Моральный Чернобыль. Особое мнение Рабинера о допинге и Олимпиаде

25 июля 2016, 15:25
"Сегодня ты восхищаешься спортсменом, рукоплещешь его героическому олимпийскому золоту, пишешь и читаешь об этом человеке взахлеб, а через два-три года выясняется, что он сидел на стероидах, и тебя со всеми твоими чистыми эмоциями нагло и цинично обманули". Фото AFP Виктор ЧЕГИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ 1 февраля 2014 года. Сочи. Президент МОК Томас БАХ в гостях у Елены ИСИНБАЕВОЙ – мэра Олимпийской деревни. Фото AFP
Неожиданный взгляд обозревателя "СЭ" на ситуацию вокруг Олимпийских игр

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Игорь РАБИНЕР

Где-то между Пекином-2008 и Лондоном-2012 я как-то резко потерял интерес к летним Олимпиадам, три из которых – Сидней, Афины и Пекин – до того освещал с мест событий. И какое-то время никак не мог осознать, почему.

Всю жизнь писал, за редчайшим исключением, только о футболе и хоккее – и тут образовался Сидней-2000. В потрясающе дружелюбном и открытом австралийском орнаменте – куча новых, неизведанных видов спорта, а главное, свежих, неиспорченных славой и большими деньгами людей. В ту пору – совсем не заевшихся депутатством и сенаторством. В свое время Мохаммед Али отказался воевать во Вьетнаме. И ему это стоило несколько лет отлучки от бокса, зато какое влияние на миллионы оказало! Среди наших спортсменов-политиков таких Али что-то не наблюдается.

В Афинах четыре года спустя мне тоже еще было интересно – может, по инерции, но если и меньше, то ненамного. Да, двумя годами раньше в Солт-Лейк-Сити мы уже пережили одну отвратительную допингово-спортивно-патриотическую истерику, когда господин Тягачев после очередной поимки отечественного допингера в своем стиле сделал вопиюще безграмотное заявление: предложил всем собирать манатки и уезжать с Олимпиады в знак протеста.

В 2002-м осадок остался – особенно когда из жуликов на родине начали делать героев-мучеников и давать работу в региональных спортивных ведомствах. Но на зимних Играх я всегда писал о хоккее, был (и остаюсь) увлечен им, и допинг-истории из-за этого не выходили для меня на первый план. А в Греции было все-таки ощущение родины Олимпиады – и опять много интереснейшего общения.

Например, с совсем еще молодой, непосредственной и незвездной Еленой Исинбаевой. Которую я, в отличие от некоторых моих коллег, абсолютно не склонен обвинять за некрасивую фразу о "псевдоспортсменах и псевдомедалях". Вы, те, кто клеймит, просто поставьте себя на ее место. Великая чемпионка, двукратная победительница Игр, родила и вернулась в спорт, чтобы поехать на свою последнюю Олимпиаду. Она ни в чем никогда не была запятнана. Тут на эмоциях что угодно можно ляпнуть. Кстати, не вернись она в свое время из Монте-Карло в Волгоград – не была бы сейчас частью российской спортивной системы и, как Дарья Клишина, по крайней мере имела бы шансы на Рио...

Виктор ЧЕГИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ
Виктор ЧЕГИН. Фото Федор УСПЕНСКИЙ

Чем дальше, тем больше в российском спорте становилось политики. А где политика – там большие деньги и неразборчивость в средствах.

На мой взгляд, прав Евгений Кафельников, великий спортсмен и олимпийский чемпион (которым стал, уже имея все, будучи экс-первой ракеткой мира, победителем двух турниров "Большого шлема"), который написал в твиттере: "Это не весь мир против нас, а мы против остального мира, к сожалению!" Спасибо за честность Кафельникову и двойное спасибо – метателю молота Сергею Литвинову, который сам пострадал от решения ИААФ. Его жесткая критика системы и своего поколения российских легкоатлетов – это позиция не только серьезного спортсмена, но и большой личности.

Раскрывать допинг-истории у нас никому не было нужно. В 2005 году я написал в "СЭ" огромное расследование "Бромантановый "Спартак" – о том, как красно-белых целенаправленно кормили допингом в 2003 году. С прямой речью двух футболистов, Ващука и Деменко, и подробнейшим, восстановленным из многочисленных записей офф-рекорд, рассказом обо всем том кошмаре, который творился в клубе в те месяцы. Отлично известном, как оказалось, в РФС и сознательно покрытом футбольным союзом, даже когда там выяснился подлинный масштаб содеянного.

На следующий день после выхода расследования в редакцию "СЭ" позвонил новоиспеченный президент РФС Виталий Мутко. Лично! И (благо, сама история случилась еще не при нем) твердо пообещал взять "бромантановое дело" под контроль, провести собственное расследование РФС и наказать виновных по всей строгости закона. Потом мы не раз спрашивали, где же оно, расследование-то. "Ведется" – веско отвечал Виталий Леонтьевич...

К 2008 году объем политики в российском спорте и вокруг него нарастал. Пекин я отработал через силу и не мог пробудить в себе к нему реальный интерес. Почему-то он был потерян. Напрочь – хоть многие спортсмены по-прежнему вызывали персональные уважение и симпатию. Но что-то общее, системное, что я тогда не мог для себя четко сформулировать, вызывало чувство протеста и отторжения. И тогда я сказал себе, что в Лондон и далее по списку не поеду. Все, наелся. Свежесть эмоций прошла, а дальше вдруг стало неинтересно и фальшиво. Но почему?

Со временем я нашел ответ на этот вопрос. Где-то внутри накопился и в итоге перелил за край объем обмана. Сегодня ты восхищаешься спортсменом имярек, рукоплещешь его героическому олимпийскому золоту, пишешь и читаешь об этом человеке взахлеб, а через два-три года выясняется, что он сидел на стероидах, и тебя со всеми твоими чистыми эмоциями нагло и цинично обманули. Они, эти эмоции, ушли на очередного жулика. Взять ту же банду Чегина, которая безнаказанно промышляла много лет.

Причем это касается не только наших спортсменов. Например – американка Мэрион Джонс. Но на Западе ее посадили в тюрьму, а икону для миллионов Лэнса Армстронга просто уничтожили. А у нас тот же Чегин с 24 (!) пойманными на допинге воспитанниками был дисквалифицирован лишь в феврале этого года и по-прежнему для многих рукопожатен и даже авторитетен. Ибо – стабильно выигрывал, золотишко намывал. Какая разница – как?

У нас считалось нормальным, что родной сестре директора национального антидопингового центра суд выносит обвинительный приговор за незаконный оборот анаболических стероидов, и при этом сам директор, как ни в чем не бывало, продолжает работу. У нас тому же Чегину, символу эпохи, за "успешную подготовку спортсменов" к Лондону вручался "Орден Почета" в 2013 году, когда уже 11 (!) его воспитанников было дисквалифицировано за допинг, и готовившие документы о награждении люди не могли об этом не знать. Но все-таки наградили.

1 февраля 2014 года. Сочи. Президент МОК Томас БАХ в гостях у Елены ИСИНБАЕВОЙ – мэра олимпийской деревни. Фото AFP
1 февраля 2014 года. Сочи. Президент МОК Томас БАХ в гостях у Елены ИСИНБАЕВОЙ – мэра Олимпийской деревни. Фото AFP

И смех, и грех, что те, кто возвел спорт в России в ранг государственной политики, сами же теперь обвиняют ВАДА и ИААФ в политической составляющей их нынешних действий, которая действительно просматривается. Мы в гневе от того, что с нами решили сыграть по нашим правилам. Что теперь уже с той стороны лес рубят – наши щепки летят.

Говорите, сломанные судьбы, годы напрасного труда и самопожертвования? Это так. Но вы-то когда об этих самых людях думали? Когда награждали Чегина очередной медалью за новый выводок чемпионов-мутантов? А что будет с этими ребятами дальше – плевать, они уже отработанный материал, ждем следующих?

Конечно, мне как россиянину хотелось, чтобы МОК все-таки допустил чистых российских спортсменов в Рио. И меня возмутило категоричное заявление USADA о необходимости отстранения всей российской команды от Рио, сделанное ДО оглашения доклада Макларена. И, кстати, сразу возникла мысль, что это наглое вторжение в чужой огород вызовет обратный эффект. Что Бах, человек гордый и сам олимпийский чемпион, не потерпит столь бесцеремонных указаний, и на Игры-2016 мы поедем не в последнюю очередь потому, что американцы пересолили.

После решения CAS таких надежд стало меньше. Оставалось верить, что одной легкой атлетики, королевы спорта, на первый раз в роли сакральной жертвы окажется достаточно.

И все-таки недаром у Баха сложилась репутация "голубя", а не "ястреба" в отношении России. В сильно усеченном составе, но на Игры-2016 наша сборная все-таки поедет. Хорошо, конечно, что нам там будет за кого болеть. Но я не готов ставить после этого предложения восклицательный знак и победно взмахивать патриотическим кулаком. Потому что хуже всего, если в наших спортивных инстанциях после помилования со стороны МОК выдохнут: "Отскочили".

Впрочем, еще до вердикта МОК я решил: безотносительно того, казнит Бах или помилует, я крайне дозированно буду смотреть эту Олимпиаду. Разумеется, с нашими – чуть больше, без них – только пару главных финалов.

Мне просто стали неинтересны летние Олимпиады как явление. Потому что в них стало слишком много обмана, и я не хочу через пару-тройку лет разочароваться в очередной порции чемпионов. Значительная часть которых, закончив, тут же окажется в Совете Федерации и Госдуме.

Может, для того чтобы вера в честность Олимпиад однажды вернулась, и нужно то жестокое, болезненное и по отношению к кому-то несправедливое, что сегодня происходит. И эти "летящие щепки", которых, безусловно, по-человечески очень жаль, послужат тому, чтобы на олимпийском пепелище однажды вырос новый, чистый от всего этого морального Чернобыля, лес.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд