Евгений Трефилов: "В раздевалке вой, как будто хороним кого-то!"

Сегодня. Рио-де-Жанейро. Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото AFP
Сегодня. Рио-де-Жанейро. Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото AFP

РИО-2016

Главный тренер сборной России впервые на олимпийском турнире в Рио давал интервью сидя. И его можно было понять. Мыслями он еще был на площадке, переживал каждый эпизод.

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ
из Олимпийского парка

– В конце такая игра сумбурная шла, что я, честно говоря, в какой-то момент уже готовился к проигрышу, – устало сказал Трефилов. – Не могли устоять в защите, это плохой знак. Забивать – забиваем, но тут же получаем. Особенно правая сторона напускала в дополнительное время.

– Начало таймов не удалось – ни первого, ни второго. Почему?

– Это наша русская традиция. Мы не можем играть мяч в мяч. Мы должны повести. Спасибо сейчас, что концовка удалась. Просто удалась концовка! А так мы должны вести в два-три мяча, чтобы спокойно дожать. Норвегия играет более тщательно, профессионально. Поглядите, сначала доходила до линии, и ничего. А потом начала проскакивать между игроками – это профессионализм. У нас игроки тоже хорошие, но иногда такой сумбур бывает.

– В тайм-аутах вы что говорили?

– Тактика была простая: выиграть. Бросьте вы. Я должен привстать на колено и, как Сократ, рассуждать о тактике? Ребят, какая тактика! Выиграть любой ценой! Мы четыре раза с правого края пропускаем, самые опытные игроки там. Устоять надо было. Уже этот линейный замучил нас, сколько она набросала – мячей десять? Целый мешок. Ее держать надо усерднее! Взять, и работать с ней. Пусть издали побросают. В начале первого тайма побросали, а дальше – тишина. Не справились мы с линейным. Хоть и разбирались. Вот это наша проблема.

– Проблема с семиметровыми это такая Лунде молодец, или нам не везло?

– Значит, Лунде играет в Ростове. У меня здесь сидит пять человек из Ростова и остальные из чемпионата России. Значит, мы в этом случае тренируем Лунде для Норвегии. За деньги России. Хоть и жестко, но правда. Для меня это немного непонятно. Человек возьмет чемоданчик с деньгами, отправится домой, а у меня останется дыра на поле и дыра в бюджете.

– То есть, вы против легионеров?

– Против. По-честному. Должны быть один-два человека, с которых бы остальные брали пример. А не набирать со всей Европы. Сейчас в Ростове сколько легионеров? Семь? И дальше что? А где будет играть Сень? Петрова? Вяхирева? А еще куча игроков. Где им играть?

– Слава богу, сейчас они будут в финале играть. Как готовиться собираетесь?

– Дадим отдохнуть всем, отойти. Сейчас никто не уснет, поверьте мне. А дальше тренажерный зал будет, одна тренировка – точно будет. Два просмотра. Но я всегда говорю – война план покажет. Франция – не Норвегия, другая команда. И нам снова будет тяжело.

– Говорят, в концовка норвежка заступила за линию, когда забивала.

– Послушайте, я не смотрю на эту линию! Я смотрю на то, как действует игрок! Он идет и становится рядом, открывает угол. Так не защищаются, это неправильно. Чисто наша история: пришел, встал рядом, вот я закрыл. Кого ты закрыл! Ты открыл! Неподвижно мы сыграли. Если мы не решим эту проблему, будет тяжело играть.

– Вы все о проблемах, Евгений Васильевич. Но победа-то потрясающая! Что порадовало больше всего?

– Порадовал вой в раздевалке! Так вопят сейчас, как будто хоронят кого-то. Я им говорю: что случилось-то? А они: у-а-а-а. Я им: чего "уа"? Выиграли же! Делайте вид, что случайно, уходите и выходите снова!

Материалы других СМИ