«Видела шприцы в раздевалках на российских соревнованиях. Жуть!»

1 июня 2020, 16:45

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Видела шприцы в раздевалках на российских соревнованиях»»

№ 8212, от 09.06.2020

Полина Ермошина. Фото Instagram
Бывшая лыжница сборной России Полина Ермошина — откровенно о травле в команде, допинге и смене гражданства.

Полина Ермошина
Родилась 3 ноября 1988 года.
Победительница Красногорской лыжни (2013). Участница многодневки «Тур де Ски» (2013-14). Чемпионка Европейского кубка (2013).
Многократная чемпионка России среди девушек.

До конца мая этого года имя Полины Ермошиной было известно разве что знатокам лыжных гонок и спортсменам-любителям, с кем она сейчас работает. Однако рассказанная Ермошиной в личном блоге история ее недолгого пребывания в российской сборной внезапно стала хитом. А поведала Полина там совершенно невероятные вещи. Например, как ее травили в команде, как сервисмены отказывались готовить лыжи, а некие люди в руководстве прямо угрожали. Поэтому Ермошина отказалась от честно завоеванного права выступить на Олимпийских играх в Сочи и вскоре завершила карьеру.

Сейчас она готова честно ответить на многие актуальные вопросы:
— можно ли в лыжах выигрывать без допинга?
— какие «косяки» есть у Елены Вяльбе как у руководителя?
— как много есть и при этом худеть?
— как поступить в американский университет, и стоит ли это усилий?

У нас смеялись над норвежцами, которые возили за собой грузовик с едой и водой

— Полина, у вас интересная биография, которую немногие знают. Вы круто выступали в юношеском возрасте. А потом вдруг, вместо того чтобы идти в юниорскую сборную и дальше во взрослую, уехали учиться в США. Это зачем?

— Мне не то, чтобы нравилось в юниорской сборной. И я стала искать в интернете, какие есть еще варианты. Заполнила на удачу кучу анкет разных университетов, и как ни странно, спустя какое-то время мне стали приходить ответы. Дело в том, что уровень моих лыж на тот момент для США оказался очень высоким. А вот с английским были проблемы, ведь я с 8-го класса мало ходила в школу и занималась уже постольку-поскольку. Переписку с университетами переводила через Google. Уровень математики на экзамене был супер-базовый, примерно на уровне нашего 6-7 класса. На TOEFL (международный экзамен по английскому языку) я первый раз недобрала два балла, а во второй раз — перепутала и пропустила дату экзамена. Но университет пошел мне навстречу и разрешил сдать его через два месяца.

— Как выбирали университет?

— Я вообще не думала об уровне образования или престиже. Ничего в этом не понимала. Ну, предпринимательство — так предпринимательство, мне было все равно. Смотрела только на карту и искала места, где есть снег. Нью-Мексико вроде бы на юге, но тренер говорил, что снег там есть. Мы работали на высоте 2500-2800 м, что очень много.

— Как совместить учебу, да еще и на чужом языке, с тренировками?

— В начале года ты сам выбираешь предметы и свое расписание. Всегда есть помощники, которые подсказывают, и в том числе помогают совместить учебу с графиком тренировок. Летом там тренироваться было почти невозможно, потому что уже в 4 утра температура достигала 30 градусов, а днем — доходило и до 50. В остальное время года порой начинали работу в 6 утра, чтобы успеть сделать нужный объем до начала лекций.

— После завершения учебы вы вернулись в Россию, но здесь результаты резко упали, и вы вскоре уехали тренироваться в Германию с немецкой сборной. Как это было?

— У меня начался переходный возраст, гормональные сбои, а специалистов, чтобы следить за этим, у нас на тот момент не было. Подход стандартный: иди и тренируйся, ничего страшного. Я думаю, у моего первого тренера не хватило знаний, чтобы меня вытянуть.

— Кто оплачивал ваши тренировки в Германии?

— Жить в Германии гораздо дешевле, чем в Москве. Тысячи евро в месяц спокойно хватит, чтобы платить за аренду, бензин и нормально питаться. Не забывайте, что речь идет не о большом городе, а о Рупольдинге, который по сути деревня. Тренеры брать с меня деньги отказались. Хотя я не представляю, чтобы кто-то из немецких лыжников приехал к нам, и его согласились бесплатно включить в какую-то команду. Но там другой социальный уровень, другой подход. Гоняться за лишними 500 евро они не будут.

— Чем подход к тренировкам в Германии отличается от российского?

— Вниманием к деталям, из которых и складывается результат. Я помню, как у нас в России смеялись над норвежцами, которые возили с собой на этапы Кубка мира целый грузовик воды и еды. А на самом деле, если у тебя желудок привык к определенным продуктам, что смешного, если ты возишь их с собой? Или например, если шел дождь, мы переодевались по три раза за тренировку, чтобы не быть мокрыми и не простыть.

— Расскажите поподробней про питание. Например, у российских биатлонисток идеи тренера Вольфганга Пихлера из того самого Рупольдинга понимания не нашли.

- Я приехала туда с весом 63 кг при росте 166 см. Была, наверное, вдвое больше, чем сейчас. Первые 4-5 кг я скинула буквально за пару месяцев, при этом ни в чем себя не ограничивая. Наоборот, меня буквально заставляли есть, в том числе и тортики. Тренер садился со мной за стол и следил, чтобы я ничего не оставила на тарелке. Но качество этой еды было настолько высоким, что она вся сжигалась в процессе тренировок. Уже на будущий год я весила 51 кг и меня, наоборот, не допустили к тренировкам, пока я не добрала еще пару килограммов. Это правильно: если тренироваться с низким весом, это может быть опасно для организма.

Могла поменять гражданство на любую Эфиопию и съездить на Олимпиаду

— После Германии вы приехали в Москву, сходу выиграли «Красногорскую лыжню» и отобрались на «Тур де Ски», а потом и на Олимпийские игры в Сочи. Непонятно только, почему вас так негативно восприняли в команде? Кому вы перешли дорогу?

— Честно, не знаю. Возможно, дело и в моем поведении тоже. Например, у немцев принято, что когда ты заходишь в столовую, нельзя занимать новый столик, если еще есть незанятые места за предыдущим. Так они поднимают командный дух. А у нас я долго не могла понять, почему все так не любят, когда я к ним подсаживаюсь? Оказывается, наоборот, все сидят каждая на своем месте и чужого занимать нельзя. Есть много таких моментов, и как ты ни стараешься абстрагироваться, все равно это вылезает со всех сторон.

— Что за история, когда сервисмены не стали вам готовить лыжи?

— Это было в Валь-ди-Фиемме. Я зашла, чтобы взять лыжи на разминку, меня раз пять отсылали по разным местам, и в итоге я обнаружила, что все мои пары просто залиты парафином. То есть выступать на таких лыжах нельзя. Я спросила, что такое — в ответ тишина. Кто-то ушел, кто-то просто отвернулся. Ну, что делать? Позвонила представителю фирмы, он сначала недоумевал, потом нашел мне несколько пар. Лыжи на старт я взяла у француженки.

— Почему вы по факту добровольно отказались от Олимпийских игр в Сочи? И что за история, что в случае поездки туда угрожали даже вашим родным?

— Наверное, потому что для меня участие в Олимпиаде никогда не было самоцелью. Если туда ехать, то хотя бы бороться за места в топ-10. А это значит забыть вообще про все и жить только лыжами. Я к этому не была готова и никогда не хотела, чтобы кроме лыж, у меня вообще ничего не было. Если б я прям хотела на Игры, я бы поехала. В конце концов, можно поменять гражданство на любую Эфиопию и съездить туда.

— Почему вы, кстати, после Сочи не рассматривали варианта со сменой гражданства, раз уж в российской команде вас так невзлюбили?

— Рассматривала, конечно, но там было много сложностей. Как минимум, пришлось бы отсидеть два года карантина. Я хотела тренироваться именно с немецкой командой, а если принимать гражданство Германии, на весь процесс оформления документов ушло бы 4-5 лет. Это слишком много для спорта.

— Как вы относитесь к деятельности Елены Вяльбе как президента федерации?

— Мне кажется, кого ни поставь на этот пост, все равно будут вопросы. Если судить по медалям, то вроде бы все хорошо. Но изнутри понимая, как все работает, я уверена, что всю эту систему можно улучшить. Наши лыжники умеют терпеть, как вообще никто в мире! И медалей у них может быть еще больше. Где-то оптимизировать, где-то убрать личные отношения... Самое нелогичное, что у нас сейчас есть — это система отбора. Когда люди готовятся только к отбору, чтобы зацепиться в команде, а дальше — уже неважно что будет...

Принять ЭПО — это как смертный приговор себе подписать

— В российских лыжах вам когда-либо предлагали допинг?

— «Держи, вот тебе ЭПО» — нет, такого не было.

— Почему вы тогда сказали, что в 50 процентах случаев спортсмен даже не знает, что принимает допинг?

— Потому что невозможно полностью узнать состав всех энергетических напитков, спортпита и прочего, что употребляет спортсмен. Или как с кофеином: он то есть в Запрещенном списке, то нет, и каждый год это меняется. Уследить за этим одному спортсмену ну очень тяжело. А ведь ответственность в конечном счете несет именно он.

— Хорошо, оставим в стороне биодобавки и поговорим о «тяжелом» допинге: ЭПО, гормон роста и прочее. Возможно в лыжах побеждать без этого?

— Конечно. Если честно, я даже не понимаю, как современный человек может согласиться на прием ЭПО. Ребят, ну вы посмотрите что-то, почитайте, подумайте, что происходит с вашим организмом. Это же как смертный приговор себе подписать. Это же твой организм, тебе с ним жить, а урон ему такие препараты наносят колоссальный. Я уверена, что в природе есть куча натуральных компонентов, которые тоже будут давать результат, но они точно не будут находиться в списке ВАДА.

— Правда, что на юношеских и юниорских первенствах России в раздевалках валяются шприцы?

— Я это видела, да. Жуть. Для меня загадка, как тренеры вообще на такое идут. Они же несут ответственность за несовершеннолетних...

— Как может «чистый» спортсмен соревноваться с теми, кто использует эти шприцы?

— Я же не знаю, что они там кололи. Может, это вовсе не ЭПО, а какой-нибудь витамин С. Я люблю такой пример: если вы едете за рулем, вы же не думаете, что кто-то другой превышает скорость. Ну, совершает кто-то нарушение, и что? Ты же все равно думаешь только о себе и о вещах, которые зависят непосредственно от тебя.

— Сейчас лыжные гонки стали чище, чем десять лет назад?

— Думаю, да. Хотя бы убрали жесткач с ЭПО и гормоном роста. Хотя недавно вот поймали австрийцев. Но я честно этого не понимаю.

— Сейчас вы тренируете спортсменов-любителей. Поэтому не могу не задать самый актуальный вопрос дня: можно ли бегать в маске?

— Конечно, можно, ничего в этом страшного нет! Единственное, я бы лучше бегала не в маске, а в бафе (специальный лыжный шарф — Прим. «СЭ»). Это с эстетической точки зрения приятней, плюс есть возможность его перекручивать каждые минут 30, а после тренировки постирать. Чем это мешает? Да ничем, бегайте на здоровье!

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

75
Предыдущая статья