1 марта 2010, 03:51

По пятьдесят - и всё

Вчера норвежец Петтер Нортуг стал двукратным олимпийским чемпионом, выиграв последнюю гонку Игр - королевскую 50-километровую дистанцию классическим ходом с общего старта. Россияне Максим Вылегжанин и Александр Легков до самого конца боролись за медали, но остались 8-м и 14-м.

Сергей БУТОВ из Уистлера

А у нас Олимпиада натурально закончилась. Была вроде, была, а потом - фью, словно испарилась. Проявилось это как всегда в мелочах. Журналистский автобус, отправлявшийся в Олимпийский парк Уистлера в самое пиковое время - ровно за час до начала гонки, - еще днем ранее приходилось брать штурмом, а сейчас он казался чуть ли не совершенно безлюдным. В салоне дожидалась отправления лишь жалкая горстка репортеров, двое из которых явно представляли какую-то влиятельную (судя по их важным лицам, монгольскую) газету. Раскрыта она была на календаре Олимпиады, в котором с видимым удовольствием черным фломастером были перечеркнуты все дни, кроме заключительного. Игры явно дались этим ребятам тяжело. Впрочем, как и всем нам.

Тихому и почти безлюдному лыжному стадиону предстояло принять последний вид программы Олимпиады под открытым небом. При всем безмолвии, царившем здесь ранним воскресным утром, кое-какая жизнь все же теплилась. А вот на соседнем спортивном объекте - комплексе трамплинов - олимпийский пульс, кажется, перестал биться окончательно. Рабочие потихоньку демонтировали металлические трибуны, местами с них уже была содрана олимпийская символика.

От этого зрелища поневоле щемило сердце. Такое демонстративное прощание с Олимпиадой у всех на виду, не дожидаясь церемонии закрытия, - хорошая иллюстрация самой сути канадских Игр. Не блестяще, но добротно организованных, коммерчески выгодных, зато почти лишенных внутренней теплоты.

Эх, да что там говорить - видели бы вы, во что вчера утром превратилась центральная пешеходная улица Уистлера. Обычно визжащая с вечера так, что всякому жильцу местных отельчиков казалось, что он попал в царство зубной боли, почти не засыпающая ночью и крепко похмельная с утра, - она каждый день Игр пропускала через себя такое количество народу, что можно было бы легко организовать здесь настоящий, полноценный город, где жили бы профессора, врачи, учителя, журналисты, работники культуры и даже нетрудовые элементы. А теперь - тишина.

Но хватит печали. Давайте о 50-километровой гонке. Ура - Россия смогла выставить на нее сразу четверых гонщиков! Ситуация, случившаяся накануне на женской "тридцатке", когда у нас не нашлось четвертой участницы, слава богу, не повторилась. Уже хорошо.

На дистанцию королевской марафонской дистанции ушли Александр Легков, Максим Вылегжанин, Петр Седов и Сергей Ширяев. Наиболее боеспособная в общем-то российская четверка. Участие Легкова и Вылегжанина не ставилось под сомнение в принципе. Их физическая форма и умение работать в масс-старте позволяли надеяться на то, что им удастся перебить кислый привкус, оставшийся после первых олимпийских гонок. Юный Седов сам изъявил желание бежать 50 км. Разве могли тренеры завернуть инициативу, исходившую от восходящей звезды российских лыж? Не существовало достойной альтернативы и Ширяеву, если не считать приехавшего в Ванкувер в разобранном состоянии Сергея Новикова, занявшего 43-е место в дуатлоне.

Только вот Ширяев сошел быстро. Попробовал было себя в голове пелотона на самой первой отсечке 1,3 км, попылил как следует по трассе, словил восхищенные взгляды, но потом что-то такое про себя узнал, что тихо отвалился в хвост группы и после 15 км борьбу решил не продолжать.

Легков, Седов и действующий вице-чемпион мира в этой дисциплине Вылегжанин продолжали работать впереди. Правда, Максим примерно на 22-м километре чуть не пострадал в завале, организованном с удивительной безалаберностью кем-то из итальянских гонщиков, который с криком, эквивалентным нашему "Па-а-прашу!!", влетел на коварном спуске в чужую лыжню и, как дровосек, принялся валить лес гонщиков. К счастью, обошлось, и Вылегжанин быстро вернулся на "линию фронта", которую, к слову, к тому моменту покинул норвежец Мартин Йонсруд Сундбю.

Корпоративные интересы пелотона требовали экономить силы, держаться всем вместе. Но Йонсруд Сундбю плевать, как выяснилось, хотел на эти интересы, и теперь лихо, с застывшими в рыжей пиратской бороде соплями, рассекал воздух. Россиянам и шведам пришлось немало потрудиться, чтобы вернуть беглеца обратно в группу.

На 30-м километре, перед самым въездом на стадион, вперед неожиданно вырвался норвежец Петтер Нортуг. Неожиданно - потому как Нортуг не из тех, кто привык таскать для других каштаны из огня, предпочитая порхать, как бабочка, и жалить, как пчела, только на самом финише, из-за спин соперников. Причина ранней активности Нортуга объяснялась просто: норвежец решил заехать на пит-стоп и сменить лыжи (причем уже во второй раз за гонку, третий раз он сделает это на отметке 40 км), вероятно, столкнувшись с не оптимальным скольжением.

Самым волнительным моментом следующего 5-километрового круга стало пребывание Легкова в глубоком хвосте окончательно сформировавшейся группы из двадцати гонщиков (включая Вылегжанина и Седова). Это было так непохоже на Александра, предпочитающего держаться в непосредственном контакте с лидерами, что замелькали нехорошие мысли о том, что у железного Легкова стали иссякать силы. Несколько километров спустя стало ясно: померещилось. Тьфу, нечистая! Но не одно - так другое. Незадолго до ухода на заключительные 10 км не сдюжил Седов.

На передовой замелькали парни в синих трико, которые повели бег. В них легко угадывались Легков, Вылегжанин и чех Лукаш Бауэр, с которым тот же Легков безуспешно пытался договориться о совместных действиях в драматичном дуатлоне. На душе сразу цветы расцвели!

Но пора бы нам всерьез понервничать - вот последний круг, и на этот раз менять лыжи не рискнул никто. На 47,1 км вперед вышел Нортуг, и на третьем часу гонки началась Работа. Вылегжанин плотно сидел четвертым-пятым номером, а вот Легкова запихали в тревожно далекую четвертую линию. За 800 метров до финиша Александр был уже далековато. Итак, Вылегжанин против всего остального мира!

На последнем подъеме выстрелил немец Аксель Тайхманн, которого поддержали Нортуг и швед Олссон и не поддержал Максим. Нечем было поддержать. Разборка на финише выдалась красивейшей - Тайхманн ушел на прямую первым, но Нортуг догнал его космическими, давно никого не удивляющими прыжками.

И за несколько десятков метров до черты стало ясно, что норвежец - двукратный олимпийский чемпион. Вылегжанин и Легков проявили мужество и волю к победе. На том и закончим.

Ванкувер (Канада). Олимпийские игры. Мужчины. 50 км. 1. Нортуг (Норвегия) - 2:05.35,5. 2. Тайхманн (Германия) - отставание 0,3. 3. Ольссон (Швеция) - 1,0. 4. Ангерер (Германия) - 1,5. 5. Кершоу (Канада) - 1,6. 6. Веерпалу (Эстония) - 6,1. 7. Риккардссон (Швеция) - 9,7. 8. ВЫЛЕГЖАНИН (Россия) - 10,9... 14. ЛЕГКОВ (Россия) - 17,8... 24. СЕДОВ (Россия) - 1.59,9... ШИРЯЕВ (Россия) - сошел.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости