Стивен Кинг представляет

Понедельник. Сочи. Туман накрыл комплекс "Лаура". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Понедельник. Сочи. Туман накрыл комплекс "Лаура". Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Мужской масс-старт два дня подряд отменяли из-за тумана. Спецкор "СЭ" сумел кое-что разглядеть.

Дмитрий СИМОНОВ
из Красной Поляны

Туман опустился на нас в воскресенье вечером. Гору внезапно съело белое облако. Люди теряли друг друга из виду, отходя метров на пять. Сначала это больше напоминало шутку. Пошли разговоры о том, что у биатлонистов-неудачников появилось новое оправдание: мол, облако помешало – вдобавок к давлению трибун, неправильному снегу, протухшей смазке и фраза типа "лыжи не едут" и "просто не повезло".

Потом стало не смешно. Взволнованный технический директор IBU Франц Бергер давал неутешительные прогнозы. Сначала гонку сдвинули на час. На трассу запустили человека с ружьем. Он приехал на стрелковую позицию и пропал из поля зрения. Выстрелил (об этом догадались по звуку), вернулся из тумана и грустно покачал головой.

Бергер мигом возвестил о том, что гонка переносится на 10.30 понедельника. Спустя полчаса оргкомитет и телевизионщики чуть подкорректируют план – 10.00.

Я спросил технического директора о прогнозе на понедельник.

– Всякое может случиться, у меня нет никаких гарантий, – ответил Бергер, улыбаясь в жидкие усы. Уже тогда он что-то подозревал.

Зрителей, которых туман превратил исключительно в слушателей, диктор развлекал сообщениями о том, как бьют буллиты в матче Россия – Словакия. "Шайбу! Шайбу!" – скандировал стадион.

Но, узнав об отмене, народ повалил прочь. Избежать транспортного коллапса не вышло. Поначалу работал всего один из двух подъемников, автобусы не успевали отчаливать, на месте остановки шаттлов появилось объявление: "Время ожидания – 1,5 часа". Вне очереди пропускали беременных женщин и детей. Впрочем, транспортную систему быстро удалось наладить. К форс-мажору оргкомитет оказался готов.

Шипулин и Малышко уныло паковали оружие. Российские и не только сервисмены мрачно переглядывались – им предстояла бессонная ночь: в таких условиях трасса становится непредсказуемой.

– Соревноваться невозможно! – всплеснул руками государственный тренер Владимир Барнашов. – На спортсменов перенос повлиять не должен – они готовы бежать хоть утром, хоть вечером. Но что будет дальше? Остается лишь уповать на Бога!..

Биатлонисты уходили прямо через толпу. Йоханнес Бе радовался раннему времени начала – проснулся, мол, поел, и сразу в бой. Фуркада сопровождала свита из фотографирующих зевак. На ходу француз давал интервью.

– Маня, гляди, Фуркад! – завопил какой-то мужчина. Фуркад в ужасе обернулся, но не вскинул ружье и вскоре потерялся в толпе.

С тех пор я Фуркада не видал. А уже уходя, ненароком подслушал разговор двух технических сотрудников стадиона.

– Решение о том, будет ли гонка, примут в районе восьми утра, – шептал один другому. – Возможно все. По моим данным, прогноз очень, очень плохой.

Ночью мне снилось, что всю Олимпиаду – Сочи и Адлер, "Фишт" и "Шайбу", Красную Поляну и "Лауру", трамплин и "Санки" – в один миг окутал туман. Сон оказался в руку. За ночь туман набрал силу и разжирел. Еще до подъема на высоту от холода пробирала дрожь. На вершине то и дело раздавался треск помех из барахлящих раций. В детстве моей любимой книгой была повесть Стивена Кинга "Туман", и я никак не мог отделаться от мысли, что из неизвестности вот-вот появится склизкое щупальце, схватит особо симпатичную журналистку и утащит в тартарары.

Пристрелка должна была состояться в 9 утра, но, конечно, не состоялась. Возле стрельбища были обнаружены лишь две волонтерши: чтобы не замерзнуть, они исполняли что-то вроде танца живота, а норвежский журналист снимал их на телефон. Видимость была практически нулевой. Некоторые зрители сдавали билеты в кассы.

Стало известно, что время старта перенесли на 15.30. Но за несколько часов ничего не поменялось, и гонку вновь перенесли – на 14.30 вторника. Тут на стадион зачем-то приехали Эмиль Хегле Свендсен и младший Бе. Россияне же благоразумно сидели в горной Олимпийской деревне и ждали звонка, который так и не раздался.

В пресс-центре шутили, что в Сочи необходимо использовать опыт Лужкова, годами успешно разгонявшего облака в Москве на Дни города. Кто-то забрался под стол и спал. Несчастный Рафаэль Пуаре, который теперь работает на телевидении, устало присел на пол. Днем ранее мы видели его, такого же одинокого и грустного, в ресторанном дворике торгового центра с роллами быстрого приготовления за 215 рублей.

– Нам говорили, что туман рассеется к вечеру, но мы получили свежий прогноз, и он очень плохой, дымка может вообще не уйти, – вздохнул член жюри соревнований Фабрицио Куртаз.

Мне показали бумагу из Росгидрометцентра, где с 14.00 по 19.00 прогнозировалось резкое улучшение видимости. Самое смешное, что так и произошло. С биржи открылся вид и на трибуны, и на мишени.

Но дело было уже не в тумане. От высочайшей влажности расклеилась и перешла в полужидкое состояние трасса. Ее обработали селитрой, но химической реакции не произошло.

– Трасса убита, – пожаловался мне отечественный эксперт, попросивший, чтобы я не упоминал в репортаже его имени. – Соль не помогла. Сейчас рабочие соскребают верхний слой снега, потому что по нему бегать невозможно. На Кубке мира нам в таких условиях выступать запрещают. А тут – Олимпиада!

Рабочие действительно вооружились граблями и лопатами. На помощь им пришли и бесчисленные волонтеры. Но реально ли было за столь короткий срок привести в порядок два с половиной километра дистанции?.. А туман то приходил, то отступал.

Вообще-то погодные катаклизмы на Белых Олимпиадах не редкость. Достаточно вспомнить Ванкувер, где в ход спринта вмешался снегопад, который вывел в чемпионы чуть ли не самого медленного биатлониста на Земле – Венсана Жэ. Это был его последний успех. Три года спустя он завершит карьеру из-за глубокой депрессии. Подписав кучу спонсорских контрактов, Жэ так и не оправдал ни капиталовложений, ни ожиданий болельщиков.

На редких Играх в истории не случалось переносов соревнований из-за снегопадов, туманов, дождей. У Сочи есть для биатлона три свободных дня – помимо 18-го, это 20-е и день закрытия. Вот только от присутствия или отсутствия тумана перспективы нашего биатлона не перестают оставаться туманными. И точный прогноз на гонки для России не даст никакой Гидрометцентр.

3
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (3)

MVD1969

Друг Мани - спаситель нашей сборной. Скажите ему, где Фуркад живет!

21:23 17 февраля 2014

AlCapone

мда, про Маню у Кинга не было... не додумался. после этих выкриков Мане Фуркад не будет спать всю ночь и мимо медали пролетит )

20:57 17 февраля 2014

EstMaza

Кинга читал, надо же.

20:12 17 февраля 2014