Никита Захаров: "Третий экипаж
должен остаться конкурентоспособным"

Никита ЗАХАРОВ будет третьим пилотом сборной России на Олимпиаде-2014. Фото РИА "Новости"
Никита ЗАХАРОВ будет третьим пилотом сборной России на Олимпиаде-2014. Фото РИА "Новости"

Третьим пилотом сборной России на Олимпиаде-2014 станет Никита Захаров. Уроженец Подмосковья будет представлять нашу страну только в четверках. Перед своим олимпийским дебютом 26-летний спортсмен пообщался с корреспондентом "СЭ".

– Олимпийские игры в Сочи будут для вас первыми в карьере. Можете вспомнить, что делали во время предыдущих Игр – в Ванкувере?

– Конечно, я следил за теми Играми. В тот момент мы находились на сборе в Латвии, в Сигулде. Прикатывались там перед спартакиадой. Может быть, я и тогда мог отобраться на Игры. Но у меня была травма, после которой восстанавливался пару лет.

– Вы едете на Игры в качестве третьего пилота. Перед вами стоит задача занять там какое-то определенное место или отправляетесь скорее за опытом?

– Цель – выступить достойно, чтобы было не стыдно смотреть людям в глаза. Место в десятке – это оптимально, но лучше поближе к призовым местам, а то и в тройке.

– Вам все понравилось в прошлом году в Сочи на Кубке мира?

– Я там выступал в двойке. Сделал грубую ошибку, и из-за этого мы не попали в первую двадцатку, выступающую во втором заезде. А вообще дома выступать было очень приятно.

– Собираетесь посетить церемонию открытия Игр?

– Мы пока не знаем, как будет. Но вообще хотели бы сходить на открытие всей командой. Ведь это будет очень красочное и запоминающееся мероприятие.

– За несколько дней до начала Олимпиады чувствуете волнение?

– Я чувствую себя спокойно. Ответственность, конечно, есть. Мы все в предвкушении соревнований. Тренируемся, выходим на лучшую форму. Все ребята выкладываются.

– Как оцените для себя прошедший сезон в Кубке мира?

– Есть старты, которые были неудачными, а где-то все очень даже хорошо получилось. В начале сезона в двойках не пошло, и потому, к сожалению, мы не смогли получить полную квоту на Игры. А вот в четверках после Нового года занимали хорошие места и набрали достаточно очков.

– Какое выступление, на ваш взгляд, стало для вас лучшим в этом сезоне?

– Примерно на одном уровне были старты в Лейк-Плэсиде, где мы стали десятыми, и в Винтерберге, где мы сначала заняли десятое, а потом восьмое место. Пока это лучшие результаты в моей карьере на Кубке мира.

– В двойках у вас получается хуже?

– Не то чтобы хуже… Просто не хватает немного разгона и веса. Много нюансов и причин, почему так происходит.

– По ходу сезона у вас возникали сомнения, что вы сможете пройти внутренний отбор в сборной России?

– В начале сезона я не отобрался в основной состав. И нас повезли на Кубок Северной Америки, чтобы мы покатались на этих трассах перед Кубком мира. Секунды я показывал хорошие, и по итогам соревнований Пьер Людерс поменял в составе Алексея Стульнева на меня. В принципе по ходу сезона были разговоры, что в третий экипаж будут пробоваться различные пилоты. Поэтому приходилось выступать стабильно.

– Насколько велика техническая разница между бобами третьего пилота и первого?

– Серьезной разницы нет. Просто если перед соревнованиями идет распределение коньков, то право выбора сначала достается двум первым пилотам, а потом наступает моя очередь. А вообще команда оснащена хорошо – среди бобов и коньков выбор очень большой. Нет такого, чтобы нас как-то ущемляли. В этом плане делалось все, чтобы мы смогли завоевать квоту. Работа проводилась не только моим экипажем, но и тренерским составом. Все ребята в сборной понимали, что нашей команде нужна третья путевка на Игры.

– Вы в свое время перешли в бобслей из саней. Почему?

– В секцию санного спорта меня позвал брат. Тогда мне было 11 лет. Семь лет я катался на санях, заработав звание кандидата в мастера спорта. Был в юниорской сборной России. А потом у меня получился неудачный сезон, размолвка с тренером, и мне предложили перейти в бобслей. И как-то так получилось, что я оказался в составе сборной Москвы, где тогда начали развивать этот вид спорта. И у меня сразу стало получаться. Так что в бобслее я с 2006 года.

– Вы родом из Дмитрова, совсем недалеко от вас находится санно-бобслейная трасса в Парамонове. Как часто там тренируетесь?

– В последнее время мы там не катаемся. А вот когда ее только построили, я был на гомологации, и соревнования там проходили. Потом в Парамонове состоялось несколько сборов. Но по техническим данным эта трасса не то чтобы не соответствует параметрам, просто не похожа на другие треки для бобслея. Поэтому мы там не катаемся. Но там есть спорткомплекс, где можно летом отрабатывать разгон на очень хорошей эстакаде. На ней бываем часто.

– Чем занимается личный тренер в бобслее и чем его работа отличается от функций тренера национальной команды?

– У нас есть летние сборы, где мы отрабатываем стартовый разгон, занимаемся общефизической подготовкой. Кроме того, мы с моим тренером Олегом Соколовым тренируемся между сборами. Да и по ходу сезона с ним постоянно созваниваемся.

– Насколько вам важно иметь в составе своей четверки слаженную команду разгоняющих?

– Составы экипажей будут комплектоваться сейчас. Нам обещали, что второй и третий экипажи останутся конкурентоспособными и в разгоне, и на трассе. По ходу сезона у меня не менялись боковики – Моисеев и Хузин. Посмотрим, что решит тренерский совет сейчас.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ