Как врач футбольной сборной спас Олимпиаду для Ласицкене

9 августа 2021, 13:00
Эдуард Безуглов и Мария Ласицкене.
Обозреватель «СЭ» рассказывает оставшуюся на заднем плане историю, которая позволила Марии Ласицкене участвовать в триумфальной для нее Олимпиаде.

«Я очень благодарна Эдуарду Безуглову и Игорю Степанову, это чудесная команда. В жизни и должны встретиться такие люди, которые тебя поддержат, у них такая работа». Мария Ласицкене, 7 августа 2021 года.

В конце мая 2021-го, когда доктор футбольной сборной России Эдуард Безуглов работал с национальной командой на сборе в австрийском Нойштифте перед Евро-2020, к нему обратились люди из ближайшего окружения Марии Ласицкене. Они попросили помочь прыгунье в лечении очень неприятной для спортсменов травмы — мышц задней поверхности бедра. К тому же в неприятном, усугубляющем ситуацию месте.

Врач, который активно работает с большими спортсменами и для которого легкая атлетика — любимый вид спорта, отказать не мог. Да и не хотел — это же профессиональный вызов топ-уровня! На кону стояла Олимпиада, до старта которой оставалось два месяца, а до выступления самой Марии — чуть больше.

И уже через несколько часов началась история лечения, которая обернется невероятным финалом в олимпийском Токио. История, о которой Ласицкене когда-нибудь наверняка расскажет подробнее, если решит написать книгу. Хотя что значит — если? Кому еще писать автобиографию после такого золота, если не ей?!

Я же пока изложу те обрывочные сведения, которые удалось узнать. Получив данные МРТ и узнав все подробности травмы, Безуглов немедленно составил план лечения и реабилитации. У него были отличные помощники — врач Филипп Чубаровский и реабилитолог Игорь Степанов. Задача была сложной — успеть не только вылечить непростое повреждение мышцы, но и максимально быстро обеспечить условия для возобновления тренировок. Ведь в такой ситуации каждый день без отработки технических нюансов может оказаться фатальным.

Традиционные для России методики лечения таких травм точно не позволили бы Ласицкене успеть восстановиться к Токио. Поэтому после досконального разбора данных нового, второго МРТ, изучения механизма травмы и особенностей тренировочного процесса для Ласицкене началось по-настоящему индивидуальное лечение. По-другому было невозможно, ведь на первых порах Марии тяжело было даже ходить.

7 августа. Токио. Мария Ласицкене.

Огромную роль в успехе лечения сыграл настрой прыгуньи и ее тренера на итоговый успех. Системный, не склонный к панике человек, Геннадий Габрилян понимал, что терять уже почти нечего, и предпочел врача, который точно был максимально погружен в тему и готов был рисковать. Реакция на это Ласицкене и ее тренера была особенно важна. Потому что при лечении мышечных повреждений ключевыми факторами считаются данные клинических и функциональных тестов, но никак не в меньшей степени — психологический настрой спортсмена и его тренера.

Самое страшное в таких травмах — это рецидив. Не то что в России — в Европе в лучших футбольных командах он случается практически у каждого пятого футболиста, среди легкоатлетов этот процент еще выше, ведь они работают на максимальных усилиях. Так что срок лечения у них заведомо выше. И, говорят, однажды, уже после восстановления, на тренировке мышцу прихватило. Другие бы запаниковали, но Ласицкене с Габриляном прислушались к врачам и просто взяли пару дней паузы, после чего продолжили идти прежним курсом.

С Ласицкене каждый день занимался реабилитолог Игорь Степанов, которого, как мы помним, Ласицкене поблагодарила в интервью наряду с Безугловым. Это тот человек, который, например, сейчас за два месяца после Евро восстановил Юрия Жиркова после полного отрыва мышцы бедра. Ветеран футбольной сборной в самое ближайшее время будет готов работать в общей группе — ему только надо подписать с кем-либо контракт, если он хочет продолжать карьеру. Хотя все специалисты говорили, что без операции не обойтись. Занимался Степанов во время ЧМ-2018 и с Аланом Дзагоевым, дав ему шанс восстановиться к четвертьфиналу с Хорватией, в котором он отдал голевую передачу.

Но вернемся к Ласицкене. И к Габриляну, который сыграл во всей этой истории громадную роль. Все каждый день происходило под его контролем. Требовалась специальная разминка перед каждой тренировкой, особые упражнения после. И Геннадий Гарикович был готов к этому.

В случае с Марией, как выражаются спортивные врачи, ранняя активация с учетом специфики вида спорта была единственным шансом успеть не только вылечиться, но и набрать форму. А квалификация ее тренера позволила Ласицкене начать получать специфичную для прыжков в высоту нагрузку уже через две-три недели после начала лечения.

Мария была фанатично настроена на успех. Корректная, воспитанная, позитивная, доверяющая врачам и тренеру. В такой-то ситуации! И тренер каждую секунду проявлял себя как профессионал высшей категории.

Большинство футбольных тренеров ведь относятся к травмам своих игроков так: или восстановление, или общая группа. Это два полюса, тогда как истина зачастую посередине. Вот и тут требовалась тончайшая работа — правильные упражнения уже через две недели после травмы. Иначе разваливается техника прыжка. И уменьшается сила мышц.

А тут — два месяца до начала Олимпиады. Два. И к ней нужно не просто восстановиться, а разбегаться, распрыгаться, поучаствовать в соревнованиях. Чудес в чистом виде не бывает, начинать прямо с Олимпиады нельзя. Чтобы к этому прийти, Безуглов со Степановым применяли самые инновационные средства, которые только есть — не только в России, но и в мире.

С момента травмы до триумфального выступления Марии прошло около 70 дней. За это время она успела не только вылечить тяжелое повреждение мышц бедра, но и вернуть силу мышцам, и наладить все технические нюансы.

И, главное, в самый важный момент жизни выстрелить.

Часто от врачей требуется просто не напортачить. Здесь — спасти ситуацию. Это другое. Если бы лечение шло обычным путем, ни малейшего шанса выступить и тем более преуспеть в Токио у Ласицкене бы не было. Имелся еще большой риск, что ВФЛА, прежнее руководство которой Мария нещадно критиковала, не даст ей допуск в Токио — каждое место в заветной десятке было на вес золота. Справки, еще куча всякой бюрократии...

Но все хорошо, что хорошо кончается. Допуск дали. Нога пришла в порядок. А с характером в этом самом порядке у Марии все было всегда. Поэтому и с третьими попытками — одной в квалификации, одной в финале — все сложилось. А потом на кураже случилась решающая первая попытка на 2,02 и контрольный выстрел — вторая на 2,04...

Порядок у нее и с умением помнить, кто сделал ей добро. Отсюда — и процитированное выше интервью сайту «Матч ТВ», в котором просто не могло обойтись без упоминания Безуглова и Степанова.

Конечно, сама Ласицкене — безоговорочно главная героиня этой истории, а по мне, так и всей Олимпиады в Токио. Но убежден: мы должны знать и о менее заметных людях, чья работа дала шанс Марии совершить ее подвиг. Ведь она легко могла оказаться в горькой роли того же Сергея Шубенкова...

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
29
Офсайд