Досадно, что с развитием технологий мутировала и Олимпиада. Хотя иначе и быть не могло

26 июля, 00:45
Токио. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Авторская колонка известного комментатора и телеведущего.

Кирилл Набутов
специально для «СЭ»

Япония как место проведения Олимпийских игр для нашей семьи страна особая. Мой отец, комментатор Виктор Набутов, работал в Токио-1964 и Саппоро-1972. А я — в Нагано-1998. Мог бы и в этом году поехать в Токио, но отказался. У меня и так за плечами тринадцать Олимпиад. Думаю, вполне достаточно. В конце концов, есть в жизни другие интересы. Которые сейчас греют больше, чем Игры.

После Рио и Пхенчхана появилось четкое ощущение, что в нынешнем виде международный олимпийский формат себя изживает, поэтому трансляции из Токио ждал с предвзятой настороженностью. Но пока все нравится! И соревнования, и то, как показывают Олимпиаду.

Во время церемонии открытия поймал себя на мысли, что меня совершенно не парят пустые трибуны. Лишний раз убедился: такие события — не для публики на стадионе. А для телезрителей.

То же самое было в 2014-м в Сочи. Где потрясающая по красоте церемония открытия, которую продюсировал Константин Эрнст, а я комментировал, смотрелась на арене гораздо бледнее, чем на экране. Потому что все было заточено под телепоказ.

А сейчас так получилось, что в воскресенье мне пришлось очень рано встать, часов в пять. Сразу включил телик, попал на теннис. Я не из тех фанов, которые бросают все дела, когда Джокович играет с Федерером. Теннис вообще не ассоциируется у меня с Олимпиадой.

Считаю, его не должно быть в олимпийской программе. Как и регби-7, BMX, скейтбординга, скалолазания... Я консерватор. Хотя сторонники новизны в олимпийской программе меня наверняка затроллят.

Да я в принципе не планировал смотреть теннисные трансляции из Токио на стадиях, далеких от финала. Хотелось просто оценить качество показа. Но сел у экрана и залип. Какая заруба приключилась у Кудерметовой с Мугурусой, а у Весниной с Остапенко! Не оторваться! Сидел и поражался: «Елки-палки, мне интересно! Цепляет!»

Еще греблю посмотрел, пулевую стрельбу, фехтование... В какой-то момент задремал — все-таки проснулся рано. Но потом залип на командную стрельбу из лука. А баскет, где французы в немыслимой концовке прибили Dream Team, видел уже в записи.

За кого болеть буду в Токио? Честно скажу — за немногих. В первую очередь персонально за Сергея Шубенкова. Парень в большом порядке во всех смыслах — и в человеческом, и в спортивном. Голова светлая. Он бы и в Рио имел шансы на золото, да не пустили, как мы помним. Шубенков — это легкая атлетика. А из гимнастов огромную симпатию вызывает Никита Нагорный, с которым недавно познакомился. Очень интересный и талантливый парень.

Вообще, мне кажется, что эта первая Олимпиада в эпоху ковида станет новой точкой отсчета Игр. Как произошло в 1980-м в Москве. Те Игры — и пик, и тупик классического олимпизма. Последняя Олимпиада, организованная целиком на государственные деньги. Понятно, других в Совдепии и не существовало, тратить их можно было как угодно, ведь за расходы отчитываться перед народом не требовалось. Никто даже не задумывался, сколько миллиардов рублей вложено в организацию Игр.

Но тогда же стало понятно, что количество стран, готовых ради проведения Олимпиады на астрономические затраты, стремительно уменьшается. В мире же есть не только тоталитарные государства. В итоге и экономический фактор, и политический — имею в виду бойкот Игр, который случился из-за ввода наших войск в Афганистан — привели к тому, что олимпийское движение очутилось на краю пропасти.

Казалось, еще чуть-чуть — и все рухнет.

Но как раз во время той Олимпиады, прямо в Москве, новым президентом МОК избрали Хуана Антонио Самаранча. С него и начался поворот в сторону коммерции. За эти сорок с лишним лет МОК превратился в гигантскую корпорацию, которая ворочает миллиардами долларов. А начал это Самаранч именно тогда — и первые частные спонсоры появились уже в 1984-м в Лос-Анджелесе.

Раньше на Олимпийских играх отсутствовала коммерческая составляющая. На этом всегда спекулировала советская власть. В прессе писали, мол, наши спортсмены — любители, соревнуются с такими же любителями из других стран, а грязным дельцам из профессионального спорта на Олимпиаде места нет.

Со временем вся эта тряхомудия закончилась. В Олимпийских играх уже давно участвуют и теннисисты-профессионалы, и баскетболисты из НБА. До сих пор перед глазами 1992-й, Барселона, волшебная Dream Team. Там люди были готовы на все, лишь бы увидеть живьем Мэджика Джонсона и Майкла Джордана (тоже мне спортсмены-любители!) Помню тоскливое лицо Александра Гомельского, понимающего, что не попадает на полуфинал США — Литва. У него вообще не было аккредитации, и он, как и Юрий Рост, легендарный журналист, фотограф, мой большой друг, ночевали у нас в квартире, в медиадеревне. Мы смогли их провести, благо секьюрити в 1992-м были попроще, чем теперь. Так вот Гомельский страшно переживал, что не увидит суперматч. А у меня билет был. И я не выдержал, отдал его Гомельскому. Александр Яковлевич был счастлив.

Конечно, сегодня Олимпиады далеки от принципов и идеалов, заложенных Пьером де Кубертеном. Он же провозглашал Игры как состязания спортсменов-любителей. Наверное, откровенный крен олимпизма в сторону шоу-бизнеса и профессионального спорта был неизбежен. Зритель хочет видеть самое лучшее. Он не станет тратить время и тем более деньги на просмотр спортсменов-второразрядников, выступающих на первенстве цеха номер семь. А не будет зрителя — не придет и спонсорье.

Олимпиада как явление и вид состязаний мутировала вместе с развитием человеческого общества и технологий. Что означает смерть прежней модели Игр. С одной стороны, понимаю, что иначе и быть не могло. А с другой — все равно досадно.

Меня напрягает чудовищная гигантомания. Особенно Рио, где большинство олимпийских объектов сейчас стоят никому не нужные. Несчастные бразильцы не знают, что с ними делать.

Ну и, конечно, не добавляет интереса к Играм бесконечная череда скандалов — допинговых, финансовых, политических. К тому, что чистый медальный блеск изрядно попорчен ржавчиной. В результате на второй Олимпиаде подряд мы в нейтральном статусе. Без флага и гимна.

В то же время смешны разговоры, будто на Россию сегодня наложены серьезные санкции. Да, обидно и неприятно, когда вместо гимна звучит фрагмент Первого концерта Чайковского. Но не стоит забывать, что на параде открытия наша сборная шла под флагом ОКР, а не под олимпийскими кольцами. Никто в МОК не стал залупаться и по поводу костюмов, хотя они сделаны в цветах государственного флага.

Если говорить об атмосфере Игр, то самая памятная для меня Олимпиада — Лондон-2012. Там понял, что Англия — родина мирового современного спорта. Ну сами посудите: на утренних соревнованиях по легкой атлетике, где еще не разыгрываются медали, — полный стадион! 80 тысяч зрителей! Причем болели со знанием дела. А уж когда на старт выходила британка Джессика Эннис, трибуны были просто на грани помешательства. Она-то в Лондоне и выиграла золото в семиборье.

Ну а самое яркое олимпийское впечатление последних лет — тот же 2012-й, Лондон, Паралимпиада. Я на ней не был, смотрел по телику, в Хельсинки, где оказался в командировке. Случайно наткнулся на трансляцию матча по регби на колясках. И обомлел. Сидел возле телевизора, не отрываясь, и дрожал, глядя на эпическую битву этих мужиков. Фактурных, широкоплечих, с буграми мышц — но инвалидов.

У нас регби на колясках не показывали. А зря. Играли в зале, круглым мячом. На специальных колясках с повышенной устойчивостью. Но когда атлеты сталкивались, кто-то падал, переворачивался. Так ребята одним рывком, подбрасывая себя в воздух, ставили коляску на колеса — и снова в бой! Вот эта картинка для меня — высший образ спорта. Пик проявления всех качеств, которые воспитывает спорт. Я работал на тринадцати Олимпиадах — но ничего сильнее по эмоциям не испытывал.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

95
Предыдущая статья Следующая статья