Пьер Людерс: "Никто не хочет смотреть
эту Олимпиаду по телевизору"

2010 год. Канадский олимпиец Пьер ЛЮДЕРС. Фото AFP
2010 год. Канадский олимпиец Пьер ЛЮДЕРС. Фото AFP

В ходе своего североамериканского турне специальные корреспонденты "СЭ" прибыли в город Парк-Сити в штате Юта, где ночью стартует второй этап Кубка мира олимпийского сезона. Вечером накануне гонок их пригласил в гости главный тренер сборной России.

Сергей БУТОВ, Слава МАЛАМУД
из Парк-Сити

43-летний канадец, совсем недавно сменивший бобслейные лосины на плащ главного тренера, находился в таком замечательном настроении, как будто бы Олимпийские игры в Сочи на днях завершились, а сборная России на них выиграла три золота из трех. Только что в просторном доме, где расквартировался тренерский штаб нашей команды, закончился брифинг (а говоря по-простому – собрание) со спортсменами. В штаб-квартире российского бобслея в штате Юта уютно потрескивал камин, а Людерс, олимпийский чемпион Нагано-1998, жестом пригласил нас устраиваться на огромном диване, на котором растворилась бы целая бобслейная четверка.

– Вам понравилось, как вы начали сезон в Калгари? В прошлом вы до самого Нового года соперников не щадили.

– Да, побеждали и побеждали, хотя это по-своему тоже проблематично. Ребята в таких случаях начинают думать, что выиграют каждый этап. С каждой неделей давление растет, и невольно появляется мысль: "Когда наша череда побед прервется?" А так мы "летаем низко", не привлекаем к себе внимания и постепенно наращиваем темпы. Александр Зубков был в Калгари четвертым в двойке и вторым в четверке, Александр Касьянов – седьмым, Ольга Стульнева – восьмой. Немного большего ожидали от Никиты Захарова и Анастасии Тамбовцевой, но в целом старт был хороший. Не на высочайшем уровне, но этого нам, если честно, и не нужно было на данном этапе.

– Предолимпийская нервотрепка в команде не чувствуется?

– Олимпиада всегда на уме, но я держу ребят под достаточным стрессом каждую неделю. У них хватает внутрикомандной конкуренции, чтобы не думать об Играх чересчур много. Мы ведь хотим, чтобы на Олимпиаду отобрались по три наших экипажа в двойках и четверках, а это очень непросто. Все будет зависеть от того, какие результаты будет показывать наш третий пилот.

– Зубков и Касьянов в Сочи окажутся наверняка?

– Если не случится какого-то форс-мажора.

– Если мы спросим вас о стратегии на этот сезон, что вы ответите?

– Во-первых, мы должны обеспечить спортсменам стабильные финиши в первой шестерке или восьмерке. Хороший пример – Ольга Стульнева. Чем ближе мы подведем ее к этой позиции, тем более уверенно она будет себя чувствовать и тем сильнее поверит в то, что покажет хороший результат в Сочи. В прошлом году ее лучший результат как раз там и случился. До сочинского этапа она вообще не появлялась в первой десятке.

– Существует вероятность, что некоторые этапы Кубка мира вы пропустите?

– Не исключено, что мы так и поступим. Многое зависит от того, насколько хорошо мы выступим здесь и на следующей неделе в Лейк-Плэсиде. В зависимости от этого и будем решать: не дать ли отдохнуть на каком-то отрезке более опытным экипажам.

– Когда вы были в Сочи в последний раз и что там делали?

– В октябре. Сначала у сборной был тренировочный лагерь на две с половиной недели. Мы тестировали бобы и полозья, дали каждому по четыре заезда в день. Согласно моему плану, пилоты должны подойти к Сочи минимум с 200 заездами на олимпийской трассе.

– О, ваша любимая магическая цифра.

– Да-да. Если предположить, что соперники будут иметь перед началом Игр 40 спусков, у нас будет в пять раз больше. Это не означает, что у нас будет в пять раз больше шансов победить, зато дарит отличную возможность для тестирования "материала", не говоря уже о знакомстве пилотов с трассой. Когда кто-либо из них столкнется с проблемной ситуацией на любом вираже, он заранее будет знать, как на нее реагировать.

– Как прошло испытание полозьев?

– В целом успешно. Коньки для четверок мы испытали еще в марте. Все наши экипажи имеют одинаковые полозья. С двойками пока не все так четко, как нам хотелось бы, но надеюсь, что в итоге все уладится.

– Что скажете про лидера сборной – Зубкова? Как у него дела? Как здоровье?

– Все ребята сравнительно здоровы. Лето Зубков провел хорошо, нагрузки были правильные. Нашей задачей в этом сезоне было не выходить на пик формы слишком рано. Пиковую форму трудно долго удерживать, поэтому я предпочел бы, чтобы сейчас они были на две-три "десятки" медленнее лучших результатов – чтобы было куда прогрессировать.

– Насколько важно было сохранить Зубкову тройку разгоняющих в составе Дмитрия Труненкова, Максима Мокроусова и Алексея Негодайло?

– Очень важно. Во-первых, это лучшая наша тройка, во-вторых, они отлично работают вместе и много чего вместе выиграли. Я уж и всех их побед не припомню. Это поможет ребятам на Олимпиаде, когда им потребуется знать, что они могут доверять друг другу. Мы хотим, чтобы во второй и третьей командах было такое же взаимопонимание, но там у нас пока еще есть вопросы по связкам.

– Какова цена доверия в бобслейном экипаже?

– Она мало чем отличается от доверия в любом другом спортивном коллективе, в той же хоккейной команде. Ты сам должен быть ответственным и требовать того же от других. Классный экипаж переживает хорошие и не очень минуты вместе. И если не идет разгон, не надо ни на кого показывать пальцем. А идти этот настрой должен от тренеров, которые обязаны, в случае чего, начинать анализ проблем с самих себя, а не валить все на спортсменов.

– У Труненкова были проблемы со спиной. Что случилось?

– Думаю, это связано с тренировками с большими весами. И потом, мы много находимся в дороге, а постоянная смена часовых поясов бьет по организмам. Достаточно небольшого спазма в мышцах, даже когда спортсмен банально поднимается по лестнице. Те же хоккеисты способны заработать боли в спине, просто завязывая шнурки.

– У Алексея Воеводы, такое впечатление, неплохо получается в паре с Касьяновым.

– В целом да. Я знаю, чего добился Алексей в прошлом, он и сейчас важная часть коллектива. Просто ему требуется как можно больше стартов и тренировок, чтобы войти во вторую половину сезона в оптимальной форме. Посмотрим, как у него получится. Пока что я очень доволен тем, как Касьянов и Воевода проявили себя в первых стартах, в частности, на этапах Кубка Америки, куда мы их заявили, чтобы они как следует скатались друг с другом. Отношение того же Алексея к работе меня устраивает. Все, что мы требуем, он выполняет. И это абсолютно нормально, так как если он или кто-нибудь другой хочет попасть на Игры, он обязан быть частью коллектива. Мы желаем Воеводе добиться успеха так же, как и всем остальным парням. Никто не хочет смотреть эту Олимпиаду по телевизору.

– Когда станут известны олимпийские сочетания?

– Насколько я знаю, состав мы должны объявить 19 января. Потом еще будет этап Кубка мира, и понятно, что кое у кого настроение на нем будет не самым лучшим. Тем же, кто попадет на Игры, я не советовал бы расслабляться. Оказаться в Сочи – полдела.

– Чего вы сами ждете от Игр? Ведь это ваша первая Олимпиада в качестве тренера, тем более такой мощной сборной.

– Больше всего я думаю о том, как выжать максимум из спортсменов и как мотивировать их в ежедневной работе. Я не сижу на диване в диком стрессе. У меня было пять Олимпийских игр в качестве спортсмена. Тренерский хлеб немного иной на вкус, но в целом я проходил через это испытание не раз и более-менее представляю, с чем придется столкнуться.

Загрузка...
Материалы других СМИ