11:45 16 января 2017 | ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ

Наталья Матвеева: "На победы вдохновил Устюгов"

Наталья МАТВЕЕВА. Фото AFP
Наталья МАТВЕЕВА. Фото AFP
Двукратная победительница этапа Кубка мира в Тоблахе Наталья Матвеева в первом большом интервью после триумфа рассказала о выигрышной тактике и необычных методах работы немецкого специалиста Маркуса Крамера.

Выиграв личный спринт в Тоблахе, 30-летняя Матвеева стала автором рекорда. Между двумя ее личными победами на этапах Кубка мира прошло более девяти лет. Длиннее промежутка не было ни у кого за всю историю проведения соревнований! Российские лыжницы последний раз побеждали на этапах Кубка мира в спринте не намного позже – семь лет назад одну из гонок "Тур де Ски" выиграла Наталья Коростелева.

Практически с тех пор в наших женских лыжах просветы в виде попадания хотя бы в первую шестерку чередовались с полным мраком. А сама Матвеева, девять лет назад считавшаяся одной из самых перспективных лыжниц мира, сезон от сезона мучилась то с проблемами со здоровьем, то с неподходящими тренировками. Пока этим летом Матвеева не попала в группу к немецкому специалисту Маркусу Крамеру и словно вернулась к себе прежней, на десятилетие назад.

ЕСЛИ НЕ ПОТЕРПЕТЬ, МЕДАЛИ ТОЧНО НЕ БУДЕТ

– Давайте начнем разговор с вашей личной победы в Тоблахе. Интересно, что с главной соперницей, олимпийской чемпионкой из Норвегии Майкен Касперсен Фалла вы бежали в одних забегах, начиная с четвертьфинала...

– Так получилось, исходя из результатов пролога. В четвертьфинале я решила идти своим темпом, и если Фалла выйдет вперед, то держаться за ней. В полуфинале к нам в забег еще попала шведка Фальк, которая в итоге стала третьей. То есть вышла настоящая репетиция финала.

В этой репетиции вы уже понимали, что потенциально сильнее всех?

– Мне очень помог Маркус Крамер, который грамотно разложил всю тактику. Объяснил, что в финале, начиная со второго подъема надо атаковать, и Фалла, кстати, тоже именно в этот момент начала работать на максимуме. Когда мы после этого подъема поехали на спуск, у меня промелькнула мысль, что второй уже точно буду. А потом подумала: "А вдруг, если Фалла повторит свою ошибку, поборюсь и за победу?" Дело в том, что норвежка в четверть– и в полуфинале слишком рано раскрывалась на заключительном спуске. В этот момент я сзади ее накатывала, хотя потом на финишной прямой Фалла выигрывала. В финале же получилось и на прямой стать первой.

– Вообще, сложилось впечатление, что у вас великолепно работали лыжи – вы чуть отставали на подъемах, но заметно догоняли на спусках и на равнине.

– Лыжи действительно оба дня работали великолепно. За это огромное спасибо нашей сервис-бригаде. Дело еще и в том, что мы оба раза в Тоблахе сумели правильно определить, какая лыжня быстрее. В этот раз они очень сильно различались по качеству снега. Я сумела встать в нужную лыжню и действительно на спуске чувствовала, что догоняю.

- В концовке вы успели даже сделать победный жест. Даже без фотофиниша поняли, что победили?

– Когда мы с норвежкой поравнялись в середине финишной прямой, думала, что все решит только разножка. Но потом боковым зрением поняла, что уже на целый корпус впереди. Хотя мне и сказали, что зря так бросила в конце – мол, если бы Фалла сделала шпагат, могла бы и догнать.

– В тот момент вы сознавали, что эта победа историческая, первая для вас за целых девять лет?

– Я была очень рада, но честно, когда последний раз выигрывала, даже не вспомнила. Мне задали такой вопрос, но я сказала просто: очень давно, лет десять назад. Потом, конечно, уже узнала про рекорд и всю эту статистику. Было очень приятно.

Насколько тяжело после исторического триумфа накануне было настроиться еще и на командный спринт?

– Изначально мы с Юлей Белоруковой хотели побороться за подиум. Но пролог дался очень тяжело, я понимала, что с таким состоянием дальше будет еще сложнее. Перед финалом сказала: "Юль, если мы не потерпим как следует, медали точно не будет". И она молодец, выдала очень сильный третий этап, по-настоящему через "не могу". Мы немного замешкались на передаче, и образовался большой отрыв перед норвежкой и шведкой. Видимо, они думали, что я уже не догоню, потому что в подъем я их "съела" неожиданно быстро. А дальше получилось фактически повторение личного спринта, я действовала по той же схеме и с тем же результатом.

– Расскажите о вашей партнерше, 21-летней Юлии Белоруковой, для которой эта победа на Кубке мира стала первой в карьере?

– По сезону, у нас с Юлей в спринте были лучшие результаты, так что состав нашей команды даже не обсуждался. Перед Тоблахом мы были на сборах в австрийском Обертиллиахе, и там на контрольной тренировке боролись с Юлькой на финише. Мне нравится, что мы соперничаем на тренировках. Это придает дополнительный азарт.

– Насколько тот факт, что в Тоблахе не было некоторых спортсменок, кто участвовал в "Тур де Ски" – например, шведки Стины Нильссон, сказался на уровне конкуренции?

– Если бы Нильссон бежала, конечно, было бы интереснее. Вообще, в Тоблахе из "красной" группы (которая составляет 30 сильнейших спортсменок Кубка мира. – Прим. "СЭ") участвовали только 16 лыжниц. Но это тоже очень серьезные спортсменки. Все борются, все хотят на подиум и не собираются ничего отдавать просто так. Я не думаю, что отсутствие некоторых соперниц как-то принижает наш успех.

ВЫСТУПАТЬ В "ТУРЕ" Я НЕ ПЛАНИРОВАЛА

– Какими для вас были эти девять лет без побед на Кубке мира? Часто ли на протяжении них казалось, что выиграть уже вообще никогда не получится?

– Я каждый год верила, что все будет хорошо. Но начинался очередной сезон, и выяснялось, что гонки не идут, тренировочный план не подходит. Искала что-то новое, потом история повторялась... Большое спасибо президенту нашей федерации Елене Валерьевне Вяльбе, которая дала мне возможность готовиться к этому сезону с Маркусом Крамером.

– В этом году на Кубке мира вы выступали очень уверенно: были шестой в Давосе, четвертой в Руке. То есть победа в Тоблахе была во многом закономерна?

– Когда я заняла шестое место, меня спросили, не пик ли это формы. Но если там был пик, то после этого должен был последовать спад. А его не случилось, значит, мы с тренером все делаем правильно. Уровень, как минимум, попадания в финал – это мое объективное состояние на сегодняшний день. А пик будет дальше, на чемпионате мира.

– Как и где вы собираетесь к нему готовиться?

– Сразу из Италии мы вечером перебрались в австрийский Зеефельд, где проведем 10-дневный сбор. Оттуда приедем на этап Кубка мира в шведский Фалун, потом снова отправимся на сбор в Шушен. Побегу на чемпионате Норвегии, на очередном кубковом этапе в Отепя, и затем уже на чемпионате мира в Лахти. Вообще, пока я о нем стараюсь не думать. Надо готовиться, а там будет видно.

– Почему вы отказались от участия в многодневке "Тур де Ски"? Получается, что до сегодняшнего дня вы выступали всего на трех этапах Кубка мира.

– Выступать в "Туре" я не планировала изначально. Там был всего один спринт, а бежать столько дистанционных гонок мне тяжело. Сколько я ни бегала "Тур де Ски" раньше, меня все равно снимали после спринтов. Поэтому мы решили пропустить многодневку и сделать акцент на Тоблах. А что касается количества стартов, тут все нормально, мне хватает. Помимо Кубка мира, я еще выступала на Альпийском кубке в швейцарском Гомсе и на "Красногорской лыжне". Планировали перед Тоблахом съездить на соревнования в Обертиллиах, но не получилось из-за накладки с транспортом. Зато мы провели вместо этого две контрольные тренировки.

– Вы же наверняка следили за "Тур де Ски" по телевизору? Что скажете о феноменальной победе Сергея Устюгова?

– Во время спринтов Серега за нас болел на стартовой поляне. И когда подошел поздравлять, я сказала: "Это все ты нас вдохновил!". Это чистая правда.

В этом году вы впервые готовились вместе с Устюговым и остальными нашими лидерами в группе Маркуса Крамера. Что этот специалист изменил в вашей подготовке, раз вы стали совершенно иной, чем в прошлые годы?

– Мне кажется, он кардинально поменял практически все. Как мы тренируемся, готовимся к соревнованиям, переезжаем, проводим время дома... Мне нравится, что нет такого: план один для всех, и хоть умри, но выполни. У нас постоянный диалог, и главное, Маркус тебя действительно слышит. Без проблем даст лишний отдых или снизит нагрузку, если увидит, что ты реально не справляешься.

 

Matveeva and Skar win Toblach sprints. First World Cup victory for Skar. Both races decided with photo finishes. Exciting racing. #fiscrosscountry #toblach

Фото опубликовано FIS Cross-Country World Cup (@fiscrosscountry) Янв 14 2017 в 7:12 PST

КРАМЕР ПРИНЕС СКОТЧ И ПРИМОТАЛ МНЕ ПАЛКИ К РУКАМ

– Что, например, Крамер поменял в ваших тренировках? Все-таки вы действительно изменились очень заметно – одной чуткостью тренера это не объяснить.

– Для примера, расскажу про смешной случай в июне на сборе в Отепя. У меня с детства есть ошибка в технике, из-за которой я держу палку чуть по-другому, чем все остальные. Все тренеры, с которыми я работала раньше, пытались ее исправить, но не удалось. Маркус в Отепя выслушал эту историю, покивал и взял видеокамеру. Поснимал меня на тренировке, проехал рядом на велосипеде, посмотрел, как именно идет движение кисти. Смотрю, на следующий день несет скотч и тейп. Я говорю: "Это еще зачем?"

– Интересно.

– Он взял и просто примотал мне пальцы и кисти к палке так, чтобы было правильно. А у нас, представьте, по плану скоростная тренировка. Я инстинктивно пытаюсь палку стряхнуть, взять удобно, а не могу. Так постепенно и переучилась. Осенью мы провели тест на тредбане, чтобы понять, могу ли я с правильным положением палок выдерживать максимальную скорость. Выяснилось, что могу. Причем благодаря этому начала меняться к лучшему и техника хода в целом.

– В группе Крамера очень много спортсменов, причем мужчин и женщин. Вам хватает внимания тренера?

– Я была очень удивлена, что, несмотря на действительно большое количество людей в команде, Крамер находит время для каждого. Он может вечером до самого отбоя ходить по комнатам, пока не побеседует со всеми по отдельности. И самое интересное, что он держит в голове огромный объем информации, разнообразных данных по каждому спортсмену и никогда не путает. Удивительно: в России тренер порой за двумя-тремя лыжниками не может усмотреть, а тут человек успевает за полутора десятками.

– Большинство спортсменок в группе Крамера бегают дистанционные гонки, а вы – чистый спринтер. Это значит, что вы тренировались по индивидуальной программе?

– Все лето я готовилась наравне со всеми. Было, мягко говоря, непросто, и Крамер мне об этом напомнил как раз в Тоблахе. Подошел после пьедестала и сказал: "Помнишь, как было летом тяжело? Зато сейчас легко!"

– Раз уж вы прошли такую подготовку, может, попробовать себя и в более длинных гонках?

– Пока я делаю акцент на спринт и спринтерскую эстафету. Было бы здорово, конечно, попасть в Лахти и в "большую" эстафету, я давно об этом мечтаю. Но для этого надо успеть до нее пробежать с девчонками хотя бы одну гонку. А приехать на чемпионат мира и ждать, что тебя "с листа" поставят в эстафету – это неправильно.

3
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (3)

adamantane'

Григорич Приятно удивила. Даже опытные операторы на финише упускали будущую победительницу. 23:50 16 января _____________________________Не ожидали такой прыти!

11:41 1 марта 2017

Григорич

Приятно удивила. Даже опытные операторы на финише упускали будущую победительницу.

23:50 16 января 2017

vasiunchik

Наташа ну и (как сама сказала) Маркус, большое спасибо!!!

13:21 16 января 2017

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!