловно, процесс усыновления и опеки нужно отслеживать, контролировать и в самых жестких случаях применять наказание к родителям. Но это же не значит, что нужно запретить брать детей из детских домов в принципе. Такая мера исключила бы случаи насилия в приемных семьях, но стала бы катастрофой национального масштаба.

Так и с ТИ: конечно, случаются мошенники и нельзя отрицать, что это лишняя лазейка. Но отменять ее нельзя, иначе мы приравняем профессиональных спортсменов к бесправным заключенным. Логика сторонников Вяльбе такая: хотите выступать – не лечитесь, либо лечитесь – но тогда не выступайте, то есть оставайтесь на это время без работы. А если вы попали в больницу или увезла "скорая"? А если болезнь затяжная или обостряется непредсказуемо? Что тогда, задыхаться прямо на трассе или идти в паралимпийцы, хотя проблемы с дыханием из-за долгих тренировок на морозе бывают очень у многих практически здоровых людей?

Тут уже, извините, взбунтуются и настоящие паралимпийцы. Почему-то никто из болельщиков не откажется от оплачиваемого больничного, но при этом многие отказывают в этом праве спортсменам. Бессрочный и неоплачиваемый отпуск, пока запрещенный препарат полностью не выйдет из организма – это так себе перспектива. Некоторые препараты не выводятся годами даже после однократного приема. Если мы хотим, чтобы спортсмены после допингового беспредела 1990-х начали снова умирать на трассе – отказ от ТИ прямая к этому дорога.

Маргарита Васильева. Фото Союз биатлонистов России/biathlonrus.com
Маргарита Васильева. Фото Союз биатлонистов России/biathlonrus.com

В России оформлены 22 ТИ в год - в одной лыжной Норвегии больше

Несколько раз уже сталкивалась со странной позицией наших спортсменов. Получить ТИ считается стыдным, многие, у кого они есть, это не афишируют. А уж собирать бумаги и бороться за это исключение – вообще вызов для российского атлета почище победы на Олимпиаде. Успешно пройти этот путь и получить ТИ без помощи федерации или приглашенных консультантов не удавалось практически никому.

При этом почему-то не стыдно, например, халатно относиться к заполнению системы АДАМС. Та же биатлонистка Маргарита Васильева действительно страдает астмой и могла бы перед этим сезоном получить ТИ. Но для этого нужно пройти осмотр и собрать массу медицинских документов. О чем тут говорить, если Васильева даже с заполнением данных о своем местонахождении не справилась, и теперь ей грозят два года дисквалификации...

Вяльбе гордится, что в ее команде нет ни одного оформленного ТИ. Дай бог, если наши лыжники действительно здоровы и не нуждаются в исключениях. Но нужно понимать, что как правило, у наших спортсменов нет ТИ не потому, что им отказали. Не потому, что норвежцам ТИ оформляют массово, а нашим не дают. Нашим тоже готовы все оформить и предоставить – просто они за этим не обращаются. И как правило, не по идейным соображениям, а потому что не владеют информацией и не способны собрать пакет документов.

Генеральный директор РУСАДА Юрий Ганус говорил, что в 2018 году его организация выдала всего 22 ТИ. Это смешная цифра, если учесть, что речь идет вообще обо всех российских спортсменах в олимпийских, паралимпийских и неолимпийских видах спорта. Елена Вяльбе права: в одной лыжной Норвегии оформленных ТИ больше.

Если звание "лучших среди здоровых" нас устраивает, можно продолжать в том же духе. Но важно понимать, что, если мы хотим играть по своим отдельным, нами самими придуманным правилам, никто входить в наше положение не обязан. А страдать, по факту, будут снова спортсмены, которые остаются даже без тех немногих прав, которые им дает Всемирный антидопинговый кодекс.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
224
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья