Владимир Козлов: "Бобы на заводе ВЭФ собирали до двух часов ночи"

Янис КИПУРС (на переднем плане) и Владимир КОЗЛОВ начинают путь к историческому успеху в Калгари-1988. Фото Фотохроника ТАСС
Янис КИПУРС (на переднем плане) и Владимир КОЗЛОВ начинают путь к историческому успеху в Калгари-1988. Фото Фотохроника ТАСС

ЕСТЬ ТЕМА. 21 ШАГ ДО СОЧИ. КАЛГАРИ-1988
Теплый ветер перемен, ямайские бобслеисты и трагические судьбы 
Николай Гуляев: "За выигрыш не своего золота меня едва не исключили из сборной"

Калгари-1988 вспоминает соавтор единственной пока олимпийской победы в истории отечественного бобслея

В Калгари-1988 разгоняющий Владимир Козлов вместе с пилотом Янисом Кипурсом завоевали первую и единственную на данный момент золотую медаль нашей страны в бобслее в истории Олимпийских игр. А в четверках вместе с разгоняющими Гунтисом Осисом и Юрисом Тоне стали бронзовыми призерами.

– Федерация бобслея ставила перед вами задачу победить?

– Нет. Никакого разговора о том, что мы должны выиграть столько-то медалей, не было. Вполне возможно, руководство вносило что-то в планы, ведь мы в том сезоне досрочно завоевали Кубок мира. Однако не думаю, что рассчитывали на золото, тем более – на две награды.

– Но сами вы настраивались на победу?

– Естественно. Мы с Янисом ехали выигрывать.

– Как создавались бобы, на которых вы выступали?

– В то время бобы для сборной изготавливались на заводе ВЭФ. Мы их там сами и собирали. Делали это после смены, когда завод уже был практически пустым. Приезжали где-то после восьми часов и работали до часу ночи, иногда до двух – собирали вместе с механиками свою технику.

– Где вы жили в Калгари?

– В Олимпийской деревне. Но для части нашей делегации снимали коттедж – там жило руководство. А еще там был большой гараж, в котором мы содержали и готовили инвентарь. Конечно, у всех были ячейки на трассе, но мы отправляли инвентарь домой, в свой коттедж, чтобы к нему не было доступа всем остальным.

– Какие эмоции испытывали после победы?

– Дня два или три после победы эмоций вообще не было. Только опустошение и усталость. А радость и гордость пришли потом. Ведь нам еще надо было к выступлению в четверке готовиться, находить для этого силы. А вот когда завоевали еще и бронзу, тогда и почувствовали радость – и от победы, и от этого третьего места. Мы ведь в четверках выступали как второй экипаж от страны, но смогли обыграть первый – они заняли пятое место, а мы третье.

– До Олимпиады много раз выступали на трассе в Калгари?

– Я был на этом треке один раз, а мой пилот дважды – на предолимпийской неделе за год до Игр, и на тренировочных стартах за неделю до Олимпиады. Так что времени на нем провели совсем мало.

Сейчас, конечно, иностранцы находятся совсем в других условиях. В Сочи народ приедет, успев побывать там даже не по два, а по три раза. Накат у всех такой, что преимущество своего поля снижается. Тем более трасса строилась чуть ли не в самый притык к Олимпиаде. А за год уже ничего не успеваешь, ведь в это время нужно участвовать в отборе. Если бы трасса была готова года за четыре до Игр – тогда бы мы ее накатали. А так получается, что иностранные бобслеисты, которые приедут в Сочи, будут иметь там по 40 заездов. Это очень много! Мы думали, у них будет хотя бы до 30, но международная федерация в связи с безопасностью и всем остальным решила добавить к тренировочной неделе еще одну, плюс Кубок мира. Вот и набралось у иностранных спортсменов столько заездов.

– В Калгари вы были единственным россиянином в советской сборной. Как удавалось выдерживать конкуренцию среди латышей?

– Мы на протяжении четырех лет все время тренировались вместе. И никаких таких трудностей у нас не возникало. Все решалось в подготовке, смотрели, кто на что готов. Просто так сложилось, что пилотами в основном стали латыши. Русских ребят не было по разным причинам – кто-то прекратил заниматься, кому-то не достался боб в новой конструкции. Прежде всего я имею в виду Вячеслава Щавлева, который мог бы составить конкуренцию латышским пилотам, но у него в тот период не было необходимой техники.

– В Калгари вам удалось побывать на церемониях открытия или закрытия?

– На церемонии закрытия мы были. Это заняло часов шесть, не меньше. Помню, еще долго думали: куртки надевать или шубы. На улице было "+10", не меньше. Сейчас уже точно не помню, но, кажется, мнения разделились – кто-то пошел в шубе, кто-то нет. А в ходе праздничной церемонии температура упала до "-17". Поэтому шубы наши тогда очень пригодились.

– Как проходили акклиматизацию в Калгари, ведь это совсем другой часовой пояс?

– Мы приехали на Олимпийские игры одними из самых первых – как минимум за две недели до наших выступлений. Так что акклиматизацию прошли спокойно. У нас ведь перед стартом была еще тренировочная неделя, а мы уже за несколько дней до нее были на месте. Времени привыкнуть к местным условиям вполне хватило.

– Сейчас поддерживаете отношения с Кипурсом и с партнерами по четверке?

– Общаемся только с Янисом, когда я бываю в Латвии. За прошедшие годы он успел поработать тренером в разных странах, где развивают бобслей. Встречаемся очень редко, в основном на соревнованиях. У него все нормально, сейчас он занимается собственным бизнесом. Недавно общались по скайпу: обменялись впечатлениями от этапа в Санкт-Морице и своим видением перспектив наших сборных на Олимпийских играх. Сошлись на том, что будет борьба, и все покажут сами Игры. Сейчас очень многие страны готовы бороться за награды – Канада, Штаты, Швейцария, Латвия, мы и, естественно, Германия. Эти команды способны завоевать медали любого достоинства.

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

gorsten79

"Сейчас, конечно, иностранцы находятся совсем в других условиях. В Сочи народ приедет, успев побывать там даже не по два, а по три раза. Накат у всех такой, что преимущество своего поля снижается. Тем более трасса строилась чуть ли не в самый притык к Олимпиаде. А за год уже ничего не успеваешь, ведь в это время нужно участвовать в отборе. Если бы трасса была готова года за четыре до Игр – тогда бы мы ее накатали. А так получается, что иностранные бобслеисты, которые приедут в Сочи, будут иметь там по 40 заездов. Это очень много! Мы думали, у них будет хотя бы до 30, но международная федерация в связи с безопасностью и всем остальным решила добавить к тренировочной неделе еще одну, плюс Кубок мира. Вот и набралось у иностранных спортсменов столько заездов."-Что скажешь.Очень обидно если так.Надеюсь хоть никто "химичить" не сможет из иностранцев.Немцам такое часто приписывают на домашних соревнованиях.

20:06 25 января 2014