19:11 27 февраля 2014 | ОЛИМПИАДА — Сочи-2014

Ванесса Мэй: "В хоккее классическая музыка -
это Россия - Канада"

Февраль. Сочи. Ванесса МЭЙ (ВАНАКОРН). Фото REUTERS Февраль. Сочи. Ванесса МЭЙ (ВАНАКОРН). Фото AFP
Февраль. Сочи. Ванесса МЭЙ (ВАНАКОРН). Фото REUTERS
2

Интервью спецкору "СЭ" в Сочи дала великая скрипачка, участница горнолыжного турнира Олимпиады

Слава МАЛАМУД

UDACHI! UDACHI!

На встречу с великой скрипачкой ваш корреспондент позорно опоздал. Сначала выяснилось, что перед церемонией закрытия Олимпийский парк огорожен, и проход туда – строго по каким-то "белым билетам". Билетов дожидалась в Главном пресс-центре целая толпа лишенцев, и мне пришлось добывать пропуск с боем. Потом водитель медиа-шаттла попался до крайности задумчивый. В общем, до Дома OMEGA, где пребывала Ванесса Мэй, я добирался бегом. Двухкилометровый кросс с препятствиями, пока представители олимпийского спонсора, славящегося как раз своей идеальной точностью, подстегивали меня звонками на мобильный. Для нас это тоже Олимпиада.

– Если вы думаете, что горные лыжи – это трудно, то попробуйте ездить на медиа-шаттлах, – так начал я интервью, обильно поливая потом свой диктофон. После забега на сочинской жаре моя единственная немятая, специально для Ванессы надетая рубашка, была похожа на свитер Хенрика Лундквиста после хоккейного финала. Хотя у Хенрика он, вполне возможно, был, как Ипполит из "Иронии судьбы", мокрым от слез. На свой счет, впрочем, тоже не поручусь.

Волшебная Ванесса, английская богиня скрипки, дебютировала на Играх в 35 лет. Ее единственным горнолыжным опытом был отдых на швейцарских курортах. Выступала за Таиланд под фамилией папы – Ванакорн. Главной целью было не упасть и добраться до финиша. И с этим она справилась успешно.

– Какие впечатления от вашего олимпийского эксперимента?

– Эксперимент – отличное определение! Это была всего лишь восьмая горнолыжная гонка в моей жизни. Я только в декабре начала соревноваться. В Европе была ужасная бесснежная зима, и очень много гонок отменили. Я была так счастлива пройти квалификацию в последнюю минуту! Хотела начать подготовку раньше, но у меня не было тренера. Я и сюда без тренера приехала. Должна сказать, что олимпийский старт стал для меня таким же в плане опыта, как и любой другой, но финиш – это было что-то особенное! Вы не представляете, сколько там стояло волонтеров, и все болели за меня! Все кричали: "Udachi! Udachi!" Никогда в жизни не слышала столько Udachi! Так что, когда пересекала линию, чувствовала себя расслабленно и умиротворенно.

– Необычно.

– Понимаете, я люблю бывать в этой стране на гастролях, а тут, вдруг, приезжаю как спортсменка. Здесь столько всего построили, здесь такая атмосфера… Тебя как волной накрывает понимание того, как это важно для России – стать столицей Олимпиады. И быть частью этого – так замечательно.

– Тем более, что вы все-таки финишировали. Многим соперницам не удалось.

– Да, я страшно боялась, что в итоговой таблице получу DNF ("не финишировала". – Прим. С. М.). Нельзя жалеть ни о чем, что делаешь, но за DNF мне было бы стыдно.

– Поэтому так медленно и аккуратно объезжали флажки?

– Да, конечно! У меня не было возможности опробовать трассу заранее. А тут и снег другой, и склон не такой, как те, на которых я каталась раньше. Кто-то предупреждал меня о пологой части горы – мол, сложная для слалома-гиганта. Лучше бы предупредили о крутой части! Когда я вышла на последний спуск… Это был самый длинный спуск в моей жизни.

– Напугались?

– Да, чуть-чуть. Но у меня страшно горели ноги после прохода флажков. Не уверена, что другие девочки отнеслись к финишной прямой так же, но я сказала себе: "Уф-ф, хоть можно дать ногам отдохнуть!" И расслабилась… Только к самому финишу скорость набрала.

ВИРТУОЗ В ПИЖАМЕ

– Как к вам отнеслись другие спортсмены?

– Так мило! Никто ни разу не был ко мне снисходителен. Поначалу я немного стеснялась, но потом мы разговорились. Олимпийская деревня – это райский уголок, в котором все друзья. Да, было немного трудно – например, обедать, когда все вокруг хотят сфотографироваться или обменяться значками. Но под конец я уже ходила там в пижаме. Шаркала от здания к зданию, как хотела.

– А люди все равно вас останавливали для фотографий... То есть, если я сейчас загляну в "инстаграм", там будет море снимков с вами в пижаме?

– О! Да, может быть. Ну, по крайней мере, я там хоть в чем-то!.. В общем, думаю, что спортсмены мне, скорее, сочувствовали. Я приехала, имея за спиной только шесть месяцев подготовки. Пока они тренировались и готовили себя к Сочи, я ездила по миру со скрипкой… Однако между нами было такое здоровое уважение. Все ведь понимают, что лыжи – не для всех единственная работа.

– Какие-нибудь интересные встречи запомнились?

– Ужасно обрадовалась, когда Анна Фенингер отдала мне цветок из своего поздравительного букета. Поговорила с Тиной Мазе, которая после одного из своих спусков была очень недовольна. Много поняла о том, что это такое – нести на себе вес надежд своей страны.

– Как все у вас позитивно получается!

– Конечно! Может быть, я немного разочаровалась в том, как отнеслись ко мне некоторые лыжные инструкторы, с которыми я встречалась раньше. Кое-кто не желал мне удачи. А элитные спортсмены были за меня только счастливы!

– А что инструкторы-то?

– Мне кажется, они не считали, что я принимаю все это всерьез. Но я-то прекрасно знала, что у меня нет ни одного шанса стать профессиональной горнолыжницей. В моем-то возрасте! Но зачем бояться и давать страху останавливать себя? Даже проигрыш может принести удовольствие.

ПХЕНЬ И ЧХАН ИЗ СОЧИ

– Вы вообще по жизни болельщица?

– Да, очень люблю спорт! Обожаю смотреть Уимблдон, "Формулу-1" и Лондонский марафон… Меня привлекают большие спортивные события. Наверное, это похоже на то, как относятся к спорту в США. Там ведь никого не интересуют три золотые медали Теда Лигети на чемпионате мира, и его стиль и техника тоже никого не занимают. Но с Олимпиадой все просыпаются. Кто знает, может быть, потихоньку горные лыжи и станут одним из самых популярных видов спорта в США? В Таиланде, увы, этого е случится никогда (смеется).

– Как вам понравился Сочи? Все-таки, это не типичный русский город.

– Совсем не типичный! Я в России много где была. Трудно было даже поверить в то, что такой город в России существует, пока сама не увидела. Все было великолепно! Все работало, никаких проблем не нашла. Найти, конечно, можно, если очень захочешь, но мир должен поблагодарить Россию за эту Олимпиаду. Так что, я очень довольна. Единственное, что меня беспокоило – судьба этих сочинских бездомных собак.

– Почему?

– Знала, что в Афинах их в последнюю минуту спешно отлавливали. А я очень люблю собак и вообще животных, поэтому очень беспокоилась. Так что специально сходила посмотреть приемники в городе. И по большей части там все нормально: собаки счастливы, о них заботятся. Я выбрала себе двух и увезу их с собой. Назвала их Пхень и Чхан – в честь следующей Олимпиады.

ТАНЕЦ С САБЛЯМИ

– В Лондоне звучало много рок-музыки, что логично, потому что в этом плане ваша страна первая в мире. В Сочи, включая обе церемонии, преобладала классическая. Если бы страна была стилем музыки, можно было бы назвать Россию классикой?

– Думаю, так оно и есть. Это историческое достояние России. Поэтому я так люблю выступать в этой стране – здесь знают толк в музыке. И успех в России – это большой комплимент для меня. Да, Россия – это классика. Она обширная, очень глубокая и душевная. Я обожаю экспериментировать и мешать стили, но где-то глубоко во мне лежит любовь к классической музыке, поэтому я рада, что Игры прошли здесь. Когда Игры западают тебе в душу – это даже лучше, чем если они тебя просто возбуждают.

– У вас звучит мелодия в голове, когда вы несетесь с горы?

– (Смеется.) Если вы посмотрите на мои результаты, то поймете, что это, скорее всего, колыбельная. Наверное, надо прокручивать в голове какой-нибудь рок.

– А по динамике с каким музыкальным произведением можно сравнить горные лыжи?

– Дело в том, что горные лыжи – невероятно сложный и технически насыщенный вид спорта. Поэтому у меня нет скорости – я просто не умею лететь вниз, ни о чем не думая. Я не на той стадии, когда могу быть креативной на лыжах. Надо чувствовать, что это такое – полторы секунды. Надо точно рассчитывать расстояние между воротами. У меня такой свободы самовыражения в лыжах нет. Поэтому, когда я думаю о лыжах, я думаю о чем-то очень сложном. Например, есть такой сегмент в "Капризе" Паганини, который часто играют для того, чтобы улучшить технику. Там слишком много маленьких кусочков информации, которые летят на тебя со страшной скоростью. Чтобы сыграть его хорошо, надо от этого отвлечься и смотреть на "большую картинку". И скорость приходит сама. Будешь думать над "Капризом" – он тебя парализует. Так же и в лыжах.

– Потрясающе! Ужасно хочется услышать такой же музыкальный разбор, например, хоккея. Мы тут его очень любим.

– Хоккей – это на сто процентов "Танец с саблями" Хачатуряна, который я довольно часто играю. Он очень агрессивный, что и является его главным достоинством для зрителя.

– Такая кровавая красота?

– Да-да, абсолютно, именно так! Хоккеисты ведь носят капы во рту. Я снимаю шляпу пред любым человеком, который готов рисковать своим здоровьем и внешним видом ради спорта. Жаль, что Россия не встретилась с Канадой в финале. Вот это была бы настоящая классика!

Сочи

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

kolen

@SMОuKB! просвети в чем тупость? могла отделаться дежурными фразами... "я это сделала"..."для меня большая честь"..."главное участие" и т.д. А так довольно нетривиальные ответы.

12:19 28 февраля 2014

SMОuKB!

Тупенькая бабенка все-таки В анесска!)

04:48 28 февраля 2014