18:16 26 сентября 2014 | Лыжные гонки

Сергей Устюгов:
"Вылегжанин универсальнее, чем Нортуг"

Февраль 2014 года. Красная Поляна. Сергей УСТЮГОВ на олимпийской трассе. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Февраль 2014 года. Красная Поляна. Сергей УСТЮГОВ на олимпийской трассе. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

22-летний лыжник из Междуреченска мог стать героем сочинской Олимпиады. Он был одним из фаворитов спринтерского финала, в котором стал жертвой завала с участием двух соперников и занял лишь пятое место. С этого сезона Устюгов кардинально поменял систему подготовки – перешел от тренера Олега Перевозчикова в группу Рето Бургмайстеру и Изабель Кнауте. Сейчас он вместе с Глебом Ретивых, Станиславом Волженцевым, Евгением Беловым и Александром Легковым находится на сборе в Оберхофе.

– В новой группе меня все устраивает, – начал Устюгов. – Уже узнал много нового и интересного. Подготовка сильно отличается от того, что было в прошлом году, даже на лыжероллерах другая работа. Хотя я общался с ребятами, которые занимаются в группе у Олега Перевозчикова, и они говорят, что у него в этом году тоже все совсем по-другому.

– Александр Легков говорил, что только в группе Бургмайстера он стал профессионалом. Понимаете, что имел в виду олимпийский чемпион?

– Кажется, да. Ощущается какое-то особенное отношение к результату. Для этого создаются все условия.

– Когда впервые узнали о возможности поработать в группе Бургмайстера?

– Такие мысли были еще до Олимпиады. А после окончания прошлого сезона начал узнавать о такой возможности. Позвонил президенту ФЛГР Елене Вяльбе. Она ответила, что нужно все обдумать и лично обсудить. Я прямо с отдыха рванул на сбор в Австрию, где мы все обговорили – и она дала добро.

– Какую роль на переход в эту группу сыграло то, что там тренируется Легков?

– Значительную. Работая рядом с ним, можно многому научиться. В тоже время я понимал, что лидер группы Перевозчикова Максим Вылегжанин большую часть подготовки проведет дома. А я молодой – мне нужно все время за кем-то тянуться.

– От Перевозчикова ушли бы в любом случае?

– Если бы Вяльбе не разрешила перейти в группу Легкова – я бы остался.

– Как Перевозчиков воспринял ваше желание сменить тренера?

– Мне посоветовали раньше времени никому не объявлять о своих намерениях. В итоге все затянулось, и когда группа Перевозчикова отправилась на первый сбор, а я не поехал, что-то еще объяснять было бы странно. После моего перехода мы виделись с Перевозчиковым, нормально общались, но на тему перехода не разговаривали.

– Период, когда находились в подвешенном состоянии, дался тяжело?

– Я бы не сказал. Понимал, что начинается новый олимпийский цикл, и осознанно пошел на риск.

– Получается, что вы практически каждый год меняете тренера…

– Так и есть (улыбается). Каждый из трех последних сезонов я начинаю под руководством разных специалистов. Пока прогресс идет. Посмотрим, что будет на сей раз.

– То есть вы не уверены, что остались в группе Легкова на четыре года?

– Нужно сначала все сравнить, посмотреть насколько мне походит именно эта подготовка.

– Почему в этом году вы решили переехать из родного Междуреченска в Ханты-Мансийск?

– Междуреченск находится очень далеко, приходилось много времени проводить в дороге. Когда два дня тратишь на то, чтобы добраться до места сборов, это очень выматывает. Ханты-Мансийск в этом плане гораздо удобнее. Плюс там есть лыжероллерная трасса, да и вообще хорошие условия для тренировок.

– Где там живете?

– За успехи на юниорских чемпионатах мира дали квартиру. Домой заезжал лишь раз, да и то на день.

– Вы – единственный человек в группе Бургмайстера, который хорошо бегает спринт. В этой связи ваша подготовка как-то корректируется?

– Это в прошлом году некоторые мои тренировки были посвящены исключительно спринту. Теперь мы все делаем одинаковую работу.

– По-вашему, это правильно?

– Абсолютно! Почему в юниорском возрасте я бегал все дисциплины, а когда перешел в молодежку, многие решили, что я могу хорошо выступать только в спринте?

– На ваши слова повлияло то, что в Сочи вы сделали ставку на один спринт – и она не оправдалась?

– Я всегда считал себя способным бегать разные дисциплины. А в начале прошлого лета мне сказали, что нужно готовиться только к спринту, поскольку ничего другого в Сочи мне не светит. Мы с Перевозчиковым очень долго спорили на эту тему…

– И к чему пришли?

– Я сказал, что не буду готовиться только к спринту. В этом случае логичнее было бы просто уйти в спринтерскую группу к Юрию Каминскому. В итоге Перевозчиков пошел на компромисс. Я делал работу и с дистанционщиками, и со спринтерами. По итогам контрольной тренировки я отобрался на первый этап Кубка мира в Куусамо. Финский мини-тур для первого раза отбежал неплохо. В спринте стал седьмым, в классике – 32-м. По сумме получилось пятое место с отставанием от победителя Мартина Сундбю в 4,5 секунды. После этого бежали эстафету в Лиллехаммере, в которой у меня ничего не получилось.

– Что потом?

– Начал готовиться к спринту в Давосе. Там и отобрался на Олимпиаду. С тех пор начал целенаправленно готовиться к спринтерской гонке в Сочи. По ходу выиграл в Нове-Место свой первый этап Кубка мира.

– Думали, какие дистанции еще могли бы успешно сбегать в Сочи?

– Нет. Но у меня оставалось столько энергии, что сначала я с удовольствием выступил на чемпионате России в Тюмени, потом неплохо пробежал "полтинник" в Ханты-Мансийске.

– Как Бургмайстер и Кнауте отнеслись к вашему рвению бегать не только спринт?

– Положительно. Я сразу им это обозначил, и они согласились.

– Кто лучший универсал последних лет? Петтер Нортуг?

– Да бросьте! Макс Вылегжанин! Он только в Сочи выиграл три медали и еще раз в спорной ситуации остался четвертым. Только личный спринт не захватил. Вот кто действительно бежит хорошо все дистанции.

– Многому у него научились?

– Когда я бы первый год в молодежке, сразу подошел к нему и сказал: "Макс, давай помогай"!

– А он?

– Ответил, что я еще молодой, со временем всему научусь. А вот на второй год мы начали много общаться, вместе проводили тренировки, он объяснял некоторые вещи, что-то подсказывал. Да мне многие помогали! Коля Морилов, например, рассказывал, как лучше готовиться к тому же спринту.

– Сейчас вам подсказывает Легков?

– Да, в новой группе все немного по-другому, поэтому без этого никуда. И он с радостью готов помочь в любой ситуации.

– Ходят легенды о том, сколько он тренируется. Убедились?

– На самом деле, никто даже не представляет, сколько он работает. Я раньше и не задумывался, что люди так пашут. Только сейчас понял, сколько нужно уделять времени делу, если хочешь быть в нем лучшим.

– Предстоящий сезон ждете с нетерпением?

– Мне очень хочется зимы, хотя ребята советуют с этим не торопиться. Интересно посмотреть, что получится на снегу.

– В прошлом году вы впервые выиграли этап Кубка мира, но благодаря яркому выступлению в спринте на Олимпийских играх на вас сейчас смотрят, как на одну из надежд на предстоящий сезон. Осознаете это?

– Я осознаю, что на меня сейчас смотрят и воспринимают как спринтера. Мне это не нравится. Постараюсь в предстоящем сезоне показать, что я могу хорошо бегать все дистанции!

Материалы других СМИ
Загрузка...