14:30 19 декабря 2014 | Лыжные гонки

Алексей Петухов: "Устал от неопределенности"

Алексей ПЕТУХОВ. Фото REUTERS
Алексей ПЕТУХОВ. Фото REUTERS

По итогам трех этапов Кубка мира 31-летней спринтер стал лучшим в составе российской команды и одним из немногих, кто был в состоянии конкурировать с норвежцами. В активе Алексея Петухова – три финала подряд, один из которых оказался серебряным. В эти выходные он должен выступить на четвертом этапе, который также пройдет в швейцарском Давосе.

– Долго отходил от предыдущей гонки, – признался Петухов. – Дело в том, что следующий старт у нас будет на этом же круге, поэтому я визуализировал прошедшую гонку, анализировал свое прохождение, смотрел запись забегов. Да и обида за последний финал осталась. Вроде бы все делал правильно, но в последний момент мне помешал швед. А ведь Эмиль Йонссон накануне, наоборот, призывал всех объединить усилия, чтобы противостоять норвежцам…

– Сколько у вас обычно длится переосмысление гонки?

– По-разному. После победы наступает кайф, эйфория, а когда занимаешь четвертое место, да еще понимая, что мог победить, начинаются переживания. Обычно все усиливается ближе ко сну. Потом день-два ходишь в подвешенном состоянии, анализируешь ошибки.

– Какие выводы сделаны по итогам спринта в Давосе?

– На момент гонки мне казалось, что моя тактика правильная. Быстрый старт не получился, и я решил выжидать. Может быть, стоило сделать несколько рывков, чтобы сразу достать одного-двух. Но не факт, что тогда я бы смог также резво включиться на втором круге. Тем более, Крог взял такой темп, что отрыв уже после первого круга был очень большим.

– В тот момент верили, что достать лидеров еще реально?

– Да, силы были. А когда начал догонять, почувствовал, что реально и выиграть. На повороте оттеснил Брандсдала и уже представлял, как буду обходить шведа и Крога. Халфварссон держался за норвежцем и когда появился коридор, я стал уходить вправо. Вот только нужно было действовать резче... Швед успел сделать шаг, чтобы не пустить меня, потом еще один, и при этом его скорость угасала. А потом у него и вовсе проскользнула палка и мы практически остановились. Уйти влево я не мог. Там уже был Брандсдал. А пока мы "стояли", проехал и Глорсен. Только после этого я перестроился и обошел шведа.

– Даже в тот момент вы не сдались.

– Шансы на подиум были. Я сосредоточился на Глорсене, из-за чего ошибся в повороте. Там была скользкая ледяная поверхность и снежный бугор. Норвежец вошел идеально, а меня вслед за Брандсдалом "выкинуло" на большой радиус. Оказавшись за двумя скандинавами, стал перестраиваться, но финиш был коротким, а моя траектория проигрышной.

– В этом году вы активно играете с тактикой. Нередко выигрываете забеги в стиле Борзаковского. О чем это говорит?

– Я участвовал во всех трех этапах сезона, стабильно доходил до финалов – отсюда и уверенность. Для меня главное – стартовать. Только так можно поймать свою волну. В спокойном старте есть свои плюсы – экономишь силы на рывок в решающий момент. Только вот в этой игре важно занять правильную позицию. Просто так тебя никто не пропустит. Сколько бы сил ни осталось, если выбираешься с шестого места, кто-то может тебя "закрыть". Именно так случилось со мной в Давосе. Самый оптимальный вариант, пожалуй, держаться в середине и контролировать ситуацию, или сразу же выходить в лидеры.

– То есть, на следующем этапе, который пройдет там же, в Давосе, с шестых позиций выбираться уже не будете?

– В финале, если дойду до него – точно. Постараюсь сконцентрироваться на старте, чтобы снова его не отдать. А если получится сразу выйти вперед – буду только рад.

– Раньше именно эта тактика была вашей любимой и едва ли не единственной.

– Да, вкладывался, не боялся. Было мало опыта, поэтому бегал только так.

– Сейчас у вашего коллеги по сборной России Сергея Устюгова такая же история.

– После третьего этапа я даже подошел к его тренеру Изабель Кнауте и поделился своими наблюдениями. Сколько мы с Сергеем бежали, он постоянно бешено выкладывается в четвертьфинале и полуфинале, побеждает там с отрывом, а вот финал получается не таким ярким. У него все идет по угасающей. А вот спортсмены, которые постоянно на подиуме, наоборот, осторожно расходуют свои силы на начальных этапах.

– Вашему второму месту в коньковом спринте никто не удивился, а вот пятое в классике в Руке для многих оказалось сюрпризом. С каких пор стали универсалом?

– Я седьмой год готовлюсь у Юрия Каминского, поэтому классика на меня не с неба упала. Проделанная работа стала давать свои плоды. Почувствовал, что получается уже на вкатке в Якутии. Да и в Финляндии, на отборочном старте в Руке, стал третьим. При этом уже тогда мог побороться за более высокое место.

– Что помешало?

– Саша Панжинский, который ехал чуть впереди, постоянно перестраивался в ту же лыжню, что и я. В эти моменты лидеры уезжали. Потом он извинился, сказал, что не видел, но это уже другой вопрос. В любом случае, главная цель – попадание на этап Кубка мира в Руке – была выполнена. А уже там мне впервые в карьере (не считая мини-этапов) удалось дойти до финала в классическом спринте. Доказал прежде всего себе, что могу бегать на достаточно высоком уровне в классике.

– То есть, то, что спринт на чемпионате мира в Фалуне будет классическим, вас не пугает?

– Нет. Но понимаю, что я не стопроцентный классист, и рассчитывать на победу будет сложно. Хотя шанс есть всегда. Постараюсь отобраться и сделаю все возможное, если мне представится шанс. У нас есть явный лидер классики – Никита Крюков. Остальные в этом сезоне пока ничем себя не проявили. Так почему бы мне не побороться за место? Просто так его никому не уступлю! Хотя моя основная гонка в этом сезоне – коньковый командный спринт.

– Правильно понимаю, что место на чемпионате мира в нем вам гарантированно?

– Судя по очкам, я нахожусь достаточно высоко по сравнению с другими ребятами. Но как их будут считать тренеры, пока неизвестно. Поэтому чувствовать себя абсолютно спокойно не могу. Состав на командный спринт будет формироваться по итогам январского старта в Отепя.

– С кем вам было бы комфортнее бежать его?

– Это не столь принципиально. Главное чтобы напарник был достойный. Но если выбирать, то хотелось бы, видеть кого-то из нашей группы. Как-никак тандем Петухов-Крюков был победным. Поэтому желаю Никите успехов в предстоящем старте. Можно было бы рассчитывать на Устюгова, но сейчас такая ситуация, что он даже на этапе в Давосе он может не выступить. Елена Вяльбе изначально говорила, что худший из россиян на этапе Кубка мира, на следующем старте будет уступать место другому. Сергей в минувшие выходные стал последним среди нашей команды. Сейчас из-за болезни некоторых ребят ситуация запуталась, но если Устюгов не побежит, его шансом останется удачное выступление на "Красногорской лыжне" и последующий успех в Отепя.

– Изначально на мини-тур в Лиллехаммер должен был ехать Крюков. Вам удалось отстоять свое место за счет успешного выступления в Руке? Или это вопрос решался иначе?

– Это длинная история... Еще в сентябре я поинтересовался у тренера, кто будет участвовать на старте Кубка мира. В ответ услышал, что в Финляндии без отбора побегут Крюков, Устюгов и я, а "конек" в Лиллехаммере – Крюков. Тут же переспросил про Норвегию. Я ведь выиграл у Никиты практически все коньковые старты прошлого года! Юрий Михайлович сказал, что решает не он, но если я буду хорошо выглядеть и обыгрывать Крюкова, то в Лиллехаммере поставят меня. Успокоился. А на первых контрольных стартах в Якутии проиграл Никите коньковый спринт. На тот момент у меня были проблемы со спиной, и выложиться по полной я не мог. Уже тогда начала закрадываться мысль, что проигрывать там было нельзя. В то же время, благодаря специалистам Вадиму Азбелю и Сергею Чечилю проблемы со спиной начали отступать, и мои кондиции стали улучшаться. Готовился к контрольной тренировке, надеялся там проявить себя. А в Финляндии нам объявили: бежать будете классикой. Я недоумевал! Где мне было проявить себя, чтобы отобраться на коньковый спринт в Лиллехаммер?

– Что было дальше?

– Выиграл контрольную тренировку, которую мы бежали с группой Перевозчикова. После финиша перевел все в шутку, мол, теперь-то точно надо ставить... Но тренер сказал, что ничего не изменилось. Немного попереживал, а потом подумал: почему бы не "выстрелить" в Руке?

– И стали лучшим из россиян.

– После этого пошел к Вяльбе. Она удивилась, что я не еду в Лиллехаммер и пообещала поговорить с Каминским. В этот же вечер узнаю, что мне поменяли билет, и я лечу в Норвегию. Уточнил, едем ли мы втроем. Оказалось, Никита не едет. Странная ситуация. С одной стороны, радовался, что удалось отстоять свое место, но с другой – подвинул товарища по команде, который также планировал бежать на втором этапе. У меня были двоякие ощущения. Но в целом для меня все закончилось хорошо. Хотя если бы сидел на попе ровно, ничего бы не изменилось. Пять раз я слышал "нет", и только на шестой – "да".

– С Каминским после этого общались?

– В тот же вечер. Он улыбнулся и сказал, что теперь мне нужно хорошо выступить в Лиллехаммере, после чего можно искать компаньона на командный спринт. То есть, я доказал все результатом, и тренер отнесся к этому адекватно.

– Отстаивать свои права до последнего вас научил тот сложный период в юниорском возрасте, когда после отчисления из сборной вы в течение нескольких лет тренировались в одиночку и пытались вернуться в команду?

– В спортивной злости есть свои плюсы, но готовиться спокойно и целенаправленно – это более продуктивный вариант. Может быть, если бы не эта нервотрепка, начало сезона у меня получилось бы еще лучше. Мотивацию можно искать не только в желании обосновать свое место в команде. У меня и без того есть настрой на любую гонку. В конце концов, можно разозлиться на норвежцев. Мне же постоянно приходится что-то доказывать. Контрольная тренировка была перед ЧМ-2013, еще раньше приходилось отстаивать свои позиции на ЧР в Сочи, а на предолимпийской неделе мне поставили условие: попасть в финал этапа Кубка мира, но при этом быть выше Коли Морилова. Я выполнил все эти критерии. А за пять дней до старта чемпионата мира сказали, что нужно бежать контрольный старт с Николаем… Когда нет определенности, а вместо нее появляются все новые условия, любой человек занервничает. Я устал от этого.

Материалы других СМИ
Загрузка...