Татьяна Волосожар и Максим Траньков:
"Наши слезы не были слезами счастья"

Среда. Сочи. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото "СЭ" Среда. Сочи. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Среда. Сочи. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото "СЭ"

Выиграв олимпийский турнир в парном катании, Татьяна Волосожар и Максим Траньков стали первыми олимпийскими чемпионами за 78 лет, кому удалось победить, выступая в родных стенах.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Сочи

– Для нас это очень специфический момент, – начал Траньков чемпионскую пресс-конференцию. – Во-первых, две золотых медали на одной Олимпиаде еще не удавалось выиграть никому из фигуристов. Во-вторых, медали в личном выступлении от нас ждали. Мы понимали, что не можем подвести, что должны вернуть золото России. Это были не самые легкие дни. Было очень приятно получить поздравления от Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова. Думаю, что и для них наша медаль стала большим подарком. Первую-то 50 лет назад выиграли именно они. На самом деле безумно приятно и то, что именно нам с Таней удалось доказать, что Россия – это элита парного катания, великие традиции.

– На самом деле было тяжело, очень нервничали, – включилась в разговор Таня. – Все нас подбадривали, и это немножко помогало.

– Олимпийский чемпион Олег Васильев не так давно сказал, что быть безусловными фаворитами – тяжелая штука. Сначала это нравится, потом начинает напрягать, а под конец ложится на спортсменов чугунной плитой. Вам довелось пережить эти ощущения?

Волосожар: – Нам очень помог в этом отношении чемпионат мира 2011 года, который должен был проводиться в Японии, а в результате прошел в Москве. Именно там мы с Максимом в полной мере почувствовали, что такое кататься дома, когда все хотят результата.

– Вы намерены продолжать свою карьеру в любительском спорте?

Траньков: – Мы подумаем об этом чуть позже. Вначале нужно хорошенько отдохнуть, восстановиться, заняться делами, до которых весь сезон не доходили руки. К тому же у нас уже запланировано много шоу – сезон распланирован вплоть до осени. Сразу после Олимпийских игр начинаются гастроли в составе Art On Ice. Когда вернемся? Наверное, когда соскучимся по соревнованиям. Может быть, вернемся уже к следующему чемпионату России. Вообще-то планируем выступить на следующих Олимпийских играх хотя бы в командном турнире.

– А принимать участие в разного рода телевизионных шоу, которые сейчас так популярны в России, не планируете?

Траньков: – У меня только одна партнерша – Таня Волосожар. Другой не будет никогда. И никакие шоу, деньги, слава или что еще не заставят меня это решение изменить.

– Каковы ваши планы насчет участия в мартовском чемпионате мира?

Траньков: – Дело в том, что гастроли Art On Ice заканчиваются всего за 10 дней до начала этих соревнований. Соответственно нужно будет принять решение в зависимости от того, в какой форме мы будем находиться и насколько хорошо будем себя чувствовать.

– Как считаете, почему российский успех на Олимпийских играх случился только сейчас, а не четыре года назад в Ванкувере?

Траньков: – Я, кстати, не исключаю, что он мог случиться и раньше. Просто для этого нужно было понять, что парное катание сильно изменилось и к нему уже нельзя подходить с мерками прошлых лет. Что нельзя, например, добиться успеха только за счет каких-то отдельных элементов. Что современное фигурное катание стало настолько сложным видом, что один специалист с этим вообще никогда не справится. Если бы в нашей стране быстрее поверили в то, что молодые тренеры тоже способны добиваться успеха, результат, уверен, появился бы несколько раньше. Наш тренерский коллектив – это ведь совсем молодая команда.

Нам повезло и в том, что Нина Михайловна (Мозер. – Прим. Е.В.) – очень открытый для всего нового человек. Она постоянно привлекала к работе с нами огромное количество самых разнообразных специалистов. Акробатов, хореографов, врачей. Я бы сказал, что Мозер вообще очень грамотно создает вокруг нашей группы весь менеджмент. Не брезгует брать помощников. Одних только докторов у нас было несколько. Два массажиста. То есть все о чем только можно мечтать.

– Были ли у вас какие-то сомнения после чемпионата Европы?

Траньков: – У нас достаточно неоднозначно прошли два турнира подряд. Конечно хотелось откататься в Сочи особенно хорошо.

– Максим, вы слышали свой собственный крик – сразу после проката?

– Я, если честно, вообще не помню того, что происходило в первые секунды.

– А почему так плакали?

– Слишком сильным оказалось напряжение. Эти слезы точно не были слезами счастья. Скорее непроизвольной реакцией на пережитое. А потом сразу наступило опустошение. И чувство, что мы справились.

Волосожар: – На самом деле главное – что справились. Все так ждали именно такого нашего выступления. Столько людей работало на эту медаль – не хотелось их подвести.

– Насколько тяжело вам дались заключительные тренировки?

Волосожар: – Очень спокойно. Мы были равнодушны к ошибкам и катались очень хладнокровно.

– Почему равнодушны?

– Потому что на двух предыдущих турнирах мы идеально катались на тренировках и ничего не получалось, когда дело доходило до соревнований. Поэтому в Сочи мы просто работали, как обычно.

– Теперь у вас есть рецепт, как справляться с волнением?

Траньков: – Наверное, на этот случай каждый находит для себя какие-то особенные слова. Нам с Таней проще – нас двое. Мы прекрасно чувствуем друг друга и всегда поддерживаем. Если перед командным турниром и в короткой программе у Тани было какое-то волнение, то в финале она выглядела совершенно спокойной. Я изо всех сил старался перенять у нее это спокойствие, чтобы она тоже за меня не волновалась.

– Вы отгоняли от себя мысль о том, что только случайность может помешать вам победить?

Траньков: – Так ведь таких случайностей даже в этом сезоне у нас было много.

Волосожар: – Я вообще не думала о медалях. Для меня было настолько важно хорошо откататься, что все мысли были только о выступлении.

Траньков: – Таня права. Голова работала автоматически: зашел на элемент – сделал – выехал. Зашел – сделал – выехал. Считали обороты, были немножко зажатыми, но это просто было концентрацией.

– Таня, в какой момент вам пришла в голову мысль поменять белое платье на желтое?

Траньков: – Когда мы впервые смотрели мюзикл на Бродвее, там Мария Магдалина была как раз в желтом платье. Пробный вариант мы сшили из белой ткани и мне до такой степени этот костюм понравился, что я уговорил Таню в нем кататься. Но пришлось пообещать, что к Играм обязательно сошьем и желтое тоже. Перед Играми Таня так долго не могла выбрать, какое из платьев взять в Сочи, что я ей сказал: возьми белое и отправь его домой. Сразу станет проще выбирать. Таня так и сделала.

– Вас удивило столь успешное выступление Ксении Столбовой и Федора Климова?

Траньков: – На самом деле нет. Они очень сильные ребята, которым нужно было всего лишь систематизировать тренировочную работу, подобрать подходящую программу, что Нина Михайловна умеет делать очень хорошо. С Верой Базаровой и Юрой Ларионовым все было гораздо сложнее, потому что им, прежде чем начинать тренировки, пришлось довольно долго приводить в порядок здоровье. А Ксюша с Федей были готовы впрягаться в работу с первого дня. И работали так, что даже я удивлялся. Летом были травмы, но ребята восстанавливались в какие-то совершенно рекордные сроки. Когда Федя еще был на костылях, он постоянно закачивал мышцы, вставал ночью по будильнику, чтобы выпить кальций. То есть было видно, до какой степени они рвутся попасть на эту Олимпиаду. И как ради этого работают и слушают тренеров.

Волосожар: – Поэтому и имеют две медали Олимпийских игр. Хотя еще ни разу в жизни не выступали на чемпионатах мира.

– Максим, вы не раз говорили, что продолжаете кататься только потому, что Таня хочет золотую олимпийскую медаль. Хоть какое-то удовольствие от Олимпийских игр вам удалось получить?

– На самом деле наше заключительное выступление мне совершенно не понравилось. Не мог согнуть колени, казалось, что всю программу ковыляю на прямых ногах. Единственное, что удавалось – сосредотачиваться на элементах. Например, на выбросах мне приходилось “разгонять” Таню, чтобы у нее была возможность хотя бы капельку передохнуть. У нас заранее был такой уговор. Поэтому я включался, что есть сил бежал на эти выбросы. Самое главное, что очень четко работала голова. Все технические нюансы ведь всегда лежат на партнере.

– А самому вам отдыхать по ходу исполнения программы удавалось?

– Я отдыхал почти на всех парных элементах. Таня очень правильно делает их технически и редко заставляет меня спасать ситуацию. Я вообще отдыхаю, когда вижу, что у Тани все получается. Хотя возможно в такие моменты просто открывается второе дыхание.

– У вас было очень много сборов в этом сезоне. Не угнетала необходимость постоянно куда-то ездить?

– Наоборот, подготовка совершенно не была рутинной. Нам постоянно приходилось подстраиваться под новые условия, к чему-то привыкать. И везде нам очень много помогали, особенно в Краснодарском крае. Колоссальная была поддержка.

– Накануне Игр Мозер говорила, что вообще не видит разницы между Олимпийскими играми и чемпионатами мира. Как думаете, она говорила правду?

– Я могу сказать, что в 2011 году, когда Нина Михайловна дебютировала, как тренер, на чемпионате мира, она волновалась гораздо больше нас с Таней. В Сочи нам, кстати, очень понравилось, как Мозер себя вела. Не изменяла ничего в нашей привычной подготовке, не паниковала. Хотя первое время мы постоянно с Таней задавали себе вопрос: ну что же тренер так нервничает? Мы всему учились вместе и Нина Михайловна – тоже. Причем очень быстро.

Фото Getty Images

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

Monty2906

Это результат титанического труда и полной отдачи.

13:28 13 февраля 2014

Анастасия Мор

Молодцы ребята!

12:10 13 февраля 2014