«Это провокация? Я в такие совпадения не верю». Российские синхронистки и тренер — о новой накладке с музыкой на Олимпиаде

4 августа 2021, 17:45

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Это провокация? Я в такие совпадения не верю»»

№ 8496, от 05.08.2021

Светлана Колесниченко и Светлана Ромашина. Фото Дмитрий Коротаев/«Известия»
После красивой победы Ромашина и Колесниченко рассказали о самой тяжелой медали в карьере, а Татьяна Данченко — о сумасшедшем олимпийском диджее.

Олимпиада-2020. Синхронное плавание. Дуэты
1. Светлана Ромашина/Светлана Колесниченко (Россия) — 195,9079
2. Хуан Сючень/Сунь Вэньян (Китай) — 192,4499
3. Марта Федина/Анастасия Савчук (Украина) — 189,4620

Золото Ромашиной/Колесниченко действительно было особенным. Да, вы наверняка усмехнетесь — все его ожидали, чего вы раздуваете. Но лишиться костюмов за три недели до начала, долго согласовывать музыку, вернуться после родов (в случае Ромашиной) и пройти через все ограничения и карантины — это было жестко, тем более в 31 год.

Поэтому логично, что общение с прессой после триумфа было самым длительным для обеих Свет в их карьерах. В конце уже сама усталая Ромашина сказала: «Это рекордная пресс-конференция. Обычно мы двумя вопросами ограничиваемся — и пошли». Так это же прекрасно, Светлана. Значит, популярность и интерес!

 

Ответ молодым — если ты хорош, тебя заметят и возьмут в сборную

— Настроение отличное. Устали, еще допинг, еще размываться. Завтра уже тренировка группы, поэтому держим себя в руках, — начала Ромашина.

— На пьедестале пустили слезу. Какие эмоции были в этот момент?

— Долгий путь, выстраданный путь, я бы сказала — выстраданная медаль, как физически, так и эмоционально, морально. До последнего момента я вообще не верила, что эти Игры состоятся. Только когда уже приехали в Олимпийскую деревню, тогда уже поняли, что Игры открыты. Даже несмотря на то, что они открылись, мы читали новости о том, что их могут отменить, поэтому переживания, стресс и все это на фоне физических нагрузок, поэтому эта медаль далась нелегко. Очень хочется даже сейчас плакать гораздо больше, но пока еще не время. Можно сказать, это самая тяжелая золотая медаль из всех в моей карьере.

— Некоторые люди в Википедии заранее вам золото Токио подписали, до начала соревнований. Приятно?

Колесниченко: — Приятно, что за нас болеют, но порой обидно, когда заранее начинают вешать медали. Начинают думать, что они легко нам достаются, а это не так. Наверное, им можно ставки делать.

Ромашина: — Спасибо надо сказать тренерам, спортсмены уходят, тренеры остаются, они наши бессменные лидеры. И секрет российского синхронного плавания — это секрет тренеров. Обидно не только, когда вешают медали, но и когда заранее начинают считать призовые в той или иной стране за Олимпиаду. Это неприятно и крайне некрасивое поведение.

— Светлана, про то, не надоело ли вам выигрывать, вас спрашивают постоянно. А какое к вам отношение в сборной? Неужели более молодые девушки не хотят тоже порулить?

— Я к этому вопросу готова. Действительно, у нас большая скамейка запасных, много девчонок хотят попасть в команду. У меня один ответ на это — я пришла в 15 лет, я остаюсь самой юной спортсменкой и в том возрасте я выиграла чемпионат мира. Нет ничего невозможного. Если ты хорош, тебя заметят и возьмут. У каждого свое время. Я благодарна тренерам за возможность вернуться. Если бы они не сказали, да меня бы здесь не было. Как показывает практика, гораздо лучше выходить на такой старт с опытными спортсменами, которых уже знаешь.

Это — самый ценный подарок. Я ничего не жду. А самый дорогой — когда меня обнимет моя дочь.

Колесниченко: — Мы фанаты своего дела, и мы идем к своей цели, не преследуя мысли о призовых, деньгах. Даже не думаем об этом. Главное находится сейчас на наших шеях.

4 августа. Токио. Олимпийские чемпионки Игр в Токио Светлана Колеснисниченко (слева) и Светлана Ромашина с тренером Татьяной Данченко.

Подозрительно, что с музыкой что-то происходит уже второй раз

— Что произошло у вас в начале с музыкой?

Колесниченко: — Включилась музыка, выключилась, а потом диджей включил ее не с начала. Нам пришлось все равно делать. Он сказал, что это была его ошибка. Мы добрые люди, зла не держим. Но, конечно, немного странно, что второй раз на Олимпиаде это происходит. От нас такой энергетикой, видимо, бьет, что его выбивает из колеи. Бывает, один раз. Второй раз — уже подозрительно. Он сказал, что на группе все будет окей. Проверим. Она пошла с третьего аккорда, а не с первого. Мы два счета пропустили и после прыжка в воду подстроились.

— Светлана, поедете на следующие Игры?

Ромашина: — Конечно. Они через три года. (На пресс-конференции Светлана подзуживала китаянок и говорила им по-английски «Поехали в Париж!».)

— Перед отъездом вы выступали в Кремле перед президентом Путиным. Где волнительнее — на Олимпиаде или в Кремле?

— Сегодня был мой не первый выход на Олимпийские игры. Было волнительно, но… я даже не знаю. Если задуматься — каково это, выступать впервые с пустыми трибунами? Я знаю, как это — выступать при публике. А вот у молодых — это точно отложится в памяти, наверное, больше такой Олимпиады не будет. Очень надеюсь. Но было понятно, что это не чемпионат России, не первенство бани. Выступать перед президентом… Очень волнительно. Ноги тряслись очень. Сравнивать не стану, это два разных направления. Это все приходит с опытом. Тут приходит с опытом — успокаивать, и в случае речей — это с годами можно научиться. Будем учиться.

— Вы не собираетесь в политику, как Мария Киселева? Госдуму или типа того?

— Нет, политическую карьеру делать я не собираюсь.

 

Будем способствовать тому, чтобы этого диджея больше не назначали

Итоги Олимпиады также подвела тренер спортсменок Татьяна Данченко, которая жестко прошлась по итальянскому диджею, ставившему музыку:

— Весь год мы были в напряжении. Верили, что не зря работаем и Олимпиада будет. А тренировки у нас не бывают лайтовыми, 10 часов в день. На Олимпиаде и перед ней постоянные ПЦР, ковидные протоколы. Сплошное напряжение, самая большая психологическая нагрузка за все годы. Эти плевки в пробирку… Плюнули, пошли тренироваться. А у меня в голове часы «тик-так». Позвонят — не позвонят.

— Не звонили ни разу?

— Нет, что вы. Сегодня был последний липкий страх. Только в 2 часа я поняла, что все нормально. Представляете, в полшажочке от медали остановиться?

— Сегодня у каратистики Чернышевой коронавирус нашли.

— Ну она с самолета. Она не дошла еще до финала. А у нас было понятно, что девчонки все сделают, но так остановиться перед медалью было бы очень обидно.

 

— Объясните, что происходит на этой Олимпиаде с музыкой. Вы говорили с этим диджеем?

— Он вообще боялся ко мне подходить. Ему девчонки сказали: «Увидишь нашего тренера — беги!» А что мы можем сделать? Запасных диджеев здесь нет. Понятно, что вряд ли у него еще какой-то крупный старт будет. В Афинах он на диски валил, мол, у нас паленые, у всех нормальные. Потом перепутывал треки. Но прошлые его косяки подзатерлись, потому что случались не на Олимпиаде. А здесь он так волновался, что забыл курсор передвинуть. Ну просто! Материться хочется. А сейчас, наверное, у него палец заклинило. Сегодня он признал вину. Хорошо, что девчонки не дрогнули, подстроились. Была бы молодая пара — все могло бы непредсказуемо закончиться.

— Вы верите, что это провокация?

— Вообще я в такие совпадения не верю. Но зная, с какой симпатией и теплотой он к нам относится, — видимо, его клинит. У нас есть российский диджей. Но решает, кого назначить, техком. Наше руководство будет способствовать тому, чтобы его больше не назначили.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
16
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья