Александр Зубков:
"Ради Олимпиады пришлось многим пожертвовать"

Александр ЗУБКОВ с женой (справа) и дочерью после своей сочинской победы. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Александр ЗУБКОВ с женой (справа) и дочерью после своей сочинской победы. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Двукратный олимпийский чемпион по бобслею Александр Зубков может переехать из родной Иркутской области в Мордовию, за которую он выступает параллельным зачетом. Об этом 39-летний спортсмен рассказал "СЭ" в Саранске, где получил премию в 8 миллионов рублей и провел переговоры о строительстве в мордовской столице разгонной бобслейной эстакады.

– Главная победа в карьере одержана. Теперь пожинаете плоды?

– На самом деле, я всегда рад приездам в Мордовию. Это мой второй дом. Здесь нас очень тепло встречают и поддерживают во всем. Но от церемоний сильно устал. По мне лучше тренироваться и выступать.

– Церемонии рано или поздно закончатся. Потом сразу в отпуск?

– Да! Я очень хочу просто побыть вместе с семьей. Ужасно соскучился по детям, поскольку ради Олимпиады пришлось многим пожертвовать. Но домашние Игры бывают только раз в жизни спортсмена, и такой шанс упускать нельзя. Когда все церемонии закончатся, мы соберемся дома, побудем вместе пару дней, а потом уедем к теплому морю. Льда в этом сезоне уже хватит.

– А что дальше? Тренерская работа?

– Ни в коем случае! Я не объявлял о решении завершить карьеру, просто хочу отдохнуть, поправить здоровье. Я потратил очень много сил. Вернемся из отпуска, пройду тщательное медицинское обследование, по итогам которого врачи скажут, где и что надо поправить, над чем поработать, а дальше – опять тренировки.

– Сложно, наверное, после таких побед найти мотивацию выступать дальше?

– Спортсмен всегда должен быть мотивирован. Иначе, действительно, нет смысла продолжать выступления. Но о тренерской работе я пока не думаю. Не нужно загадывать так далеко. Я хочу побеждать и дальше.

– Пилот в четверке должен быть жестким?

– Да, пилот – это лидер команды. Когда возникают спорные ситуации, именно пилот должен проявить свои лидерские качества и сказать последнее слово.

– Ваша дочь занимается скелетоном. Это было ваше решение, чтобы она ушла из саней?

– Изначально она сама выбирала вид спорта, мы с супругой вообще не настаивали на том, чтобы она занималась чем-то профессионально. Но она решила пойти в сани и отдала этому виду спорта пять лет. А затем возникло небольшое недоразумение с тренерским штабом, после которого на семейном совете мы сообща решили, что скелетон ничем не хуже. Только чуть технику поправить, и все. Этим она и будет продолжать заниматься, тем более прогресс очень заметный. Я горжусь ею и помогу, чем могу.

– Насколько проще вам стало тренироваться, учитывая наличие трасс в Парамоново и Сочи?

– Несравнимо с тем, что было. Мы готовились на трассах, на которые нас пускали, – в Германии, Латвии и Австрии. Теперь строить свою подготовку будет гораздо проще.

– Готовы вновь работать в прежнем составе и с прежним главным тренером?

– Что касается состава, не все зависит от меня. А с Пьером Людерсом, конечно, хотелось бы работать и дальше. Он многое сделал для нашей победы. Я очень уважаю его и как человека, и как спортсмена, и как тренера. Можно сказать, что мы с ним общаемся на одном языке.

– А что нового Людерс привнес в сборную? Такого, чего раньше не было?

– Самое главное – взаимное доверие. Когда за твоей спиной стоит человек, которому ты полностью доверяешь, с которым все проговариваешь заранее, это придает уверенности в своих силах. Кроме того, при нем в сборной установился жесткий режим и произошла четкая градация в отношениях – независимо от твоих званий, титулов и достижений главный всегда тренер, и его слово – закон. Но при этом он всегда прислушивается к твоему мнению и умеет находить компромисс со всеми.

– Что конкретно сказал вам Людерс, чтобы вы вновь стали выступать с Алексеем Воеводой?

– Да мы уже готовы были и сами обо всем договориться, но Пьер просто взял за руку одного, усадил за стол, затем сделал то же самое со вторым. Ну, а дальше состоялся разговор трех мужиков, которые хотели добиться одной цели.

– В Мордовии обещают построить разгонную эстакаду и открыть специализированную бобслейную школу. Вы не собираетесь переехать жить в эту республику?

– Я с удовольствием бы это сделал. И такие переговоры с главой республики идут. Можно сказать, что если мне будет сделано официальное приглашение о переезде, я готов дать согласие. И, конечно, приложу все силы, чтобы передать свой опыт и знания молодому поколению. Надеюсь, сумею личным примером привлечь к бобслею и скелетону юных спортсменов. Ну, а пока будем продолжать сотрудничество на прежних условиях.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ