Отчеты и новые деньги. Что МПК требует от России?

Владимир Лукин. Фото AFP Российские паралимпийцы. Фото Дарья Исаева, "СЭ" 1 февраля 2018 года. Владимир Луин и Павел Рожков на заседании Паралимпийского комитета России. Фото AFP
Владимир Лукин. Фото AFP
Сегодня официально вступило в силу решение Международного паралимпийского комитета (МПК) о восстановлении России в правах.

Российские паралимпийцы наконец смогут соревноваться под своим флагом на соревнованиях. Но восстановление – условное, и Паралимпийскому комитету России (ПКР) поставили новые условия, которые наконец-то были четко сформулированы.

Как все начиналось?

ПКР был дисквалифицирован в августе 2016 года, прямо перед Играми в Рио-де-Жанейро. Причина – публикация первой части доклада Ричарда Макларена. В отличие от олимпийской сборной России, в которой убрали легкую и тяжелую атлетику, нескольких гребцов, но оставили других, паралимпийцы были лишены статуса в полном объеме. Возможной причиной среди прочих называлось наличие на главном посту в МПК британца Филипа Крэйвена. С руководителями спортивных организаций, которые входят в британскую политическую элиту, у нас отношения не лучшие – пример ИААФ перед глазами.

Российские паралимпийцы. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Российские паралимпийцы. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Как проходило восстановление?

В ноябре 2016 года МПК опубликовал список критериев для восстановления ПКР. Чуть позже появилась "дорожная карта" с 70 детальными критериями. Основными было признание вины за антидопинговые нарушения, то бишь доклада Макларена, доступ к данным Московской лаборатории, восстановление РУСАДА и возмещение издержек.

На протяжении этого периода отстранения действовала рабочая группа, целью которой было отслеживание того, как выполняются критерии. Долгое время никакого прогресса в принципе не было. После публикации второй части доклада Макларена, в которой было заявлено о массовом применении допинга российскими атлетами, в том числе и паралимпийцами, россиянам был закрыт доступ в Пхенчхан на зимнюю Паралимпиаду. Туда в нейтральном статусе попали всего 20 российских паралимпийцев. За 29 месяцев отстранения россияне пропустили 11 чемпионатов мира и четыре чемпионата Европы.

Однако в прошлом году лед наконец-то тронулся. В мае 2018 года стало известно о письме министра спорта Павла Колобкова во Всемирное антидопинговое агентство. В результате переписки и торга Россией все-таки были признаны антидопинговые нарушения и доклад Самуэля Шмида, в котором говорилось о нарушениях без привязки к государственной или "институциональной" системе.

Обошлось без признания доклада Макларена

Новый глава МПК Эндрю Парсонс на пресс-конференции в феврале отметил, что доклад Макларена признан не был, но дальше "упрямиться" смысла не было.

– Мы должны были выбрать – упрямиться и рассчитывать на крайне маловероятное признание Россией доклада, оставив ее паралимпийцев без соревнований, или найти другой выход из ситуации? Мы выбрали второе, – заявил президент МПК.

ВАДА устроило обещание Колобкова открыть доступ в лабораторию, и агентство решилось восстановить РУСАДА, что означало выполнение одного из критериев восстановления ПКР. Ну а после того, как Всемирное агентство добралось до базы данных этой самой лаборатории, придирки МПК стали бессмысленными. Параллельно Россия заплатила в последние месяцы 2018 года 257,5 тысячи евро компенсации за расходы на деятельность рабочей группы по восстановлению.

1 февраля 2008 года. Владимир Луин и Павел Рожков на заседании Паралимпийского комитета России. Фото AFP
1 февраля 2018 года. Владимир Луин и Павел Рожков на заседании Паралимпийского комитета России. Фото AFP

Что требуют теперь?

Новая дата икс – очень нескоро, 31 декабря 2022 года. Критерии жесткие, но, как говорил "СЭ" глава ПКР Владимир Лукин еще после вынесения решения о восстановлении, многие из них уже успешно выполняются. Вопрос только в денежных компенсациях и отчетах – но и он будет решен: "Там есть один пункт об обязательстве сообщать о своей работе с периодичностью в несколько месяцев – его мы легко выполним. А финансовые условия, антидопинговые мероприятия – эти пункты мы уже реализуем и готовы и дальше это делать. Мы на это согласились еще тогда, когда обсуждали "дорожную карту". Впрочем, это признает и МПК, который заявил, что 69 из 70 ее пунктов выполнены".

Итак, вот какие условия поставил Международный паралимпийский комитет России теперь:

– ПКР должен соблюдать все требования Кодекса ВАДА, антидопинговой программы ВАДА и антидопингового кодекса МПК;

– РУСАДА не должно лишиться статуса соответствия органами ВАДА;

– Российские паралимпийцы будут допущены к соревнованиям, только если они прошли минимальные тестовые требования в течение полугода перед этими соревнованиями;

– ПКР, МПК, международные федерации-члены МПК и РУСАДА должны иметь возможность осуществлять антидопинговую деятельность в России и в отношении российских атлетов и персонала без вмешательства извне;

– ПКР обязан предоставлять в антидопинговый отдел МПК календарь соревнований и тренировок ежеквартально. Обо всех изменениях должно сообщаться как можно раньше;

– ПКР должен обеспечить постоянное разрешение на вывоз образцов допинг-тестов из России без внешнего вмешательства;

– ПКР должен обеспечить свободный допуск к атлетам для допинг-тестирования, в том числе выпуск разрешений на въезд в закрытые города для того чтобы собрать образцы без предупреждения об этом заранее.

– ПКР должен возместить МПК все издержки на оценку соответствия критериям восстановления;

– ПКР должен предоставлять детальные отчеты о прогрессе в МПК (на английском языке) каждые полгода;

– В 2019 году ПКР должен заплатить МПК 250 тысяч евро как вклад в реализацию повышенных требований по тестированию российских атлетов. В 2020-2022 годах сумма будет составлять 125 тысяч евро.

Таким образом, ничего кардинально нового МПК не придумал. Видно, что зарубежных партнеров беспокоит проблема с доступом к российским спортсменам – вплоть до того, что они конкретно прописывают проблему проезда на закрытые территории. ПКР уже заявил о готовности выплатить компенсацию в четверть миллиона евро за 2019 год. Некоторая бюрократическая проблема заключается в сверке календаря любых мероприятий и тренировок с МПК, но и она решаема. Остается не сворачивать с намеченного пути, и, кажется, в 2022 году (если не грянут данные из Московской антидопинговой лаборатории) и без признания доклада Макларена Россия полностью очистится от допинговых обвинений. Терпение, только терпение.

А главное уже произошло – у российских паралимпийцев есть свой флаг. И они могут начинать готовиться полноценно за него выступать.

Загрузка...
Материалы других СМИ