30 января 2010, 13:30

Юрий Чарковский: "Нас пригласили в "заговор" против Нортуга"

Перед отъездом в Канаду интервью "СЭ" дал главный тренер сборной России.

В этом интервью нет ни слова о "деле Алены Сидько". Потому как никакого "дела" в тот день, когда состоялся этот разговор, еще не существовало. Сборная России спокойно готовилась к отъезду в канадский Кэнмор, где на начало февраля назначена последняя остановка каравана Кубка мира перед Олимпиадой в Ванкувере.

Хотя "спокойно" - это, конечно, как посмотреть. Поздним утром субботы, предпоследнего дня деминского этапа, в гостиничном номере Чарковского, казалось, разместился оперативный штаб Временного правительства. Постоянно трезвонящие телефоны наставника, два мобильных и стационарный, бесконечные ходоки, то и дело заглядывавшие порой по самым бытовым, но, разумеется, не терпящим никакого отлагательства вопросам. Я бы не сильно удивился, застав за дверью румяных матросов с пулеметными лентами через грудь.

Самые разные спортсмены, известные и не очень, безостановочно копались в груде экипировки, сваленной на полу прихожей. "Юрий Анатольевич, а можно комбинезон?" - "Бери". Чтобы попасть в собственную ванную комнату, тренеру приходилось деликатно стучать - та давно превратилась в примерочную.

Чарковский чувствовал себя в этой суете как рыба в воде. Деловито залил кипятком кружку корреспондента "СЭ", неодобрительно посмотрел на включенный диктофон, после чего громко распечатал банку варенья.

Если так проходит обычный рабочий день наставника сборной России по лыжным гонкам, то не хотел бы я, честное слово, оказаться на его месте. И вам не советовал бы.

НИКАКИХ КЛАНОВ!

- Можно я начну издалека? Россияне практически завалили прошлый сезон, а в нынешнем побежали с самого его начала. Как это объяснить?

- Какого-то заумного объяснения у меня нет. Есть только простое и понятное. Мне кажется, все дело в том, что в команде все стали работать на равных условиях. Став главным тренером, я понял, с чем пришлось столкнуться на этом посту Юрию Викторовичу Бородавко. У меня в этой сборной нет своих спортсменов. Я не зациклен на работе со своей группой. А вот если бы такая группа была, то так или иначе был бы зациклен. Сейчас мне приходится вести борьбу с другими тренерами, в чем-то вразумлять их. Но если я, абсолютно нейтральный человек, что-то им говорю - они воспринимают это нормально. Когда в прошлом году Юрий Викторович, у которого в сборной немало подопечных, предлагал даже самые идеальные варианты, это воспринималось совершенно иначе. Многие считали, что он тянет одеяло на себя. Хотя чаще всего Бородавко был прав на 100 процентов!

Вот, к примеру, у него были стычки по методике с Татьяной Ревиной (бывшим старшим тренером женской спринтерской сборной. - прим. С.Б.). Бородавко настаивал на совершенно рациональных вещах, но она упиралась, и все! Он от этого просто бесился. Не мог доказать свою правоту и срывался. Очень переживал, что даже лучшие его идеи наталкиваются на неодобрительные взгляды. Сейчас Бородавко сконцентрировался на мужской сборной и провел в этом сезоне просто колоссальную, другого слова не подберу, работу.

- Надо отдать должное Бородавко. Он никогда не выносил на публику то, как ему некомфортно работалось на месте главного тренера.

- Я был с ним рядом практически все время. И почти всегда принимал его сторону. У него случались, как мне кажется, необъективные решения, но они почти растворились на общем фоне. Прекрасно помню, как тяжело Бородавко переживал конфронтацию с Анатолием Чепаловым, который вылил много грязи и на него, и на Федерацию лыжных гонок России с президентом Владимиром Логиновым. По этому поводу вынужден был в свое время вмешаться даже министр спорта Виталий Мутко, фактически открытым текстом приказавший прекратить все группировки внутри сборной. Никаких кланов!

Мы очень много работали над созданием здоровой атмосферы и обстановки доверия. И хотя у кого-то из тренеров дружить с Чепаловым не получилось, никаких серьезных конфликтов не произошло. Да и сам Чепалов, как мне кажется, отработал в этом году очень сильно.

- Иными словами, одна из главных причин нынешних успехов сборной - создание здоровой атмосферы?

- Безусловно. Ну и, конечно, сказалась совсем иная мотивация спортсменов. Это олимпийский год, что многое объясняет. Мы обеспечили всех спортсменов инвентарем, экипировкой и сборами. Была сформирована экспериментальная группа Николая Седова, который работает по собственной, отличной от других, методике. Приживется ли эта методика в отечественных лыжах, покажет время. Одно могу сказать с уверенностью - Седову никто не мешает спокойно трудиться. Никто его не критикует и палок в колеса не вставляет. Наоборот, подбадривают. Как результат - побежала Ира Хазова, Петя Седов. Есть еще в этой группе Женя Тихова и другие перспективные ребята, за которыми будущее российских лыж.

- Вам вообще хотелось возглавить сборную?

- Конечно, нет. Зачем мне все это было нужно? У меня был свой, устоявшийся фронт работы - международные дела сборной и договора с иностранными компаниями-производителями. Худо-бедно справлялся. Команда сыта, обута, одета.

Впервые разговор о том, чтобы я возглавил команду, состоялся у нас с Владимиром Логиновым еще лет пять назад. Я тогда отнекивался. Аргументировал это тем, что закончился как практик. Горжусь, конечно, тем, что в юниорской сборной СССР, которую я тренировал, начинали подготовку будущие олимпийские чемпионы Володя Смирнов, Леша Прокуроров, Лена Вяльбе, Лариса Лазутина, Люба Егорова и некоторые другие. Но я давно отошел от тренерской деятельности. И когда несколько лет назад встал вопрос о назначении нового главного тренера, предложил на этот пост Вяльбе. Считаю, что она в свое время была очень хорошим главным тренером.

В КОМАНДЕ ЕСТЬ СЛАБЫЕ МЕСТА

- На сколько процентов оценили бы готовность команды к Олимпиаде?

- (После паузы.) Процентов на 50.

- Когда же планируете набрать недостающую половину? Ведь до Игр всего ничего.

- А мы ее не наберем, к сожалению. В команде есть слабые места. Скажем, с женским индивидуальным спринтом мы, считаю, просто прогорели. Будь он на Олимпиаде коньковым, а не классическим, то, разумеется, было бы попроще. Все-таки у нас есть Наташа Коростелева, чувствующая себя в коньке комфортно.

- Для мужской сборной конек тоже, очевидно, был бы предпочтительнее…

- Пожалуй, да. Ведь тогда можно было всерьез рассчитывать на Алексея Петухова и Николая Морилова. Петухов, к слову, мог по-настоящему раскрыть свой потенциал еще на прошлогоднем чемпионате мира в Либереце, но по молодости лет налепил ошибок. Где-то недооценил себя, где-то, наоборот, переоценил. Получил потом за это по ушам и вроде бы урок усвоил. Хотя по ушам будет получать и в дальнейшем, это я вам обещаю. Впрочем, за мужской спринт я более или менее спокоен, так как и там мы располагаем хорошими исполнителями. Например, Никитой Крюковым.

- Что больше всего тревожит в женской дистанционной команде?

- Отсутствие твердого четвертого номера с прицелом на эстафету. У нас есть Коростелева и Женя Медведева, которую я в последнее время стал "пинать". Она, конечно, расстраивается, вчера вот даже плакала. Но ей пора "просыпаться". Безусловно, надеемся на Иру Хазову. Я ждал, что наберет свою лучшую форму к Играм Ольга Завьялова, ведь она так здорово проявила себя на "Красногорской лыжне". Но потом она поехала на "Тур де Ски" и там подсела. Тяжело ей далась эта многодневка.

- После спринта здесь, в Демине, вы включили в олимпийскую спринтерскую сборную Елену Турышеву и Екатерину Чуйкову. Ни в коем случае не хочу их обидеть, они честно заработали свое место, но на данный момент, за две недели до начала Игр, эти спортсменки не выглядят твердыми претендентами на призовое место в Ванкувере. Не думали вместо этого увеличить квоту мужской сборной?

- Думал. Более того, Бородавко меня, можно сказать, толкал на этот шаг. Но кого брать?! Мы ждали, что Илья Черноусов вот-вот совершит прорыв в результатах, но этого так и не произошло (разговор с Чарковским происходил незадолго до начала мужского дуатлона в Демине, где Черноусов финишировал вторым, - С.Б.). Зачем же нам в этом случае ущемлять женскую часть сборной?

- Все равно вы ее и так ущемили, взяв пятым номером в спринтерскую команду Михаила Девятьярова.

- А разве кто-то может сказать, что он не способен бороться в Ванкувере за самые высокие места? Поверьте мне, если все сойдется, Миша в классическом спринте будет претендовать на медаль. Причем любого достоинства! Да, мы пошли в данной ситуации на риск, но это риск осознанный. Никто не сомневается в том, что у Девятьярова есть шанс показать себя на Олимпиаде.

- Вам не кажется, что в этой ситуации в довольно щепетильном положении оказался его отец, олимпийский чемпион Калгари-1988 и один из тренеров спринтерской сборной Михаил Девятьяров-старший?

- Он молодец. Ни слова не замолвил за сына. Ни разу я не слышал от него, чтобы мы взяли парня или рассмотрели его кандидатуру. Я первым завел с ним разговор относительно сына, предварительно проговорив месяца полтора назад эту ситуацию с президентом Логиновым. Я верю в Девятьярова-младшего. До сих пор перед глазами стоит его бег вокруг Королевского дворца в Стокгольме. Красавец! Он тогда разделался вообще со всеми, хотя никто этого не ожидал.

- Включение в команду многократного чемпиона мира среди юниоров Петра Седова было принято в целом доброжелательно, но вы не боитесь бросать раньше времени молодого парня в самое пекло?

- Абсолютно не боюсь. Опять-таки, это тот самый случай, когда надо рисковать. Тут вот какая штука. Мы прекрасно знаем, чего ожидать от остальных членов мужской сборной. Но что может совершить в Ванкувере Седов, не знает никто. Даже я. Тем он и хорош!

- Получается, что Седов в беспроигрышной ситуации. Если он себя не проявит, значит, еще слишком молод. А выстрелит - станет героем.

- Вот! Это лучше, чем брать тех, про которых мы догадываемся, что ничего хорошего от них не дождешься. Петя - целеустремленный мальчик, дисциплинированный, послушный. Вежливый и уважительный. К тому же рядом будет находиться отец, который, надо сказать, свою группу держит в ежовых рукавицах. У Седова-старшего особенно не забалуешь. В его группе царит железная дисциплина. Утром - общее построение, все по стойке "смирно". Интересуется у всех, как самочувствие, кто как спал. И если все в порядке, пусть только кто-нибудь попробует не выполнить тренировочный план! Поэтому неудивительно, что никаких признаков звездной болезни у Пети не наблюдается.

ГЕМОГЛОБИН НАДО ПОНИЖАТЬ НАГРУЗКАМИ

- Одна из давних проблем, которую испытывает лыжная сборная, - взлетающие в горах показатели гемоглобина в крови спортсменов. Только в этом сезоне от этого настрадались Максим Вылегжанин и Иван Алыпов.

- Правильно, а Коля Панкратов по той же причине просидел на диване практически всю Олимпиаду в Турине. Помнится, сами же антидопинговые комиссары предложили свозить его на равнину, в Турин. Панкратов поехал, посмотрел там хоккейный матч, вернулся обратно, а на следующий день показатели пришли в норму и его допустили к гонке на 50 км.

Конечно, то, о чем вы говорите, представляет для нас проблему. Но я не возьмусь профессионально обсуждать эту тему. Поговорите лучше с медиками. Я могу советовать только практически, но никак не "терапевтически". Вспоминаю, как несколько лет назад на каких-то крупных соревнованиях в Италии мы жили на высоте, неподалеку от сборной Норвегии. Я очень рано уходил на зарядку, где-то в полшестого. Так вот, норвежцы в это время уже вовсю бегали. С какой, казалось бы, стати? А с той, что они физическими нагрузками приводили уровень гемоглобина в норму.

- На какой высоте команде предстоит жить во время Олимпиады, а на какой выступать?

- И там, и там это будет около 900 м. То есть повторения ситуации с Турином-2006, когда мы, иногда дважды в день, мотались с 2000 м на 1700 м, не повторится. Наверное, это плюс.

- Немалая часть сборной после окончания "Тур де Ски" переехала на среднегорье в Австрию и в официальных гонках участия не принимала. Александр Легков и некоторые другие переболели, Вылегжанин с переменным успехом боролся с гемоглобином. Никто из них не выступал ни в эстонском Отепя, ни в Демине. Вас не беспокоит то, что лидеры сборной накануне Игр фактически на целый месяц остались без соревновательной практики?

- Очень беспокоит. Точно такой же вопрос я задавал Бородавко, который работает с ними в Австрии. Он не хуже меня понимает, что месяц без соревновательного опыта - это плохо. Но у ребят есть одно преимущество. Сейчас они спокойно готовятся в горах, 1 февраля оттуда спустятся, а через две недели должна прийти так называемая первая волна, когда физическое состояние значительно улучшится. Будет еще и вторая волна, которая наступит где-то ближе к концу Олимпиады. Еще в советское время мы часто придерживались этой методики подготовки, и она приносила успех.

Так что ситуация, при которой костяк сборной находится в среднегорье, но не участвует в соревнованиях, имеет, как видите, плюсы и минусы. Посмотрим, что в итоге перевесит. Бородавко планирует дать ребятам пробежать 5 февраля в Кэнморе только одну дистанцию. Но мы еще подумаем над этим вопросом. Возможно, сочтем целесообразным, чтобы дистанционщики выступили еще и в спринтерских гонках.

- Возможно, главный конкурент россиян на всех без исключения мужских гонках - норвежский феномен Петтер Нортуг. Вы как-то намерены бороться с ним персонально в Ванкувере?

- "Проблема Нортуга" волнует не одних нас. Точно знаю, что Центральная Европа уже договаривается между собой. Одно из предложений, а оно в общем-то лежит на поверхности, - это взвинтить темп гонки с масс-старта так, чтобы у Нортуга просто не осталось сил показать на финише свой феноменальный спурт. Хотя, знаете, если Нортуг вдруг станет первым, а наши ребята вторыми-третьими, я особенно возражать не стану (улыбается). Так, в частности, недавно произошло на этапе Кубка мира в Словении, где норвежец победил, а Легков с Вылегжаниным оказались за ним. Перед самым финишем сложилась ситуация, при которой Нортугу вполне можно было помешать. Ну придержать чуть-чуть, одним словом. Но Коля Панкратов, а это был именно он, делать этого не стал. Был риск столкнуться и оказаться дисквалифицированным за такую манеру ведения гонки. Но главное, конечно, было в том, что Панкратов сам пытался занять высокое место, еще не будучи утвержденным в олимпийский состав.

- А в принципе вы за такие методы? Можем ли мы в Ванкувере использовать командную тактику против Нортуга?

- (Ухмыляется.) У нас командная тактика вообще исторически не приживалась. Когда на лыжню выходили одновременно Лазутина, Вяльбе и Егорова, то друг друга просто не признавали. Бельмондо несколько раз обыгрывала их именно на том, что они никак не могли между собой договориться. Едва ли мы заставим наших спортсменов открыто работать друг на друга и сейчас. Так что нацеленной борьбы конкретно против Нортуга вести, пожалуй, не станем. Хотя…

- Но Россию хотя бы пригласили присоединиться к этому европейскому "заговору" против Нортуга?

- Разумеется, пригласили! Напишите, что мы пока раздумываем.

Сергей БУТОВ

Демино - Москва

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости