15 февраля 2010, 04:00

Ловите Чебурашек - это к счастью!

В пятницу во дворце BC Place состоялась торжественная церемония открытия Игр.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Ванкувера

Во времена не столь давние народ с особым вниманием прикипал во время парадов открытия зимних Олимпиад к экранам телевизоров, чтобы увидеть, в каких мехах выйдет сборная СССР. Считалось хорошим тоном с самого начала Игр огорошить "загнивающий Запад", и денег на шубы не жалели.

Но теперь о натуральных мехах пришлось забыть всем. На прошлой Олимпиаде в Турине они еще имели место, а вот в Ванкувере их не осталось даже в опушках капюшонов - олимпийское движение устало отбиваться от защитников животных. И олимпийская ярмарка тщеславия, переведенная на "диетический" режим искусственного меха и неказистого плюша, мгновенно потеряла львиную долю своего очарования.

Выделиться тем не менее с первого дня Игр стремятся все. Не случайно к работе над олимпийской формой ныне привлекают ведущих модельеров мира, а те с громадным удовольствием соглашаются на сотрудничество, причем на любых условиях. Потому что задачка им предлагается крайне интересная: одинаково одеть большое число людей, но чтобы при этом люди эти выглядели стильно, элегантно и запоминались публике.

Не помню уже, кто именно из великих кутюрье сотрудничал перед Играми в Турине со сборной Италии, но серебристо-стального цвета парки стали тогда предметом массовой зависти. Итальянцам предлагали любой обмен на их выбор, но те стойко отклоняли все предложения.

В Ванкувере сборная Италии была одета не хуже. Тем не менее на фоне других команд, выбравших для первого появления на людях точно такой же "элегантно-цивильный" и одновременно более броский стиль (вспомните белые пальто австралийцев или ярко-алые длинные шарфы сербов), итальянцы заметно терялись.

Подавляющая часть торжественных одеяний восьмидесяти двух сборных, вышедших в пятницу на парад открытия, была выполнена в сугубо функциональном и довольно однообразном стиле спортивных костюмов. Чемпионом в этой категории можно смело считать сборную Германии: когда команда под предводительством знаменитого бобслеиста Андре Ланге появилась на стадионе, трибуны завизжали от восторга. Немецкая форма переливалась разными цветами - от ярко-желтого и небесно-голубого до бело-розового, а ее владельцы могли бы успешно изображать покемонов на любом детском празднике.

Самыми экзотическими одеждами на парадах обычно выделяются совсем маленькие страны. Тут пальму первенства на этот раз можно было отдать Бермудам: строгие пиджаки в сочетании с зимними шортами били наповал и... напоминали о проблемах глобального потепления. Обладатели этого роскошества несли свои голые коленки по стадиону с такой гордостью, словно это лучшие коленки мира.

А вот лучшие мужчины мира, судя по внешнему виду, были собраны под флагом Монако. Вязаные горнолыжные свитера с ярким орнаментом, светлые брюки и слегка расслабленная поступь напоминали о каких-то совсем давних кинофильмах, где герой с внешностью Джеймса Бонда приезжает на лыжный курорт и уже к вечеру становится предметом неусыпного внимания всех окрестных барышень. Для полноты картины не хватало разве что бокалов в руках. Естественно, всю тяжелую работу по несению флага эта мужская компания доблестно взвалила на женщину - горнолыжницу Александру Колетти.

Полной противоположностью этой роскоши выглядела делегация Индии, одетая в серые, наглухо застегнутые робы и шапочки тюремного покроя. Индийцев можно было разве что пожалеть: национальный олимпийский комитет этой страны не посчитал возможным выделить средства на парадную форму. Узнав об этом из газет, владелец спортивного магазина в Ванкувере, сам - выходец из Индии, подарил всем членам делегации готовые комплекты одежды. Смотреть в зубы дареному коню индийцам, сами понимаете, не приходилось.

Ну а что же россияне? Рассказывая незадолго до начала Игр в Ванкувере о форме наших олимпийцев, главный идеолог коллекции BoscoSport Михаил Куснирович сказал:

- Заниматься фитнесом и потеть в спортзале, наверное, можно в одежде любой расцветки. Но если уж ты попал в олимпийскую команду и рассчитываешь на победу, а не только на участие, то надо готовить тот миг, когда ты поднимешься на пьедестал и вся страна восторженно скажет: "Ух!" А вместе со страной это скажет мир - и зааплодирует.

Что ж, канадцы аплодировали исправно. И в экстазе вскакивали с мест, когда в сторону трибун полетели голубые чебурашки. Судя по лицам удачливых ловцов, они были уверены: поймать нашего Чебурашку - это к большому олимпийскому счастью!

Пятый элемент

 Едва в самом конце церемонии открытия Игр президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге объявил минуту молчания в память о Нодаре Кумариташвили, в самой середине центральной - "спортивной" - трибуны, которая полностью утопала в темноте, как и все остальные, - вдруг появилось четко очерченное световое пятно. В руках участников недавнего спортивного парада загорались бутафорские свечи, изначально предназначенные организаторами совсем для другой цели. Для праздника.

Через несколько десятков секунд траурное полыхание огоньков запоздало и неуверенно поползло по огромному залу, и, пожалуй, именно этот миг, на который спортсмены отреагировали раньше, чем стихли под сводами печальные слова Рогге, стал кульминацией всей церемонии.

Это была странная церемония. Не знаю, как вам, а мне, сидевшей на трибуне, не хотелось восторгаться компьютерными чудесами, массовыми плясками и мастерством знаменитых певцов. Прохождение команд по стадиону составило лишь малую часть спектакля. А сразу после этого спортсменов усадили по секторам, облачив их в такие же, как у всех остальных, белесые бумажные накидки, чтобы создать предусмотренный сценарием фон. Визуально команды совсем уже было затерялись в общей массе, но дружно вспыхнувшие свечи как-то вдруг очень резко провели черту, границу, не пропускавшую внутрь чужое веселье.

Мир давно привык воспринимать спорт как разновидность шоу-бизнеса. Волнующую и красочную. И меньше всего хочется думать (а порой и вовсе не приходит в голову), что происходит с человеческим организмом, когда изо дня в день он испытывает нагрузки, для которых вовсе не предназначен. Что происходит со связками и суставами у прыгунов с трамплина при приземлении или у фигуристов после четверных прыжков. Что, наконец, происходит с человеком, когда он на немыслимой скорости летит вниз по желобу. И главное - ради чего все это?

Почему спорт до такой степени притягателен, что мир бросает все дела, прильнув к экранам во время Олимпиад? Наверное, потому, что, глядя на спортсменов со стороны, человечество получает представление и о своих возможностях. Спорт и космос - два полигона, где сходятся интересы фармакологии, медицины, физиологии, биохимии, биомеханики. Именно здесь доводятся до совершенства самые революционные технологии, испытываются невероятные инженерные изобретения.

Подозреваю, что те, кто проектировал олимпийскую саночную трассу, а сейчас каются, что в их расчеты вкралась нечаянная, но фатальная неточность, сделавшая желоб сверхскоростным, в глубине души до последнего гордились своей работой. Слову "самый" вообще свойственно чрезмерно будоражить человеческое честолюбие. И пока не происходит катастрофа, мало кто размышляет над тем, что нынешний уровень профессионального спорта почти не оставляет спортсмену права на ошибку. В том числе и на чужую. Ведь юный грузинский парень заплатил в Уистлере своей жизнью и за чужую ошибку тоже.

- Мы не были знакомы лично, но это не имеет ровным счетом никакого значения. Потому что на Олимпийских играх все спортсмены - одна семья. Это наша общая трагедия и наша общая скорбь, - сказала о Кумариташвили экс-чемпионка Европы по фигурному катанию Юлия Себестьян.

Слова, сказанные венгерской фигуристкой, невольно привели меня к мысли о том, что эмблема олимпийского движения - пять переплетенных цветных колец, символизирующих континенты, - в определенной степени изжила себя. Что современные Игры - переплетение отнюдь не континентов, а совсем других сфер - бизнеса, науки, медицины и информации. И чем больше от Олимпиады к Олимпиаде развивается каждая из этих областей, тем более уязвимым оказывается пятый, центральный элемент олимпийской конструкции - человек.

- Мы все знаем, что спорт - тяжелое и опасное занятие, - сказал перед церемонией открытия американский бобслеист Стив Холкомб. - Знаем, насколько тяжелыми могут быть травмы. Можно уйти и не играть в эту игру. А можно остаться. Тем более что каждый из нас в глубине души надеется, что с ним все будет в порядке.

Ванкуверской Олимпиаде уже не суждено стать лучшей в истории - реализовать цель, к которой стремятся все без исключения хозяева Игр. Посвятив церемонию открытия страшной трагедии, организаторы сделали единственно правильный шаг, чтобы спасти хотя бы этот праздник. Чтобы шоу продолжалось…

 Лемэй Доун осталась не у дел

Пятничная церемония открытия привлекла внимание миллиардов телезрителей. Но далеко не все смогли разобраться в том, что случилось в момент зажжения олимпийского огня. Напомним, что факел на арену BC Place ввез канадский паралимпиец Рик Хансен. Он передал эстафету знаменитой конькобежке Катрионе ЛеМэй Доун, та зажгла факел в руках суперзвезды НБА, защитника "Финикса" Стива Нэша, который "передал" огонь легенде канадских горных лыж Нэнси Грин. И, наконец, Грин зажгла факел Уэйна Гретцки.

Четыре факелоносца замерли в ожидании. Прошло несколько минут, но ничего не происходило. Наконец, из пола стали подниматься металлические конструкции. Их оказалось четыре. Три своеобразных рукава-"полена" и одна - собственно чаша для огня - в центре. При этом еще одно "полено" так и не появилось, и ЛеМэй Доун оказалось нечего поджигать. Она так и простояла всю церемонию с поднятым факелом. Позднее организаторы объяснили эту накладку механической поломкой.

После зажжения огня на BC Place Гретцки отправился на набережную, где, как выяснилось, выросла аналогичная конструкция в виде костра. Только, к счастью для организаторов, здесь у костра было четыре полена. Именно этот огонь, зажженный великим хоккеистом, будет гореть в течение двух недель Олимпиады.

Люди в черном идут в атаку

Слава МАЛАМУД
из Ванкувера

Упитанного вида поэт на церемонии открытия очень правильно сказал, что Канада - это вам не просто Гретцки, рыбалка и хроническая вежливость. Канада, сказал поэт, это о-го-го. Это, сказал он в примерном переводе на русский, вообще черт знает что такое. И был кругом прав. А потом у одного из факелов не задалось с потенцией...

Но это все уже в прошлом. Рано утром следующего, второго по счету олимпийского дня, когда тема Канады, казалось бы, была раскрыта уже окончательно, я - по редакционному заданию - собрался шагать по Ванкуверу, еще не зная, что этим уже всерьез и со страшной силой занимаются другие граждане. На улицы города вышло около сотни молодых людей в черном, имевших сказать Олимпиаде свое законное "фи".

В детали того, чем им эта самая Олимпиада помешала, молодые люди не вдавались. Видимо, непросто уместить меморандум с полным перечнем преступлений олимпийского движения и лично барона Кубертена в бойкую речовку. Поэтому кричали что-то абстрактно-поэтическое, вполне в духе церемониального поэта. То ли за экологию митинговали, то ли против глобализации, но уж непременно желали либо что-то спасти, либо что-то погубить. И несли эту песню в массы. Шел, напомню, первый день Олимпиады. Вероятно, молодые люди надеялись, что еще не поздно отговорить родной город от этой глупой затеи.

Рядом с митингующими гордо вышагивали и ехали на велосипедах поразительные канадские полицейские - обеспечивали людям их законное право на свободу слова. Тут уж, как говорится, аналогии с Москвой-1980 и Пекином-2008 напрашивались сами собой. Там протестующих наверняка отконвоировали бы в ближайшую подворотню, и об их дальнейшей судьбе история умолчала бы.

Впрочем, довольно быстро выяснилось, что канадский либерализм имеет и обратную сторону. Кто-то из митингующих, проходя мимо такого сочного глобализационного символа, как ресторан "Макдоналдс", решил нанести международной корпорации удар в самое сердце - нарисовал на его двери краской из баллончика символ анархистов. Менеджер гамбургер-точки счел соседство корпоративной "М" с анархическим "А" не вполне гармоничным и выбежал на улицу с целью внести некоторые коррективы в будущий словесный портрет хулигана. Несколько секунд спустя менеджера охаживали ногами пять человек, старательно отделяя его от мобильного телефона, кошелька и сознания.

В общем, закончилось неинтеллигентно. Откуда ни возьмись повыскакивали полицейские в полном боекомплекте для подавления личности, и в течение пары минут на улицах олимпийской столицы шли военные действия. Завершились они полудюжиной арестов и выбиванием нескольких витрин посредством автоматов для газет. Протест был подавлен. Данных об отмене этой и всех последующих Олимпиад на момент подписания этого номера "СЭ" в печать не поступало.

Ну а ближе к вечеру лидеры антиолимпийского движения созвали пресс-конференцию в городском парке, пользующемся заслуженной популярностью среди ванкуверских бомжей. В тот самый момент, как девушка-организатор объясняла что-то о целях и задачах идейных борцов, к ней подошел ражий бородатый детина и произнес: "У меня ордер на ваш арест". После чего представился явно вымышленным индейским именем, объявил собравшимся, что живет в палатке на шестом этаже заброшенного здания, и показал на стену, где он только что развесил несколько экспонатов народного творчества, включая фотографию Элвиса Пресли. На этой мажорной ноте, подарившей миру феномен анти-антиолимпийского протеста, политический инцидент был исчерпан окончательно.

Дальнейшее шагание по Ванкуверу, как вы понимаете, представлялось уже занятием разве что не бессмысленным. Но Канада, как сказал не к ночи помянутый поэт, всеобъемлюща и неохватна. Тут даже на троллейбусах вместо указания маршрута нынче мигает надпись: "Вперед за золотом!" Покорные пассажиры садятся и едут в неизвестном направлении. Зато знают за чем.

Прокатившись в общественном транспорте (причем, от греха подальше, в метро, где, как в любой подземке мира, в переходах обязан нести караульную службу человек с гармошкой), я вышел у главного пресс-центра и дальше исследовал город на своих двоих. Стараясь привлекать как можно больше внимания красной курткой с символикой сборной России - эта охотничья хитрость была подсказана мне бывалым коллегой Игорем Рабинером. Поначалу, однако, не клевало. Населенный главным образом китайцами ванкуверский даунтаун спешил по своим делам.

Оживляж, как ни странно, начался у "Русского дома", куда канадский люд ломился за голубым Чебурашкой боевым строем. Очередь развлекала русскоязычная молодежь, желавшая под гитару всем счастья в мире большом. Щеки молодежи были раскрашены в цвета российского, украинского и молдавского флагов, напоминая канадцам, что России не так давно было значительно больше.

Неподалеку наводила шороху на прохожих группка очень шумных подростков с триколорами - что есть мочи кричали: "Раша!" и гонялись за туземцами, предлагая им подержаться за флаг. По-русски ребята говорили с напрягом и рассказали, что приехали сюда "евангелизировать". Когда думаешь о том, что технологии религиозного миссионерства за какие-то считаные сотни лет прошли путь от аутодафе до "Овечкин ру-у-ул-лз!", переполняешься гордостью за прогресс человеческой расы.

В тени стадиона BC Place шла торговля едой. Тут были представлены все разновидности ванкуверской кухни - от сычуаньской до гуанчжоусской. В железных тазиках на волнах соуса цвета слякоти качались желудочно-кишечные мины. Некитайские жители Ванкувера обходили торговую точку, прижимаясь к домам соседних улиц, а гости города гуляли вдоль рядов и принюхивались с все нарастающим удивлением.

Но прочь из царства экзотической гастрономии! Лучше посмотрим, что творится вон там, под мостом. А там давался ответ на вопрос: "Что получится, если у канадца отобрать коньки и дать ему велосипед?" Под мостом проводились соревнования по вело-поло, и тут со мной произошли сразу два знаменательных события: я узнал о том, что на свете существует вело-поло, и моя куртка наконец-то вызвала требуемую реакцию.

- Эй, Россия! - крикнул один из велополистов, отдыхавших между матчами. - Как тебе у нас нравится?

- Я вообще-то только что приехал.

- Я спросил не об этом.

- Нравится! Все отлично.

- То-то же.

За условностями дипломатического протокола последовало описание правил вело-поло (велосипед, клюшки, мяч, об остальном догадаться несложно) и рассказ о том, что этот турнир устраивается ежегодно в рамках праздования Дня святого Валентина. На свитерах игроков действительно были пришпилены розовые сердечки. Оказалось, что велополисты съезжаются со всей Канады и из США и ожесточенно рубятся в честь покровителя влюбленных. Оставалось только выяснить, разрешены ли в вело-поло силовые приемы. Ответом мне стал жуткий грохот и вид двух пар задранных к небу кроссовок. Педальные кони лежали рядом, сцепившись рамами. Канада - и на велосипеде Канада.

Естественно, прогулку по городу невозможно было завершить без знакомства с индейцами (поклонник Элвиса из бомж-парка, понятно, не в счет). Какой же из вашего корреспондента был бы тогда русский человек родом из советского детства? Тем более что Ванкувер так тщательно подчеркивал индейское наследие на церемонии открытия. К сожалению, индейский павильон (есть в центре города и такой) был закрыт и пришлось выйти на вольную охоту за краснокожими.

Наметанный болгарскими вестернами глаз проворно рыскал в городской толпе в поисках особых примет. И вот - эврика! Над головами прохожих гордо поплыла метла. Обычная соломенная метла, какие стоят в бесчисленных российских сарайчиках, но с таким лаконичным достоинством ее могли нести только Верные Руки, Соколиные Глаза и Медвежьи Задницы (в отличие от первых двух третье - настоящее, услышанное мной индейское имя) представителей Первых Наций. Именно так здесь называют индейцев.

Метла принадлежала группе из трех человек - молодого парня с громадными серьгами в ушах, девушке с сигаретой и пожилому вождю в белой ковбойской шляпе. Вождя звали чисто индейским именем Жиль. На вопрос, зачем им метла, индейцы сказали, что это их олимпийский факел.

- Хочешь зажгу? - спросил парень (индейское имя Джо), вытащив зажигалку.

- Из какого вы племени? - поинтересовался начитанный Фенимором Купером корреспондент "СЭ".

- Мускуим, - ответил вождь, назвав индейское племя, испокон веков живущее исключительно на территории Ванкувера. - А ты из русского племени или просто куртку с кого-то снял?

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости