Видели Чернобыль в фильме Козловского? Это закрытый город Курчатов — родина звездной фехтовальщицы Дериглазовой

Кадр из фильма «Чернобыль». 25 июля. Токио. Инна Дериглазова. Фото Reuters
История взлета российской рапиристки — девушки из военной глубинки, завоевавшей медали на трех Олимпиадах.

В воскресенье Инна Дериглазова была в шаге от того, чтобы стать двукратной олимпийской чемпионкой. Всего двух уколов ей не хватило для победы над американкой Ли Кифер. Хотя и серебро — выдающийся результат, ведь это уже третья олимпийская награда в карьере рапиристки. Она была второй в командных соревнованиях Лондона, выиграла личный турнир в Рио, а в Токио ей еще предстоит выйти в составе сборной. Дериглазова уже в любом случае вписала себя в историю как российского спорта, так и фехтования в целом. И точно — в историю небольшого города Курчатова, откуда она родом.

Город и АЭС очень похожи на украинский Чернобыль

«Чтобы доехать до города, нужно заранее брать пропуск. Иностранцам, неблагонадежным элементам, беспартийным въезд запрещен, пускают только по веской причине и приглашению — либо от жителей, либо от администрации», — писали путешественники о поездке в небольшой город Курчатов Курской области больше 30 лет назад. Долгое время этот маленький райцентр на краю страны имел стратегическое значение, а следовательно, и охранялся от посторонних глаз. Здесь в 1971 году заложили Курскую АЭС, одну из крупнейших в Европе. Вы наверняка ее видели — она очень похожа по архитектуре на разрушенную катастрофой АЭС в украинском Чернобыле, поэтому большинство фильмов о трагедии в Припяти и окрестностях снимали в российском Курчатове. В том числе и недавно вышедший фильм Данилы Козловского «Чернобыль».

Сейчас город уже не имеет такого военного статуса. Особо охраняется только зона самой АЭС. Она вдали от плотной жилой застройки (что логично) и огорожена от нее густым лесом. В чащу ходить не советуем — наверняка общение с офицерами спецслужб на постах у атомных энергоблоков вам не понравится. А вот до самого Курчатова, где непосредственно живут люди, вы доехать можете сегодня без особых проблем. Вопрос только в необходимости такой поездки, ведь выбор для туризма крайне неочевидный. Разбитые дороги, покосившиеся дома и ощущение полной безнадеги... Именно в таких условиях родилась и выросла Инна Дериглазова. В русскоязычной «Википедии» город назвали одним из самых благоустроенных в области. Но не обольщайтесь — либо строки писали представители местной администрации, либо ситуация в других городах округи настолько аховая, что Курчатов со всеми его проблемами действительно кажется раем для урбаниста.

Дериглазова до сих пор любит приезжать в Курчатов и называет его домом

Доехать до Курчатова можно по железной дороге — через город проходит ветка из Брянска до Воронежа. Правда, нужно несколько раз проверить, остановится ли ваш поезд на нужной станции — большинство скорых составов не считают нужным тратить время на пассажиров Курчатова. По объективной причине: их физически немного и с каждым годом становится все меньше. Еще в 2000 году в городе жило больше 50 тысяч человек. Сегодня — чуть больше 30 тысяч. И без пандемии коронавируса Курчатов быстро теряет свое население. Люди переезжают либо в Курск, до которого 37 километров, либо в Москву, до которой примерно 600. Особенно остро стоит проблема с оттоком молодежи — город быстро стареет, а население младше 25 не видит смысла оставаться на малой родине. Причина банальна — отсутствие каких-либо перспектив. В Курчатове — либо заниматься атомной энергетикой, либо работать в школе или на макаронной фабрике. Зумерам такой жизненный путь не особенно приходится по душе, поэтому они сразу после школы едут в столицу.

Историй, когда из такой глубинки становишься мировой звездой, — единицы. Поэтому для Курчатова Дериглазова сродни божеству. «Я из маленького курского города Курчатова, там я значимая, узнаваемая личность. Люди понимают, что олимпийскую медаль не так просто завоевать, что это годы упорных тренировок, это полжизни, положенные на спорт. Это мечта», — рассказывала Инна. Она признает, что в целом фехтование по популярности сильно уступает футболу или теннису, но у себя дома ее знает буквально каждый. Не просто знает, а любит, потому что, несмотря на выдающиеся победы, Дериглазова осталась такой же, какой была и много лет назад, когда ходила в местную среднюю школу. Ведь в отличие от многих, кто следом за мечтой покинул родные края, Инна до сих пор считает себя курчатовчанкой. Дом для нее — не тренировочная база в Новогорске или квартира в Москве, а родительская берлога. Она действительно гордится тем, что представляет этот город, и искренне его любит. Редкий случай для этих краев, оттого еще больше занимательный.

Хотела заниматься фигурным катанием, но в городе не было катка

В Курчатов она приезжает как только может. Большую часть времени Инна в разъездах по соревнованиям или на олимпийской базе, но стоит только дать ей пару дней отпуска — Дериглазова уже ищет билеты домой. Правда, отдых для нее — это смена деятельности. «Отпуск — это та же работа и те же тренировки, но дома, здесь в Курчатове, — поделилась она в одном из старых интервью. — Я и здесь тренируюсь два раза в день всю неделю, кроме субботы, но дома все нагрузки гораздо легче переносятся. В этом году после чемпионата мира в Москве был целый месяц отпуска. Можно было раз в год не ходить на тренировки и даже просто уехать куда-нибудь с семьей отдохнуть, например на теплое море. Но я приехала домой и пахала». Областной центр — Курск — постепенно перенимает фехтовальные традиции Курчатова. Там недавно открыли большой новый зал, который, по словам Дериглазовой, готов принять хоть чемпионат мира. Центр фехтования в самом Курчатове старенький, советский, но главное, что он в принципе существует.

В таких небольших городах у людей не так много вариантов досуга, а дети не знают, чем себя занять. Та же Инна отнюдь не мечтала стать фехтовальщицей. В детстве она думала про фигурное катание и очень хотела записаться на каток, но в городе не было ни постоянного льда, ни секции, ни тренера. Нравилась художественная гимнастика — тоже не получилось найти место, где можно заниматься. И вдруг в школу приходит ее первый тренер — Лидия Сафиуллина. Рассказывает про фехтование, приглашает на первый урок. «До этой встречи я даже ни разу не слышала о таком виде спорта, но тренер так искренне и по-доброму, с любовью к своему делу, рассказывала про фехтование, что у нас быстро загорелись глаза, — вспоминает Дериглазова. — Половина класса решила записаться в секцию, я пошла за компанию. Многие быстро бросали, уходили, я осталась с подругой одна. Затем занятия бросила и она, и я стала последней из класса в секции». Мало кто мог тогда подумать, что юная девочка из далекого Курчатова прославится на весь мир. Ей повезло в свое время попасть к одному из лучших тренеров по рапире в мире — Ильдару Мавлютову. Но сколько таких нераскрытых талантов мы теряем по всей стране? Пока все ресурсы уходят в большие города, в богом забытых рабочих поселках у детей будто один путь — на завод или в преступную группировку. Так может, стоит больше открывать спортивных секций во всех уголках России, а не закрываться на одной Москве? Тогда и жизнь в России будет лучше, и медалей в зачете Олимпиады больше.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

14