Она не могла больше страдать и выбрала смерть. Трагическая история паралимпийской чемпионки

24 октября 2019, 18:15
Марике Фервоорт. Фото https://www.instagram.com/wielemie.marieke.vervoort/
Почему победительница Паралимпиады-2012 бельгийка Марике Фервоорт настояла на собственной эвтаназии.

У Марике Фервоорт мальчишеская стрижка ежиком и тонкие, изящные черты лица. Если отбросить инвалидное кресло, она похожа на рок-певицу или какого-нибудь креативного дизайнера. Правда, в прошедшем времени — была похожа. Несколько дней назад Марике не стало в результате эвтаназии. Ей было 40 лет.

Марике Фервоорт была настоящей, наравне с футболистами, звездой в своей стране. Ее узнавали на улицах, о ней снимали телевизионные фильмы и делали интервью самые крутые каналы. Ее достижения в спорте довольно заметные: Фервоорт — паралимпийская чемпионка Лондона-2012, а также обладательница серебра и бронзы в Рио-2016. Но дело, конечно, было не только в медалях.

Фервоорт всегда открыто говорила о том, что выбрала эвтаназию. Вопрос был только в сроке, когда она сочтет себя готовой уйти из жизни. После Рио-2016 она сказала, что медаль была ее «последним желанием». После этого местные СМИ ошибочно посчитали, что Марике уже решилась.

Она прожила после этого еще три года. И ушла мирно, в кругу семьи, как всегда хотела.

Где легализована эвтаназия

Бельгийка не родилась инвалидом — и это, возможно, добавило трагизма ее ситуации. Смириться со своим положением, когда позади здоровое спортивное детство, невыносимо. В коляске Фервоорт оказалась в 14 лет, когда у нее диагностировали тяжелое наследственное заболевание — прогрессирующую тетраплегию. Из-за порока развития шейных позвонков, постепенно парализованы оказались сначала ноги, а затем и руки.

Марике не сдавалась: пока могла передвигаться, занималась триатлоном, затем баскетболом на колясках. Потом выбрала легкую атлетику и добилась в колясочном спринте больших успехов. При этом еще в 2008-м, то есть в возрасте 29 лет, она подписала бумаги о том, что хочет уйти из жизни путем эвтаназии.

Эта процедура легализована пока всего в двух странах — в Бельгии и соседних Нидерландах. При условии согласия пациента и с одобрения консилиума из трех независимых врачей, эвтаназия проводится тяжелым неизлечимым больным. У Марике был именно такой случай.

— Если бы не эвтаназия, я бы думала о том, чтобы покончить жизнь самоубийством, — говорила она. — Я была в глубокой депрессии, пока не узнала, что возможно сделать свой выбор. Я очень надеюсь, что все понимают: эвтаназия — это не убийство. Наоборот, право на эвтаназию позволяет людям жить дольше. Потому что мы понимаем, что наша жизнь — в наших собственных руках.

Хочу, чтобы моя смерть была красивой

Страшнее всего для Фервоорт было зависимое положение. Она не хотела становиться обузой для своих родных и друзей. Поэтому и зарабатывала, пока могла, занятиями спортом. А жила в собственном доме отдельно от родителей.

Ее лучшим другом и единственным помощником там была собака-лабрадор по кличке Дзенн. «С ней у меня появляется настоящий дзен», — шутила Фервоорт. Когда у хозяйки был эпилептический приступ, Дзенн ложилась ей на живот, чтобы облегчить боль. Когда Марике не могла встать с постели, собака приносила ей еду и питье. Когда бельгийка стала терять зрение, Дзенн превратилась и в поводыря тоже.

Фервоорт была удивительно изобретательна. Когда в последние годы руки отказали ей и с любимой легкой атлетикой пришлось попрощаться, она нашла новое увлечение. Полеты в аэродинамической трубе позволили ее телу спустя много лет почувствовать свободу. Там она была такой же, как в своем детстве — легкой, быстрой и сильной.

Марике мечтала прыгнуть с тарзанкой с моста. Ездила по всей стране с мотивационными речами и мастер-классами. Занималась физиотерапией, правильно питалась и держала свое тело в форме, насколько это было возможно.

Странное поведение для человека, который готов со дня на день умереть, правда?

— Я стараюсь брать все от каждого дня своей жизни, — говорила Фервоорт. — Но когда плохих дней станет сильно больше, чем хороших, я готова. Я не хочу умереть в боли, не хочу, чтобы мои близкие видели меня такой. Я хочу, чтобы моя смерть была красивой.

Стаю белых бабочек выпустили из красной коробки...

Марике жила в благополучной с точки зрения медицины Бельгии. Она своевременно получала необходимую дозу обезболивающих, включая морфин, лежала в комфортной одноместной палате, куда без ограничений пускали не только родственников, но даже ее любимую Дзенн. Внешне все выглядело вполне благополучно, насколько это в принципе возможно при смертельном заболевании. Тем не менее, со временем жизнь Фервоорт стала невыносимой.

Еще три с лишним года назад на Олимпийских играх в Рио она говорила, что боли не отпускают ее практически ни на минуту. Даже под действием лекарств ей порой не удавалось заснуть больше, чем на десять минут в сутки. Под конец она почти полностью потеряла зрение и способность двигаться. Марике была парализована до шеи и страдала от мучительных приступов эпилепсии. Порой от интенсивной боли и судорог она теряла сознание.

— Это слишком для меня, я не хочу больше страдать, — говорила Фервоорт еще два года назад, в 2017-м. — Мои близкие мучаются вместе со мной. Это тяжело, я очень много плачу и нахожусь в депрессии.

Марике все продумала до мелочей. Она написала прощальные письма родителям, друзьям, родственникам и даже собаке. Попросила развеять свой прах в море рядом с островом Лансарот, где любила встречать Рождество. В печальный день стаю белых бабочек выпустили из красной коробки.

— Сейчас я совсем иначе отношусь к смерти, чем даже несколько лет назад, — говорила Марике незадолго до эвтаназии. — Я думаю, что смерть — это что-то вроде операции. С тобой делают что-то, а потом ты засыпаешь и уже не просыпаешься. Все мирно и спокойно. Я знаю, что многие будут плакать из-за меня, но я хочу, чтобы люди также порадовались за ту жизнь, которая у меня была, и за то, что теперь я не страдаю.

Все вроде бы красиво и легко, но посмотрите это видео.

Здесь Марике говорит о том, каково будет ее близким переживать ее смерть. И каково будет ей сознательно и навсегда попрощаться с теми, кого любит. Эвтаназия — отнюдь не красивая сказка со счастливым концом. В любом случае, даже когда позади десятилетия сплошной боли и страданий, смерть — это трагедия.

Фервоорт было тяжело вдвойне, ведь у нее, в отличие от миллионов людей в похожей ситуации по всему миру, было право решать свою судьбу самой. Ее выбор точно был осознанным, ведь даже в интервью она говорила о нем в течение последних трех лет, а сколько лет до этого еще взвешивала все не для публики?

Давайте будем помнить Марике за мужество и стойкость. В этой хрупкой парализованной девушке было столько силы...

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
12
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир