«В последний момент сердечко — бам!» Галашина — о серебре Олимпиады

Артем Калинин
Шеф отдела эксклюзивной информации
24 июля 2021, 14:40
24 июля. Токио. Анастасия Галашина. Фото Reuters
Спортсменка женской сборной России по пулевой стрельбе рассказала о том, как завоевала подиум Игр-2020, несмотря на плохие условия для тренировок.

Первая российская медалистка Токио Анастасия Галашина рассказала журналистам, как боролась с эмоциями в финале Игр, почему в детстве выбрала стрельбу, и посетовала на слабую материально-техническую базу для занятий в родном Ярославле.

Я буйная и взрывная

— Это ваша первая Олимпиада — и первая медаль нашей команды. Как и когда начался ваш сегодняшний день? Вы около ста раз сегодня поднимали винтовку...

— Я проснулась в 4 утра примерно. Спала нормально, но чуть беспокойно. Не вот прямо не выспалась, но для меня это привычно — рабочая атмосфера. Может, даже и хорошо: переключает мозги. В 7 утра начала подготовку, а дальше — квалификация. Все пролетело как один миг. Просто работала, делала свое дело — и получилось вот так.

— Вы говорили, что следите только за своей стрельбой, но не могли не понимать, что боретесь за золото... Что подумали перед последним выстрелом?

— Не помню, что конкретно тогда было в голове. Все же 50 секунд на выстрел — это достаточно быстро. Перед последним выстрелом, когда ты все понимаешь, что все это накатывает... Я человек, не робот, — у меня мушка должна ровно стоять, а все запрыгало. Даже не поняла, почему так далеко (выстрелила). Я поближе себе отметила. Наверное, в последний момент сердечко — бам... И так вышло.

— Как сказалась пандемия и подготовка за последний год?

— Сложно сравнивать результаты 2020 и 2021 годов. В 2020-м у меня чуть выше была планочка. Наверное, пандемия сказалась, но форма и подход никуда не делись. Раз есть результат, значит, форма никуда не пропала.

— Ощущение, что вы очень эмоциональный человек. На стрельбище — само спокойствие, а внутри — вулкан страстей...

— Вы правы. Постоянно ругаюсь с родственниками, с супругом. Я буйная, взрывная. Но когда я на стрельбище, стараюсь все держать в себе. А когда надо себе дать под одно место — всегда себя ругаю.

В Японии тяжелый климат

— Вы начали заниматься в 12 лет. Почему именно стрельба?

— Вообще, я хотела играть на гитаре — все девчонки в классе играли, и мне хотелось научиться. Но папа сказал, что у меня нет ни слуха, ни голоса, что будут страшные ногти, пальцы... Предложил стрельбу — у деда на даче была винтовка как из тира. И у меня получалось. А потом результат пошел, стало интересно, меня затянуло.

— Куда стреляли поначалу, когда еще были маленькой?

— Сперва по бумажным мишеням. Потом стала планочку повышать. У деда участок расположен так, что рядом лес. Там у леса есть сарай — на нем железная труба. Стреляла и слушала звук. Услышала — значит попала. И когда папа увидел, что попадаю, сказал: «Ты далеко пойдешь».

— С родными уже пообщались после завоеванная медали?

— Показала по видеосвязи им медаль. Они покричали все. Супругу позвонила — он во тьме. Там ночь или раннее утро — что-то такое было. Сказал: «Не знаю, что тебе сказать, я очень рад». Когда люди с тобой переживают все эти моменты, потом приходит некое опустошение. Так же и тренер мой, и команда — в зале откричали после медали, и все.

— Больше жару или холод любите? Как вам японская жара?

— Люблю холод. Но если выбирать отдых на море или в горах, то это спорный вопрос. В Японии климат тяжелый для меня — влажность высокая, не очень комфортно.

Никогда не думала о винтовке как о живом существе

— Как считаете, ваша медаль подстегнет всю нашу команду? Или стрельба — чисто индивидуальный вид спорта?

— В команде все очень рады, все поддерживают. Но да, мы все индивидуалы. Надо сто раз подумать, прежде чем что-то сказать своему сокоманднику. У всех подход разный, свои контрольные фразы. Тяжело собраться на такое количество выстрелов, на такой промежуток времени. Дыхание, психология и все такое. И Сережа Каменский, и Вова Масленников — все сегодня крепко меня обняли. Так что от команды поздравления были.

— Вы говорили, что всю последнюю минуту повторяли слова, которые вам помогают настроиться. Можете рассказать, что это за слова или о ком они?

— Слова касаются только меня — это личное. Есть определенные слова, которые касаются только меня. Могу только сказать, что я всегда повторяю такое: «Завела, нажала, дожала». А вот когда нужна поддержка, когда чувствую, что куда-то «поплыла», в ход уже идут секретные словечки, которые я никому не расскажу.

— Винтовка — это живое существо? Общаетесь с ней?

— Нет. Вообще, спорт у нас тяжелый не только потому, что нужна физическая и психологическая подготовка, очень важна и подготовка техническая. Есть определенные пули, у пуль есть разные партии, которые с моего ствола будут лететь по-разному. Перед стрельбой мы всегда отстреливаем винтовку, зажимая в станок. И бывают проблемы — тогда вот начинаются танцы с бубнами, приходится с ней договариваться: «Ну пожалуйста, ну давай». А так вообще никогда не думала о винтовке как о живом существе.

— Отдых на охоте выбрали бы?

— Нет. Животных люблю. А вот на рыбалке есть азарт. Но скучновато это, долго — мне надо, чтобы рыба постоянно клевала.

Мне просто тяжело смотреть на наш тир

— Как вам эта Олимпиада по настроению, учитывая отсутствие зрителей?

— Я стараюсь вообще не думать об атмосфере, о посторонних людях вокруг. Стрелок — это тонкая, чувственная структура. Надо себя носить как стеклянный шар. Есть я, моя винтовка и мишень — вот этот коридор.

— А вы вообще слышите что-то во время стрельбы?

— Да, у нас обычные беруши. Я все слышу. Иногда слышно так, что думаешь, что у тебя сердце бьется, а это не у тебя. Наши именно болельщики так кричат — очень сильно поддерживают.

— Хладнокровие стрелка можно натренировать или это врожденное?

— Тяжело ответить. Не знаю методик каких-то специальных. У меня есть два психолога. Татьяна Огородова со мной работает с 14 лет, и Ирина Белкина вот уже в сборной. Просто нужно тупо настраивать себя, как будто ты робот. И надо это почувствовать. Еще очень хорошо помогла книжка Алексея Иванова «Психология чемпиона». Емкие фразы, которые закладываются на подкорку.

— Перед Олимпиадой была у вас уверенность в себе — в том, что сможете дойти до финала, завоевать медаль?

— Уверенность есть всегда, и сомнения есть всегда. Во мне борются две личности. Сверхуверенность не всегда хорошо оборачивается. Но, повторюсь, надо настраивать себя на тупую работу, которую ты делаешь всегда много лет. Выходишь и делаешь. О соперниках не думаю — у нас не игровой вид, где изучаешь тактику соперников. Надо в себе искать и силы, и мотивацию.

— Ваш тренер сказала, что в Ярославской области теперь вырастет популярность стрелкового спорта. У вас есть какие-то планы поддерживать стрельбу?

— Не могу сказать насчет планов. Конечно, весь Ярославль сейчас гремит. Мне просто тяжело смотреть на наш тир, на нашу техническую базу в Ярославле. Хотелось бы, чтобы обратили внимание, где мы тренируемся, с каким оружием, какими пульками, в каких костюмах. Это все прошлый век. Надеюсь, моя медаль заставит задуматься о том, чтобы что-то приобрести. Говорю не за себя, а за деток больше. У нас много талантливых детей, которые из-за слабой материально-технической базы не в силах показать все, что они могут.

— Поздравления с медалью сравнимы с поздравлениями с днем рождения?

— Еще не прочувствовала и не поняла. Пока что ощущаю себя как на всех предыдущих стартах. Я отстреляла, круто, у меня есть медаль. Но я хочу в душ и спать. Завтра, наверное, пойму, что случилось. Вообще, круто на Олимпиаде, когда только приехала, обалдела от такого праздника. День рождения я с таким размахом не отмечаю.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
1
Офсайд