26 декабря 2009, 10:00

Дмитрий Зеленин: "Где еще Олимпиаду <br /> могут выиграть отец с сыном?"

ПАРУС

Дмитрий Зеленин был не совсем типичным президентом спортивной федерации. Хотя бы потому, что из его уст очень органично звучат фразы про "консолидированное решение", "управленческий ресурс" и даже про "лоббизм через общность интересов".

47-летний Зеленин, губернатор Тверской области, состоявшийся бизнесмен и президент респектабельной "Ассоциации менеджеров", около года проработал на посту главы Всероссийской федерации парусного спорта и запомнился тем, что сумел выстроить в парусе, в этом отдельно взятом спортивном "регионе", эффективную структуру управления.

Но большего не успел. В конце ноября Зеленин подал в отставку, выполняя поручение президента страны, которое месяцем ранее было озвучено в Казани - крупные чиновники должны освободить посты президентов спортивных федераций и сосредоточиться на своих непосредственных функциях.

Однако в парусном спорте Зеленин остался - в качестве главы Наблюдательного совета федерации. И было бы странно, если бы мы начали интервью для "СЭ" с какой-то другой темы.

РОССИЙСКОМУ СПОРТУ НЕ ХВАТАЕТ УПРАВЛЕНЦЕВ

- Вы один из тех руководителей спортивных федераций, которые оставили свои посты после выступления Дмитрия Медведева. Что конкретно не устраивало президента страны в той модели управления, которая до недавних пор существовала в российском спорте?

- На самом деле впрямую поручение президента меня не касалось. Как выяснилось чуть позднее, речь шла о министрах, возглавлявших федерации. Если же говорить о мотивах, то их, как мне кажется, было два.

Во-первых, президент призвал к воспитанию управленцев-профессионалов в области спорта, которых у нас крайне мало. На память приходит разве что Сергей Кущенко, занимавшийся сначала баскетболом, потом "большим" ЦСКА, а теперь биатлоном. Ну и еще несколько фигур. У нас в стране многое происходит не по собственному разумению, люди ждут какого-то приказа сверху. Вот в Казани он, по сути, и прозвучал. Мысль президента проста и понятна: пусть спортом управляют спортивные менеджеры, а политики наблюдают за этим процессом, находясь с ними в контакте.

Теперь - во-вторых. Телевизионные камеры часто показывают наших чиновников на различных спортивных соревнованиях. Чаще всего это какие-нибудь зарубежные футбольные матчи. Лично я уверен, что эти люди ездят туда в свободное от работы время, но кому-то может показаться иначе. Понимаете, у нас еще не такие открытые органы власти, чтобы все видели, как организован рабочий процесс чиновников. Поэтому основная масса российских граждан видит этих людей прежде всего на подобных мероприятиях. Слова президента о том, что нужно заниматься своим делом, а не разъезжать по заграничным командировкам, почти наверняка берут исток именно отсюда.

- Вас поручение, как вы сказали, впрямую не касалось, но вы все равно ушли со своего поста.

- Да, посчитал это необходимым. Я по-прежнему возглавляю президиум федерации паруса, но уже не в качестве президента, а главы Наблюдательного совета, в который войдут политические фигуры. Во всяком случае, я на это надеюсь. Совет этот будет заседать не каждый день, но при этом станет этаким лоббистским органом федерации в цивилизованном смысле этого слова. Считаю правильным, что мы Наблюдательный совет отделили от Попечительского, так как последний в основном занимается спонсорскими делами.

Исполняющим обязанности президента ВФПС назначен Георгий Шайдуко, многолетний член сборной, призер Олимпийских игр в Атланте. На следующей отчетно-выборной конференции федерации, которая пройдет через год, состоятся перевыборы ее главы. Убежден, что мое мнение за это время не изменится и я по-прежнему буду поддерживать Георгия Ивановича, но этот год нужен для того, чтобы члены федерации еще раз могли все взвесить и сделать свой выбор.

- В последние годы прослеживалась четкая тенденция: видные политические деятели и крупные бизнесмены охотно шли в спорт, становились главами федераций. Наверное, нель-зя сказать, что Россия в этом смысле уникальная страна, но все равно это в общем-то не совсем типичная для Европы ситуация. Как себе это объясняете лично вы?

- Таковы этапы развития государства. И спорта. В советское время спорт был отдан на откуп функционерам, которые покрывали лишь часть работы. После смены политической модели государства и его экономической формации не все из этих функционеров сумели адаптироваться к новым условиям. А когда управленцев нет, кто должен в экстренной ситуации возглавить процесс? Конечно, лидеры.

"Давайте поднимать спорт!" - этот призыв открыто звучал на разных уровнях и позволил привлечь множество серьезных политических фигур, что на определенном этапе принесло свои дивиденды, нивелировало дрязги во многих федерациях. А дрязг этих было действительно много. Я работал в Федеральном агентстве по физической культуре и спорту и могу сказать, что не знаю почти ни одной федерации, внутри которой на рубеже 2000-х годов не происходило бы жесточайших скандалов.

- Из-за чего?

- Из-за конфликтов между функционерами, старыми и новыми. У всех были разные взгляды на методы управления федерациями. Кто прав, а кто нет - определиться было почти невозможно. Вход политических фигур в управление упростил ситуацию. В конце концов, если руководитель зарекомендовал себя вообще, то он способен принять какое-то консолидированное решение и в спортивном мире.

К слову, не все федерации пошли по пути приглашения политиков и бизнесменов.

- Но многие.

- Да. И все же некоторые федерации поступили иначе. Это не означает, что скандалы там закончились, но они теперь в меньшей степени видны, и слава богу. Теперь же президент страны вовремя подметил переходный момент, а может, и опередил его. Поставив задачу по вовлечению новых кадров в управление спортом.

ФУТБОЛ И ХОККЕЙ "УБИЛИ" СПОНСОРСТВО В СПОРТЕ

- В свое время вы были, исходя из современных реалий, заместителем министра спорта. Как себя чувствовали на этом посту?

- За те полтора года, что я работал заместителем руководителя агентства, невозможно было осуществить все задуманное. Поскольку я пришел туда из "Норильского никеля" уже будучи главой "Ассоциации менеджеров", то старался внедрить в агентстве структуру управления крупным предприятием. Но это оказалось невозможно сделать - во всяком случае, за столь короткий срок. У нас нехорошо с управленческими кадрами, поэтому долбежка в одно и то же место приносит результат только спустя несколько лет. Так у нас устроено.

- Зачем вам, одному из топ-менеджеров "Норильского никеля", понадобился опыт руководства спортом?

- В 2002-м я принял приглашение Вячеслава Фетисова, потому что в спорте я все-таки не случайный человек. В самом начале 90-х была такая компания - "Микродин", она владела долями во многих командах - баскетбольном "Динамо", хоккейном ЦСКА времен Виктора Тихонова, футбольном "Торпедо", когда оно было при ЗИЛе, одинцовской волейбольной "Искре", регбийных "Филях". Все эти клубы входили в пул, которому помогала "Микродин". А я, так или иначе, входил в правление команд. Мне еще не хватало опыта, и шишек я набил полную гору, но основы управления спортом довелось постигнуть именно тогда. Так что работа в агентстве стала для меня логичным продолжением карьеры спортивного управленца.

- Есть версия, что в 2003-м вы покинули агентство, потому что не сработались с Фетисовым.

- (Улыбается.) Да нет, почему? Сработались. Просто это был лишь этап в моей жизни. А на нынешнем этапе я - губернатор Тверской области.

- Можно ли управлять видом спорта, как, скажем, заводом? Другими словами, работают ли в спорте обычные бизнес-схемы?

- Сравнивать управление спортивной федерацией и заводом все-таки некорректно. Руководство федерацией, как мне кажется, по большей части политический вопрос. Там, на посту президента, чаще приходится убеждать, нежели отдавать команды.

Если уж сравнивать, то лучше брать не вид спорта, а профессиональные спортивные команды, потому что это бизнес в чистом виде. Там есть контракты, а значит, конкретные обязательства, есть жесткая подчиненность, то есть то, что почти полностью отсутствует на уровне федерации, а еще - большие деньги и работа с внешним миром через спонсорские контракты и меценатство. То, что объединяется понятием "лоббизм через общность интересов".

- Вы возглавили спортивную федерацию, которая существует на государственные средства. А готовы ли вкладывать в отечественный спорт собственные деньги?

- На самом деле бюджет парусной федерации комплектовался не только за счет государственных средств, но и тех, которые выделялись Попечительским советом. В принципе деньги в спорте не могут существовать просто так. Они должны носить либо спонсорский характер, с вполне понятными взаимными обязательствами, либо меценатский - тут речь о помощи ветеранам, инвалидам, молодежи и так далее.

- Судя по всему, вас не слишком привлекает нынешняя форма спонсорства, принятая в российском спорте?

- Так ведь у нас спонсорство фактически "убили" футбол и хоккей. Планка контрактов там поднята так высоко, что никакой спонсорский контракт ее не закрывает. Нужно опустить эту планку - раз в десять, и сразу же спонсорские контракты будут правильно структурированы. Размер спонсорской помощи должен определяться в конкретных пропорциях от рынка рекламы. А большие контракты мешают этому рынку нормально развиваться.

У любой баскетбольной или хоккейной команды в Северной Америке доля спонсорского бюджета составляет 70-80 процентов, все остальное - отчисления от продаж. А у нас это преимущественно та самая "общность интересов", о которой я уже говорил.

ПАРУС - ДЕШЕВЫЙ ВИД СПОРТА

- А почему вы, действующий губернатор, пришли в федерацию парусного спорта?

- В какой-то момент люди, работавшие в этой сфере, увидели: их усилия наполовину пропадают. Каждый работал в своем парусном классе, но не было какого-то объединяющего звена. Этим людям было ясно, что они могут дать спорту больше, но они не понимали, что конкретно им нужно делать. Вот и возникла идея приглашения человека со стороны, но в то же время не чуждого парусной общественности. Я подходил для этой роли.

Меня позвали не столько как политическую фигуру, но прежде всего как управленца. Никаких революций с моим приходом не произошло - кадры-то в общей массе остались прежними, просто была обновлена программа действий и добавлен политический и управленческий ресурс.

- Нужно признать, что Россия далеко не самая "парусная" страна. Вот и олимпийских медалей у нас не было с Атланты-1996...

- Во-первых, в Пекине могла быть медаль. Не получилось. Во-вторых, воды в стране хватает. Калининград, Санкт-Петербург, Краснодар, Сочи, Владивосток, Байкал, Волга в ее разливе. Да, сборной России, которая участвует в Олимпийских играх, безусловно, важно тренироваться в океанской воде, но это элита, небольшой костяк спортсменов. В остальном же для паруса больше и не надо.

Другое дело, что в России масса разных регламентных ограничений, которые вот уже на протяжении нескольких десятилетий тормозят развитие этого вида спорта. Так, мы восстановили не существовавший с 1991 года реестр парусных судов, благодаря чему наконец-то получили представление о нашем спортивном флоте. А получив его, стали активно сотрудничать с Минтрансом - для того чтобы вывести весь олимпийский флот из-под государственной регистрации. Теперь все олимпийские яхты, не превышающие 9 метров в длину и не имеющие мотора, регистрировать не нужно. Уже одно это шаг вперед.

Впрочем, самый главный вопрос, который мне хотелось решить в отношении парусного спорта, - привлечение молодежи. Нужно, чтобы в каждом регионе - а вода есть во всех без исключения регионах страны - функционировали парусные школы. Недавно мы подписали спонсорское соглашение с "Совкомфлотом" на финансирование детско-юношеского спорта. Уверен, рано или поздно это даст свои плоды.

Правда, для этого надо переломить устойчивое представление: мол, парусный спорт - дорогой. Ничего подобного! Это дешевый вид, если мы, конечно, говорим о юношеском спорте. Профессиональный парус - Volvo Ocean Race, Кубок "Америки", те же "транспаки", где хорошо выступает "Синергия", - это все сродни профессиональным футбольным клубам, этакая суперлига. Это не то, чем должно заниматься государство.

Знаете ли вы, что 98 процентов спортивных школ у нас сейчас для детей бесплатны? При этом "Оптимист" (детский класс яхт. - Прим. С.Б.) стоит 60 тысяч рублей. А на одном "Оптимисте" способны серьезно работать три человека. А бывает, что и все десять.

Наконец, третий момент. Парус - один из очень немногих видов спорта, где Олимпийские игры могут выиграть отец с сыном. Это по-настоящему семейный вид, с помощью которого осуществляется преемственность поколений. Так и возникает культура парусного спорта.

- В заключение - вопрос из другой области. Капитан хоккейной сборной России Илья Ковальчук - ваш, тверской парень. Как часто вы общаетесь с ним? Может, посещаете матчи Ильи в НХЛ?

- (Улыбается.) Вы забыли, с чего мы начали наш разговор? Про чиновников, которые посещают спортивные мероприятия за рубежом. Не так давно я летал подписывать соглашение между Тверской областью и канадской провинцией Альберта по животноводству. Так вот, пробыл в Канаде два часа - прилетел, провел переговоры, подписал договор и улетел.

Поэтому ответить на ваш вопрос просто: нет, я не посещаю в Америке хоккейные матчи. Даже матчи Ковальчука. Потому что у меня нет на это времени.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости
Загрузка...