12:35 21 марта | Лыжные гонки
Газета № 7880, 22.03.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Елена Вяльбе: "Все против терапевтических исключений, но говорю я одна"»

"Все против терапевтических исключений, но говорю я одна". Большое интервью Вяльбе

Елена Вяльбе. Фото Андрей Аносов, СБР
Елена Вяльбе. Фото Андрей Аносов, СБР
Президент ФЛГР Елена Вяльбе откровенно и эксклюзивно рассказала о текущем сезоне и будущем наших лыж.

В этот уик-энд завершается Кубок мира по лыжным гонкам. От того, смогут ли использовать свои шансы на Большой хрустальный глобус Александр Большунов и Наталья Непряева, во многом зависит оценка нынешнего сезона для сборной России. С одной стороны – круто что наши спортсмены до последнего сражаются за титул лучших лыжников планеты. С другой – чемпионат мира без золотых наград оставил смешанные чувства. О том, как оценивать происходящее в наших лыжах, "СЭ" рассказала глава национальной федерации и главный тренер сборной Елена Вяльбе.

Мы не биатлон, у нас все более стабильно

– Эмоции после чемпионата мира, наверное, сошли. Можно теперь спокойно подвести итог выступлению команды?

– У меня двоякое мнение о том, что было в Зефельде. Нам на этом турнире не хватило удачи. Пусть кто угодно говорит о том, что мы проигрываем норвежцам в тактике, но когда на тридцатке уступаешь одну десятую, дело не в тактике. Потому пока Большунов – Князь Серебряный, но он будет золотым. Бог даст, все отыграет. Уверена, что с этой командой мы дойдем до наград высшей пробы.

Завершающийся сезон для нашей сборной стал самым стабильным в плане результатов за много лет. С первой гонки завязалась интрига в борьбе за победу в Кубке мира, и эта интрига живет до сих пор. Давно у нас не было спортсмена, который смог бы навострить лыжи на Хрустальный глобус, а Большунов бьется. Это не менее круто, чем победить на чемпионате мира. Потому что здесь нет места случайности, это результат тяжелейшей работы.

Для меня вообще случайные победы всегда удивительны. Приезжает человек на турнир, выигрывает гонку, а потом исчезает. Мы же не биатлон, где погодные условия могут оказать серьезное влияние на результаты и не всегда выигрывает сильнейший. В лыжах все более стабильно. Мартин Сундбю к своей золотой медали на чемпионатах мира шел много лет, он постоянно был на вершине. Пару лет назад мы даже с ним сфотографировались. А Симен Крюгер блеснул на Олимпиаде, выиграл скиатлон, а в нынешнем сезоне что? Ханс Кристер Холунн на полтиннике победил, а до этого весь сезон сливал. Странные люди. Я смотрю на это с подозрением.

– Во многих странах судят по выступлениям не по золоту, а по общему количеству медалей, что говорит об общем уровне.

– Мы стабильны и не опустились по сравнению с прошлым сезоном. Даже чуть качественнее выступили: если в Пхенчхане у нас было три серебряных и пять бронзовых медалей, то сейчас наоборот. Но я бы променяла эти три бронзы на одну золотую награду. Другой вопрос, что на это не согласятся те, кто эти бронзовые медали завоевывал, и будут правы.

В целом же я хочу сказать огромное спасибо всей нашей команде, всей нашей большой лыжной семье и за результат, и за те ошибки, без которых не обошлось, и за противостояние тренерских групп. Что скрывать, мы ошибались с выбором спортсменов на конкретные гонки на этапах Кубка мира, на чемпионате мира такого уже не было. Но если не ошибаться, то и вперед идти не получится. Я считаю, что нынешняя сборная России – сильная, достойная команда, у которой есть резерв подниматься выше.

– Получается, ни в одной из тренерских групп без ошибок не обошлось?

– Именно так. В каждой группе были по два человека подведены к чемпионату мира. Может быть, у Маркуса чуть хуже ситуация. Глеб Ретивых, например, был полностью готов к турниру, а Юлия Белорукова была не в лучшей форме. Она со мной не согласна, а я не согласна с ней. У меня есть определенные вопросы. И я их задаю как спортсменам, так и тренеру. У меня есть право задавать вопросы и выражать недовольство. Крамер согласился, что допустил ошибки, хотя делал все так же, как перед Олимпиадой. Теперь он учтет эти ошибки.

Крамер учится некоторым словам, которые нельзя печатать

– Вы как-то говорили, что постоянно требуете от Крамера быть жестче со спортсменами. Он меняется?

– Старается. Учится некоторым словам, которые нельзя печатать. Если серьезно, я ему всегда говорю, что у наших спортсменов другой менталитет, с ними просто не получится работать также, как с немцами или французами, например. Теперь он это прекрасно понимает и старается учитывать.

– Иногда вы спортсменам даже через инстаграм вы вопросы задаете.

– Конечно, когда вижу перебор. Пожалуй, нужно ввести такую же историю, как у Вольфганга Пихлера, который запретил шведским биатлонистам на чемпионате мира пользоваться соцсетями. Или во всяком случае сократил до минимума. Это нормальное явление. Есть время, когда нужно только работать и отключиться от всего. К счастью, я не вижу, чтобы мои спортсмены реагировали на какие-то негативные комментарии. Они не ввязываются в полемику. Но если бы такое случилось, то у конкретного спортсмена точно больше не было бы доступа к соцсетям во время турнира.

– Что случилось с Сергеем Устюговым? Насколько серьезны его проблемы со здоровьем?

– К сожалению, Устюгов такой спортсмен, который старается ничего не говорить о своих болячках. А говорит, уже поздно что-то делать. На чемпионате мира он выступал с травмой, она и помешала ему показать более высокие результаты. Об этом в тренерском штабе вообще никто не знал, пока он сам не признался. Год назад у него возникли проблемы с ногами, даже говорились страшные вещи о его перспективах. Ни наши, ни немецкие врачи долго не могли понять, в чем дело. Оказалось, все просто – человек не ходит на массаж, выполняя огромный объем тренировочной работы. Нужно сразу говорить, что есть проблемы, а не тогда, когда уже терпеть невозможно. Есть спортсмены, у которых завтра заболит, а они тебя сегодня предупреждают. Сергей все делает наоборот. Слава богу, сейчас все обошлось без операции. Он восстановится, залечит свои болячки и к новому сезону подойдет без таких проблем.

9 марта. Осло. Александр Большунов одерживает долгожданную победу.

– У Дениса Спицова тоже какие-то проблемы со здоровьем?

– В нынешнем сезоне у него со здоровьем все в порядке. Но он согласен с тем, что сезон получился провальным, включая и чемпионат мира. Пару раз в сезоне заехать в шестерку и один раз на пьедестал – это не его результат. Лично мое мнение, что он летом перебрал с нагрузками. Пообщаемся еще с Юрием Викторовичем Бородавко подробнее, проанализируем. Поверьте, ничего страшного не случилось. Денис лыжник молодой, он свое и покажет, и возьмет. Алексей Червоткин в этом сезоне тоже не показал того, что на самом деле может, но есть причины. С ним будем решать вопрос, искать врачей, которые смогут помочь.

Александр Бессмертных будет продолжать карьеру?

– Да, он настроен бегать и дальше, никуда не уходит. Надеюсь, что он не будет делать операцию на колене – именно из-за боли в колене он снялся с марафона в Холменколлене, потому что терпеть 15 км и терпеть 50 км совершенно разные вещи. После операции не всегда удается вернуться на высокий уровень.

Со мной многим некомфортно, для кого-то я злая ведьма

– Серьезных изменений в составе тренировочных групп не будет?

– Серьезных – нет. Но это не значит, что не будет совсем никаких изменений. Могу сказать, что тренерский состав останется тем же самым. Это совершенно точно. Что касается спортсменов, то определенные изменения будут. Наталья Матвеева завершает карьеру, Максим Вылегжанин тоже сделал заявление об уходе, хотя я думаю, что на внутрироссийских стартах он еще побегает. Не будет в команде Евгении Шаповаловой. Возрастные спортсмены из группы Егора Сорина перейдут в другие группы, а их заменят юниоры. Обыкновенная небольшая ротация. Отдельно хотела сказать по Анастасии Седовой. Вопрос будет поставлен так: либо она тренируется в команде в одной из групп, либо только с Николаем Евгеньевичем Седовым.

– А разве сейчас она не с ним тренируется?

– Речь о том, чтобы она приезжала на этапы Кубка мира, а потом уезжала обратно к нему. В этом сезоне она тренировалась с ним, а поздней осенью примкнула к команде. Получилось и не там, и не там. Своих возможностей она не показала, а потенциал у Насти огромный. Я за то, чтобы она была в команде. Я с огромным уважением отношусь к семье Седовых и знаю, как работает Николай Евгеньевич. Но проблема в том, что Насте там не с кем тренироваться, там нет спортсменов ее уровня.

– Будут ли изменения в сервис-бригаде, медицинском штабе?

– Да, уйдет кто-то из врачей и массажистов, но это рабочий процесс. Что касается сервисеров, то я не была от их работы в таком восторге, который испытывала на Олимпиаде. Но когда я начинала на них орать, то они молчали, а потом выяснялось, что спортсмены сами допускали ошибки. Так, одна спортсменка перед марафоном по невнимательности взяла не боевые, а тренировочные лыжи, а потом высказывала претензии. Или спортсмен выбрал не те лыжи на конкретную погоду, хотя ему советовали другую пару. Разве сервис виноват? Разве только в том, что не настояли на своем. Но окончательный выбор делает спортсмен. Ни с кем из сервисеров мы прощаться не будем. Я уже сказала, что мы будем исправлять ошибки, а не рубить с плеча. Не бывает такого, чтобы все всем нравились. Со мной тоже многим некомфортно, для кого-то я злая ведьма и Баба Яга, но мы же как-то срабатываемся ради результата.

3 марта. Зефельд. Мужской марафон. Старт гонки.

– Раз ради результата команда срабатывается, помогут ли партнеры Большунову в борьбе за Кубок мира?

– Надеемся на это. Мы с ребятами уже об этом поговорили. Все-таки, как я уже сказала, давно у нас не было шанса побороться за Кубок мира.

– Почему тогда в Зефельде этого не было? На "Тур де Ски" тоже не было, когда Устюгов отстал.

– Да и никогда у нас подобного не было. Лыжи – индивидуальный вид спорта. С какого перепуга, например, я должна была жертвовать своими интересами ради Любови Егоровой или Ларисы Лазутиной, когда понимала, что у меня самой шансы не хуже? Прямо вот разбежалась. В Зефельде и разговоров на эту тему не было. Лишь один эпизод, когда после смены лыж парни чуть притормозили пелотон, чтобы Большунов мог убежать. Но это эпизод, сиюминутное решение, а не тактика.

– В Холменколлене тоже не было?

– Не было. Разве можно было сказать, что Вылегжанин чуть притормозил ради Большунова? Да Саша еле выгрыз это золото у Макса. Но все боролись за себя. Это было круто! Нереально круто! Гораздо более острые чувства, чем когда сама бегала. Я люблю этих спортсменов, каждый со своими тараканами в голове. Но великие люди простыми не бывают. Я правда их люблю и горжусь своей командой.

- Наталья Непряева в Фалуне испытывала судороги во время гонок, что сразу сказалось на результатах. Что-то серьезное?

- Не волнуйтесь, обычная усталость в концовке сезона. С Наташей все в порядке, она выступит в Канаде.

 - С учетом ее результатов в Фалуне можно закрыть вопрос о борьбе за Хрустальный глобус?

- Думаю, Непряевой можно уже сосредоточиться на том, чтобы не упустить второе место в общем зачете. Догнать Остберг крайне сложно. Хотя сама я всегда повторяю, что шансы есть всегда, пока не завершится последняя гонка.

Легков сказал, что без лекарства уже не может. Но бегал, преодолевая себя

– Почему включенный в команду на чемпионат мира Артем Мальцев пробежал только спринт? Он же и марафоны бегает.

– Потому, наверное, что мы его рассматриваем как спринтера. Хотя его тренеры справедливо с этим не согласны. Но вместо кого и какие гонки он должен был бежать? Он же не отобрался в четверку на другие гонки. Мальцев запомнился только эстафетой в Ульрисехамне, когда он на последнем этапе укатал Устюгова. Но этого пока недостаточно. Надеюсь, в следующем сезоне у всех спортсменов будет больше шансов проявиться себя на этапах Кубка мира, потому что не будет этого жесточайшего отбора на чемпионат мира и прессинга, с этим связанного. Артема мы увидим в дистанционных гонках и на чемпионате России.

– В национальном чемпионате будут участвовать все сильнейшие?

– Да, все приедут, включая тренеров. Исключение – Устюгов. И еще Маркус Крамер у меня отпросился. Он поехал сейчас в Канаду с командой на заключительный этап Кубка мира. Я тоже проведу там все дни с первого до последнего.

– В нынешнем сезоне было достаточно много спорных и даже скандальных эпизодов. Про Клебо и Устюгова вы уже не раз говорили. А что насчет спринта на Универсиаде, когда Иван Якимушкин хватал за палку Александра Терентьева?

– Знаете, Якимушкин неправ, но Терентьев его спровоцировал. При этом наказали только Ивана. Но он неправильно себя повел на заседании жюри, за что потом и получил, конечно. Бывают ситуации, когда нервы у спортсменов не выдерживают. Хорошо, за палку на дистанции схватил, чем потом стычка бы произошла после гонки. Пусть лучше на Универсиаде учатся, чем потом на более значимых стартах.

– В какую группу перейдет Терентьев в межсезонье?

– Давайте не будем бежать впереди паровоза. Поговорим с Александром на чемпионате России, с тренерами. Важно не загнать спортсмена – это как раз очень легко. А вот сохранить хотя бы на шесть-восемь лет – крайне сложно. Терентьеву всего 19 лет, он еще сырой и все делает с рвением. Это довольно опасно.

– В его возрасте Фрида Карлссон уже чемпионка мира.

– Эта шведская девочка – будущее лыжных гонок. Одна из тех, кто в будущем может сместить с трона Терезу Йохауг. Уникум. Но я вам скажу, что женщин тяжелее загнать, чем мужчин. Они более выносливые, лучше восстанавливаются.

Эмиль Хегле СВЕНДСЕН, Оле Эйнар БЬОРНДАЛЕН, Александр ЛЕГКОВ.

– По итогам чемпионата мира вы очень резко высказались по поводу терапевтических исключений. Ваша позиция не изменилась?

– Я говорила и буду говорить, что все терапевтические исключения – легализованный допинг.

– У Александра Легкова тоже было терапевтическое исключение.

– Было, да. В течение одного сезона. А на следующий он даже не стал его продлевать. Он ко мне подошел тогда и сказал, что без лекарства уже не может. "Но раньше ведь я мог, мне теперь всю жизнь с этим баллончиком ходить?", – он задал такой вопрос и дальше бегал, преодолевая себя. Но астма, если уж говорить о ней, дает крошечную прибавку. Так что не в астматиках дело. У некоторых спортсменов такие препараты прописаны, что волосы дыбом встают. С такими болезнями люди плашкой лежат, а не в лыжных гонках участвуют.

– И как с этим бороться?

– Я не знаю, но что-то нужно делать. Просто открыть эту информацию ничего не даст. Ну хорошо, узнает весь мир о том, что у Глаши Ивановой есть терапевтические исключения. Глаше Ивановой будет от этого хуже? Сильно сомневаюсь. Мне тут через прессу какой-то норвежский журналист отвечал, критиковал. Так вот, мне звонила финская журналистка и благодарила за то, что я высказала. Так то они все против терапевтических исключений, а когда до дела доходит, говорю я одна. Ну Юстина Ковальчик. Но шаги в этом направлении нужно делать. Возможно, не допускать таких спортсменов до соревнований. Пусть лечатся, а когда восстановят здоровье, то с радостью вновь увидим их на стартах.

– Мы с вами говорим на финале первенства "На лыжи!" – благотворительного проекта, который направлен на поддержку лыжных гонок и детского спорта. На детских соревнованиях после чемпионата мира не было скучно?

– Ни в коем случае. Даже более интересно, чем на взрослых стартах. Они абсолютно откровенно рассказывают мне, незнакомому для них человеку обо всех своих проблемах, тренировках, работе лыж. У них уже есть тактика на гонки, есть четкие планы. Я же не особо часто имею возможность посмотреть детские старты – вот сейчас в Красноярск приехала на финал проекта "На лыжи!", в Подмосковье иногда, на своем турнире в Магадане бываю, вот после чемпионата России туда поеду, надеюсь, что снег не растает.

– Вы смотрите на юных лыжников как тренер, руководитель или просто как болельщик?

– Смотрю на технику, инвентарь, экипировку. Бывает, у ребенка хорошая поставленная техника, а бежит на плохоньких лыжах… Безусловно, пока еще рано смотреть на них с точки зрения сквозь призму сборной, но кто-то из них точно может дорасти до самого высокого уровня. Они будут выступать за сборную и вспоминать, что бегали когда-то на соревнованиях "На лыжи!". Участники остались довольны тем, что соревнования прошли на тех трассах, где только что проходила Универсиада.

Когда сама впервые приехала на юниорский чемпионат мира в Лейк-Плэсид, на те трассы, где проходила Олимпиада, хотелось посмотреть как можно больше объектов, был какой-то эмоциональный заряд. Вообще, в таком возрасте все интересно. Помню, как в 11 или 12 лет мы приехали в Кавголово из Магадана на какие-то соревнования. Жили в армейских казармах, спали на кроватях с колючими одеялами без пододеяльников, но никто на это внимания не обращал. Тренер нас тогда вывез в Ленинград в Эрмитаж. До нынешнего времени это мое единственное посещение Эрмитажа. Уже взрослой я специально приезжала в Санкт-Петербург посетить музей, но заболела и так до него и не добралась.

Газета № 7880, 22.03.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ