Допинг

2 июня 2016, 23:00

Россию спасет олимпийская хартия?

Обозреватель
Даже в случае отказа Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) отменить запрет на участие в соревнованиях для всех российских спортсменов у сборной России еще останется шанс поехать в Рио с помощью Международного олимпийского комитета (МОК).

21 июня в Лозанне руководство Международного олимпийского комитета (МОК) обсудит вопрос о том, насколько запрет на участие в Олимпийских играх, распространяющийся на целые страны, соответствует Олимпийской хартии. Для России эта, казалось бы, абстрактная дискуссия может стать судьбоносной. Если "массовая дисквалификация" будет признана незаконной, наши спортсмены, не замешанные в допинговых делах, смогут поехать на Олимпиаду-2016, даже в том случае, если слушания по обвинениям в адрес всей российской антидопинговой системы пройдут для нас не слишком благоприятно.

БОРЬБА МЕЖДУ ЛЮДЬМИ, А НЕ МЕЖДУ СТРАНАМИ

Российскую спортивную дипломатию в последнее время принято ругать. Но грядущее заседание МОК, как бы оно ни закончилось, – безусловный успех наших чиновников. Заставить крупнейшую международную организацию собрать экстренное совещание по философскому вопросу – это круто. И вряд ли руководители МОК вдруг решили бы обсуждать накануне Рио темы коллективной и индивидуальной ответственности сами по себе, без нашей настойчивой просьбы.

Вкратце о сути дела. Согласно параграфу 6 статьи 1 Олимпийской хартии, "Олимпийские игры – это соревнования между спортсменами в индивидуальных или командных видах спорта, но не между странами". Иначе говоря, фундаментальный принцип олимпийского движения – борьба между людьми, а не между государствами. Именно поэтому, например, считается неофициальным столь популярный у нас командный зачет.

А теперь попробуем представить себе, что 17 июня Совет международной федерации (ИААФ) в Вене примет решение не допускать российских легкоатлетов до Олимпиады в Рио на основании подозрений в массовом употреблении допинга. Расклад, учитывая последние события, весьма вероятный. Тогда российские представители смиренно склонят головы, чтобы уже спустя четыре дня опротестовать – причем аргументированно – решение ИААФ на уровне МОК.

Действительно, если Олимпиада – это соревнование между людьми, а не между странами, как можно запрещать участвовать в Играх представителям одного вида спорта только на основании их национальной принадлежности? Почему ни в чем не виновная условная Елена Исинбаева должна нести коллективную ответственность за свою страну, если на Играх она представляет в первую очередь себя лично?

Олимпийская хартия – фундаментальный документ для МОК, сродни Конституции для государства. И, выходит, если следовать ее букве, сама постановка вопроса о переносе санкций на олимпийскую сборную России по легкой атлетике, который будет обсуждаться 17 июня на Совете ИААФ, – уже нонсенс.

Офис ВАДА в Монреале. Фото REUTERS
Офис ВАДА в Монреале. Фото REUTERS

БОРЬБА ЮРИСТОВ С ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ

Впрочем, как многие другие документы, Хартию можно толковать по-разному. "Для участия в Олимпийских играх спортсмен или команда должны соответствовать <...> Всемирному антидопинговому кодексу, <...> а также правилам соответствующей международной федерации". Это тоже цитата из Олимпийской хартии, которая применительно к ситуации с российской легкой атлетикой несет прямо противоположный смысл с темой "соревнований между спортсменами". Вопрос, что в этом конфликте смыслов станет определяющим: сила юристов, собственные убеждения членов МОК или давление общественного мнения.

– Строго говоря, уже начиная с первого доклада Независимой комиссии ВАДА ситуация с российской легкой атлетикой вышла из правового поля, – заявил "СЭ" известный спортивный юрист Артем Пацев. – На основании этого доклада – юридического документа по форме, но по сути – бездоказательного и чисто эмоционального, были приняты совершенно конкретные решения. Поэтому предсказать, как теперь будет действовать МОК, очень сложно. Наверняка тут сыграет роль не только юриспруденция, но и многие другие факторы.

– Может ли заседание 21 июня открыть дорогу на Игры в Рио перед "чистыми" российскими легкоатлетами? – спросил официального представителя МОК Марка Адамса корреспондент компании NBC.

– Это чистая спекуляция, – ответил Адамс. – Давайте дождемся решения ИААФ по России, а потом уже подумаем, что произойдет дальше.

Похожей позиции придерживается и генеральный секретарь Всероссийской федерации легкой атлетики, член Совета ИААФ Михаил Бутов.

– Бессмысленно рассуждать об Олимпийской хартии до 17 июня, – заявил Бутов в интервью "СЭ". – Сейчас вся наша работа строится под эту дату, и комментировать дальнейшие события можно будет только после того, как ИААФ примет какое-либо решение.

Нежелание Бутова "бежать впереди паровоза" понятно, но в реальности нам уже давно пора готовиться к отрицательному для себя решению. Если ИААФ скажет России "да" – тут все понятно, можно проводить предолимпийский чемпионат страны и бронировать билеты в Рио. А вот если ответ будет отрицательным, времени для дальнейшей борьбы у нас остается впритык. Даже если рассматривать вариант апелляции в Спортивный арбитраж в Лозанне (CAS), суд может просто не успеть принять решение до того, как закроется срок заявок на Игры.

Поэтому заседание МОК в Лозанне уже через четыре дня после Совета ИААФ – наш главный шанс. Вдруг Олимпийская хартия все-таки перевесит Кодекс ВАДА?

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости