А вы пропустили бы по рюмочке с Трефиловым?

Четверг. Рио-де-Жанейро. Норвегия - Россия - 37:38 д.в. Россиянки празднуют выход в финал Олимпиады-2016. Фото AFP Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото AFP Эмоции россиянок после победы. Фото REUTERS
Четверг. Рио-де-Жанейро. Норвегия - Россия - 37:38 д.в. Россиянки празднуют выход в финал Олимпиады-2016. Фото AFP

РИО-2016

Обозреватель "СЭ" – о выходе женской сборной России в финал Олимпиады-2016

Игорь РАБИНЕР

Самое сложное в наблюдении за этим космическим гандболом было не орать, чтобы в четыре утра не разбудить спящую в соседней комнате жену, которой надо было вставать в восемь. А просто молча вскидывать руку после каждого нашего гола, из последних сил сдерживая в горле так и норовивший вырваться рев. Что-то мне подсказывает, что я был такой не один.

Признаюсь честно: я крайне дозированно смотрю Олимпиаду-2016. Мне не нравится политическо-фронтовая тональность многого из того, что из Рио транслируется и говорится. Слишком много неспортивной истерии со всех сторон, лексики времен холодной войны – словно мы вернулись в Москву-1980 или Лос-Анджелес-1984. А циклические виды спорта не смотрю по другой причине. Потому что, как Станиславский, – не верю.

Но не посмотреть женский гандбольный полуфинал Россия – Норвегия, игру наших против чемпионок двух последних Олимпиад, было выше моих сил. Ведь это можно было сделать, только если совсем уж разлюбил спорт как таковой. А эта любовь во мне уже далеко не так наивна и восторженна, как в отрочестве, когда смотрел все возможные соревнования Сеула-1988, – но ее огонек все еще теплится.

Его, правда, чуть не загасили наши волейболистки, игру которых с сербками я сдуру решил посмотреть. И увидел... Уэльс, даже с тем же счетом, а главное – духом. Как будто мне всего этого в каждодневном футбольном бытописании не хватает. В те минуты, глядя на такого скучного и монотонного тренера Маричева, что от одного его вида скулы от тоски сводило и ко сну клонило, был нешуточный соблазн с этими Играми совсем завязать.

Но теперь, после гандбола, могу гордо заявить: эту Олимпиаду я не пропустил.

Даже если бы в конце концов проиграли – повторил бы то же самое. Ведь это было что-то запредельное по уровню, по накалу, по страсти. Ну примерно как финальная серия Кубка Канады по хоккею 1987 года между нашими и "Кленовыми листьями" – 6:5, 5:6, 5:6. Да, сборная СССР тогда самую малость уступила команде Гретцки и Лемье – но разве хоть у кого-то могло найтись в ее адрес хоть одно худое слово? Просто одни боги оказались чуть-чуть сильнее других.

А теперь на это самое чуть-чуть сильнее оказались российские олимпийские богини, Афины, Артемиды и Афродиты. И, думаю, всем вам вместе со мной хотелось проникнуть внутрь телеэкрана, расцеловать их всех и пропустить по рюмочке с неподражаемым Трефиловым...

Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото AFP
Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото AFP

Эти ночные эмоции выше любых эпитетов. И ты ныряешь с головой в ТАКОЙ гандбол в ту же секунду, как включаешь его. И время перестает для тебя существовать, и только после финальной сирены, когда коллективно плачут обе команды – одни с радости, другие с горя – ты вдруг замечаешь, что за окном уже светает. И что этот рассвет так же красив, огненен и бесподобен, как лица и взгляды наших гандбольных кудесниц.

Я люблю колоритных людей, особенно если помимо колорита, именуемого ныне харизмой, у них внутри есть что-то еще. То, что у Евгения Трефилова – есть, все очевиднее с каждой Олимпиадой, с каждой игрой его команды, а не только по его феерическим интервью и пресс-конференциям, которые, будучи порой прочитаны с утра, делают мой день.

Не всегда, понятное дело, я с огненными трефиловскими высказываниями согласен, особенно по допингово-политическим вопросам. Но из каждой его фразы бьет непереносимость к банальщине, безликости и фальши. И у площадки, и в интервью, и ясно, что во всей остальной жизни он не боится быть самим собой. Только такие, не пытающиеся переделать себя в кого-то другого, и выигрывают. Не только на спортивной арене. В жизни. Читаю сейчас биографию Стива Джобса, в которой характер создателя компьютерной реальности подан во всей его противоречивости и порой несносности. Но будь он другим – не был бы Джобсом.

И в данном случае не имеет никакого значения, откуда человек – из России, США, с Сейшельских островов. Важно, прогибается он под изменчивый мир "и жизнь его похожа на фруктовый кефир" – или ему хватает духу, чтобы не сломать свою личность в угоду обществу или кому-то конкретному.

Трефилов бывает неожиданным. Заметьте, он вообще не бесновался и не кричал в двух последних тайм-аутах, в решающие моменты полуфинала. Он знает, когда взбадривать, а когда успокаивать и не задевать команду за живое, а включать ей мозг. И как же шикарно видеть, как на исходе матча тренер за 30 секунд четко расписывает команде комбинацию – и девушки, которые, казалось, в таком состоянии уже не способны воспринимать какие-либо установки, делают все в точности как сказано. И забивают.

В эту секунду мне вдруг вспомнилось, что многие западные исследователи назвали "Анну Каренину" лучшим в мире романом о женщине и ее психологии от автора-мужчины. И пусть Трефилов не Лев Толстой, но он прибедняется, сожалея, что не может залезть своим игрокам в черепную коробку. Внешне такой простой дядька это давно уже сделал. И как же не видят за деревьями леса те, кто считает, будто метод у него, Карполя и других один – страх и крик...

А какие кадровые фортели он выкидывает! Я, конечно, ничего не понимаю в гандболе, но, по-моему, выход на дополнительное время не игравшей в основное ни секунды Маренниковой (ветерана трех Олимпиад, кстати) с последующим ее голом – это примерно как если бы в полуфинале сентябрьского Кубка мира по хоккею Олег Знарок выпустил в овертайме 13-го нападающего, условного Наместникова, который до того не играл в матче вообще. И тот бы забил. Простите за вопиющий дилентантизм, но мне кажется, что со стороны Трефилова это была очень, очень крутая штука. Специалистам в области гандбола разрешаю над собой громко смеяться. Не обижусь...

А автор победного броска Ильина? При том что до того она за весь турнир бросала всего один семиметровый, при одном голе сборной из пяти с 7 метров в финале, человек в решающие моменты, включая последнюю минуту основного времени и овертайма, выходит на точку и забивает норвежке-одноклубнице по "Ростов-Дон" три из трех! И все по-разному. Какое же нечеловеческое хладнокровие девушке надо для такого иметь! И опять же – какое звериное чутье у Трефилова, как он чувствует команду и знает, кого именно в такой момент надо было туда поставить. Отправить на Голгофу, как выразились комментаторы...

Эмоции россиянок после победы. Фото REUTERS
Эмоции россиянок после победы. Фото REUTERS

Но вот что меня пугает. Может, просто потому что я знаю эту команду недостаточно хорошо. В спорте часто бывает, что после эпической победы наступает эмоциональный откат, выхолащиваются эмоции. И на следующий матч их уже оказывается невозможно собрать. Так, например, было с нашими хоккеистами на двух Олимпиадах подряд, когда мы в четвертьфиналах побеждали действующих олимпийских чемпионов – Чехию в Солт-Лейк-Сити и Канаду в Турине. И на полуфиналы выходила другая команда.

Но позвольте мне верить, что эти девушки – из другого теста.

И еще. Вот что во всем этом прискорбно, парадоксально и, полагаю, неминуемо.

То, что после Олимпиады схлынут эмоции, мы, как всегда, перестанем быть больны гандболом – и в следующий раз после финала Рио-2016 мы вот так, от всей души и на пятой скорости нашей страсти, будем переживать за этих героических гандболисток через четыре года в Токио (очень надеюсь – все с тем же Трефиловым, уже 64-летним, во главе).

И эти четыре года им будет очень больно, что все их опять задвинули на информационные задворки.

Хотя они стоят переживаний не в сто, а в тысячу крат больше, чем кое-кто, о ком в этой колонке даже упоминать не хочется. Чтобы карму перед финалом им не испортить...

Материалы других СМИ
Загрузка...