09:45 8 февраля 2014 | ОЛИМПИАДА — Сочи-2014

Мария Киселева: "Зубков - отличный выбор"

Вчера. Сочи. Мария КИСЕЛЕВА. Фото Павел ЛИСИЦЫН, РИА Новости
Вчера. Сочи. Мария КИСЕЛЕВА. Фото Павел ЛИСИЦЫН, РИА Новости

ОЛИМПИЗМ

Трехкратная олимпийская чемпионка по синхронному плаванию, руководитель пресс-службы ОКР вчера в центре Сочи поучаствовала в заключительном этапе эстафеты олимпийского огня, а потом пообщалась со специальными корреспондентами "СЭ".

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ
из Сочи

– Так как прошла эстафета? – уточнили мы.

– Все прекрасно! Эмоции перекрывают и зашкаливают. Бьют через край. Участвовать в эстафете – большая честь. Тем более – в день открытия домашней Олимпиады. Ощущения волшебные – я стала частичкой этого чуда!

– Неужели и вы, девушка с героическим прошлым, дрожали от ответственности?

– Волнение было – но какое-то особенное. Радостное. Ты не только к этому прикоснулся, но и находишься внутри процесса. Я сегодня улыбаюсь весь день, у меня светятся глаза…

– Одни говорят – факел для женщины тяжеловат. Другим было хорошо. А вам?

– Я и не заметила никакой тяжести. Может, потому что спортсменка?

– Когда вы прилетели в Сочи?

– На "постоянку" 29 января. До этого тоже приезжала регулярно. И каждую секунду какие-то события. Интересные знакомства. На Олимпиаде часто встречаешь людей, которых не видел годами. Например, выдалась первая свободная минутка – и я пошла по офисам медиа-центра. Заглянула в Международный радиотелевизионный пресс-центр. Увидела ребят, с которыми работала много лет назад, – в том числе на Олимпиадах. Ну разве не здорово? Коллеги с Первого канала, с "НТВ Плюс"… Заряжаешься эмоциями.

– Кому лично вы доверили бы нести знамя и зажигать главный огонь Олимпиады?

– А знаете, я согласна с выбором. Александр Зубков – отличная кандидатура. Опытный, титулованный. Лидер. Его уважают сами спортсмены, это очень важно.

– Насчет огня – Светлана Журова сказала: "А я бы доверила Латыниной".

– У нас столько великих, узнаваемых спортсменов, что выбрать кого-то одного сложно. Мне кажется, это было бы здорово – подходят и зажигают несколько человек. Все – легенды.

– Вы, как человек спорта, понимаете тех, кто отказался быть знаменосцем – на фарт?

– У вас есть реальные факты, что кто-то отказался? Существовал вопрос выбора из нескольких заслуженных. Претендентов хватало, но постепенно список сузился. Не все участники еще приехали в Сочи. Я спортсменкой прошла три Олимпиады. И ни на одной не шла на параде открытия! Меня физически не было в Олимпийской деревне!

– Заезжали позже?

– Синхронистки выступают в последние дни. То же самое – здесь. А бывает, что у спортсмена соревнования на следующий день. Это очень тяжело. И морально, и физически. Потому что удачно выступить на Олимпиаде важнее всего на свете. Все сюда едут за воплощением мечты. Главное, что выбор знаменосца сделали сами ребята.

– Какое соревнование вы точно не пропустите?

– Хочу посетить все, где будут выступать наши спортсмены! Понятно, что это физически невозможно. К тому же я здесь на службе. На Олимпиаде вся работа – форс-мажор. Вы лучше меня знаете. Заранее ничего не спланируешь. Очень хотелось бы попасть на фигурное катание. Творческий вид – как мой родной, синхронное плавание. Перемешаны и спорт, и искусство.

– У корреспондентов спать 8 часов в сутки здесь не получается. А у вас?

– У меня тоже, к сожалению.

– А четыре?

– Это конечно!

– После Олимпиады отпуск запланирован?

– Давайте дождемся, когда Олимпиада закончится. Пока даже не думаю об отпуске.

– Что подсказывает интуиция – где Россия завоюет первую золотую медаль?

– Не хочу отвечать на этот вопрос.

– Что-то успело расстроить?

– Нет. Здесь один позитив. Остальное – рабочие моменты.

– На Плющенко дворец был полупустой. Нас, например, удивило.

– Зато какой кураж был у Жени! Вы видели? А как кричали болельщики? Мурашки по коже!

– Ожидали, что Плющенко в таком порядке?

– Разве могло быть иначе?!

– Разумеется.

– Мне так не кажется. Плющенко же просто герой! Полное ощущение, что Женя на пике формы. Хоть это не совсем мой вопрос. Хочу, чтоб у него все получилось.

– Мелкая проблема, которая вас сегодня особенно тревожит?

– Да вот никак не успеваю машину помыть. Приходится ездить на грязной. Но ничего, справлюсь и с этим.

– В нашей работе самое тягостное – расшифровка длинных интервью. А в вашей нынешней?

– Заявку на проведение Олимпиады выиграли семь лет назад. Понятно было, что в зимних Играх я принять участие не могла. Но помню тогдашние мысли: "Как прикоснуться к этому чуду?" Так этого хотелось! Двадцать лет сама была спортсменкой. Да и все, что происходило после, тоже связано со спортом. А три с половиной года назад я пришла работать в ОКР. И сегодня работаю на Играх. Ребята, у меня мечта сбылась! Да о каких сложностях вы говорите?!

– В Москве вас никто не обязывает ежедневно с утра приезжать на службу? Для творческого человека такое – испытание…

– Рабочий день у меня не нормированный.

– Ваша сегодняшняя должность – это то, чем хотели бы заниматься и дальше?

– Сейчас у меня времени не хватает даже думать об этом. Мои мысли только об Олимпиаде, больше ни о чем.

– Допустим, вы приезжаете на Олимпиаду как журналист. Первый человек, к которому отправились бы на интервью?

– Вот кого первого бы встретила, кто мне интересен, – с тем бы и начала общаться. А так – привезла бы полный блокнот кандидатур.

– На вопросы про личную жизнь отвечаете легко?

– Не всегда. Не люблю. И так слишком много всего говорят… Кто хочет – пусть обсуждает. А вот я не стану. Хоть что-то должно остаться личным.

– После "Идиота" и "Параграфа 78" были еще предложения сняться в кино?

– Да. Название одного фильма не помню, даже не знаю, вышел ли он в итоге. Второй – "Ночной дозор". Но от съемок пришлось отказаться, потому что решила вернуться в синхронное плавание. Надо было ехать на сборы, готовиться к Олимпиаде в Афинах. Выбирая между спортом и кино, я предпочла первое. Что касается "Идиота", то безумно благодарна режиссеру Владимиру Бортко, который подарил мне возможность воплотить в жизнь детскую мечту. Я ведь, как каждая вторая девочка, когда-то хотела стать актрисой.

– Роль Вари Иволгиной озвучили сами?

– Да. Хотя в тот день была жутко простуженной, с подсевшим голосом. Ничего, справилась. Да и вообще мне очень понравилось сниматься в кино.

– Часто слышите от людей, что не хватает вас на телеэкране?

– Часто, – смущенно улыбнулась Маша. – Подходят, спрашивают: "Когда у вас будет какая-нибудь программа?"

– Что отвечаете?

– "Когда-нибудь..."

– Вам бы этого хотелось?

– Сейчас уже да. Предложения периодически поступают. Иногда довольно нелепые.

– Например?

– Рассказывать о всяких ужасах, убийствах, расследованиях. Либо ворошить грязное белье, копаться в чьих-то взаимоотношениях, обсуждать не самые корректные вещи. Это не мое.

– Хоть пять минут размышляли? Или подобные варианты отметаете сразу?

– Как человек творческий, я любое предложение готова выслушать и рассмотреть. Новые грани – это всегда интересно. Но ты должна быть честна перед самой собой. И задаешься вопросом: "Сможешь ли полностью отдаваться этой работе?" Нельзя браться за какое-то дело, если изначально испытываешь к нему отвращение или недоверие. Это стопроцентно отразится на результате.

– Было у вас такое?

– К счастью, нет. Мне доставляли удовольствие все направления, которыми я занималась. Спорт, телевидение, журналистика, кино, спектакли на воде, сегодняшняя работа... Поэтому каждый раз выкладывалась по максимуму.

– Некоторые передачи возвращаются в эфир годы спустя. Если вдруг снова начнут показывать "Слабое звено" – согласитесь быть ведущей?

– Почему нет? Для меня это был колоссальный опыт – как профессиональный, так и жизненный. Начинаешь тоньше разбираться в психологии, наблюдая за поведением людей в стрессовой ситуации. Их желанием выглядеть лучше, чем есть на самом деле. Плюс не слишком мягкая ведущая, которая постоянно провоцирует... На этой программе раскрывался каждый. Честь и хвала тем, кто, несмотря на все сложности, оставались интеллигентными, позитивно заряженными и чистыми по отношению к другим.

– Вы стали трехкратной олимпийской чемпионкой, но мало кто знал Марию Киселеву в лицо. Появились в "Слабом звене" – и через полгода вас накрыла бешеная популярность. Не обидно?

– Ничуть. Главное, эта программа всколыхнула интерес в стране к синхронному плаванию. Первый канал тогда начал транслировать чемпионаты мира и Европы по водным видам спорта. На время ко мне приклеился экранный образ стервы. Правда, при знакомстве люди обычно реагировали: "Ой! Надо же! А вы совсем другая..."

– Скучаете по тем временам?

– Да! Скучаю! Но если спросите: "Нравится ли мне моя нынешняя жизнь?", отвечу: "Очень!"

– Исходя из своего опыта, какой совет дадите тем, для кого Олимпийские игры – дебют?

– Мне кажется, советы здесь неуместны. Могу лишь пожелать спокойствия в мозгах и нервах. Горячего сердца, стремления показать все, на что способен. Идеального физического и психологического состояния. Ну и звезд, которые будут приносить удачу.

– Вы-то как гасили предстартовый мандраж?

– Все шло по плану – одно за другим. Отдаешь аккредитацию, снимаешь костюм, разминаешься, стоишь перед помостом в ожидании вызова на старт. Потом пересыхает в горле так, что дышать не в силах. Звучит команда: пошли! Ты мысленно считаешь: "Семь, восемь – вперед..." Дальше старт. И думаешь только о том, что и как делаешь.

– И на пьедестал.

– Нет! Что вы! Сначала показать, что наработали. Конечно, ты нацелен на победу. Но перед стартом даже мысли не возникало, что мы фавориты и сейчас спокойно выиграем. Никогда! Мне кажется, если вдруг спортсмен так подумает, он обречен на провал. Обязательно где-то оступится.

– Бывало хоть раз такое: кажется, что выступили не блестяще, а оценки высокие?

– Нет. Помню другое. Олимпиада в Сиднее, групповые упражнения. У нас была сложная первая поддержка, задействованы все восемь человек. Вшестером под водой мы выталкиваем наверх девочку, на которой находится Оля Брусникина. У нас полное ощущение, что сорвали поддержку, и Оля падает!

– Ох.

– У нас пятиминутная композиция, а это – самое начало. Словами эмоции передать нереально. Казалось, катастрофа! Но если в следующую долю секунды эту мысль не отбросишь – действительно все будет кончено. Нельзя уходить в апатию, переживать, мол, не получилось, как же так... Ни в коем случае! Если вдруг что-то пошло не так, сразу отрезай это и двигайся дальше. Не теряй контроль над собой!

– В Сиднее получилось.

– Получилось у нас всех! Позже обменялись впечатлениями – под водой у многих была легкая паника. На повторе-то видно, что Оля немножко покачнулась. Не критично. А нам показалось, что она еле удержалась.

– Во сне это время к вам возвращается?

– Сейчас уже нет. Мне вообще редко сняться сны. А вот раньше иногда по ночам мучили кошмары.

– Какие?

– У синхронисток они одинаковые. Кошмар номер один – в бассейне включается музыка, а ты забываешь, что нужно делать. Абсолютная растерянность. Кошмар номер два – выходишь на старт, а у тебя волосы распущены. Не готовы грим, прическа. Кошмар номер три – мой персональный.

– Заинтриговали.

– Я не люблю плавать одна в бассейне, если хотя бы на бортике нет ни души. И еще не могу зайти в открытый водоем, если не прозрачное дно. Наверное, привыкла, что в бассейне всегда вода прозрачная. Все видишь, все знаешь. А тут гадаешь: "Что там тебя ждет?.."

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ