Как выглядел первый большой скандал с русским допингом. Уже тогда мы чуть не остались без Олимпиады

12 ноября 2020, 08:30
2002 год. Солт-Лейк-Сити. Лариса Лазутина. Фото Александр Федоров, "СЭ" 2018 год. Лариса Лазутина. Фото Дарья Исаева, "СЭ" 26 февраля 2002 года. Первая полоса «СЭ». Фото "СЭ"
Игры-2002 в американском Солт-Лейке стали первыми после появления Всемирного антидопингового агентства — и сразу же ознаменовались одним из крупнейших конфликтов в истории

В 2002 году наша женская сборная по лыжным гонкам фактически перестала существовать в ее привычном звучании. И до конца не возродилась до сих пор, несмотря на усилия отдельных спортсменок вроде Натальи Непряевой. Тогда, в 2002-м, на пике было поколение нынешнего героя России Ларисы Лазутиной. Только четыре года как закончилась карьера будущего президента федерации Елены Вяльбе, в самом расцвете была звезда Нагано-1998 Юлия Чепалова. Победа российской эстафеты, где к Лазутиной и Чепаловой добавились Ольга Данилова и Нина Гаврылюк, была таким же решенным вопросом, как-то, что утром взойдет солнце.

Первый канал (тогда он назывался иначе) принял решение транслировать женскую лыжную эстафету в прямом эфире. Для того времени многочасовые спортивные трансляции на федеральных каналах были делом немыслимым. Но тут со стопроцентной вероятностью ожидался олимпийский триумф. А комментировать его должен был молодой и талантливый Дмитрий Губерниев. Но, выйдя в эфир за несколько минут до старта гонки, Губерниев объявил:

— Сборная России не допущена до соревнований и на старт не выйдет...

Был ли заговор?

Это была бомба мирового масштаба. Примерно, как если бы не выпустили на дорожку Усэйна Болта или не дали играть Криштиану Роналду. Выяснилось, что уровень гемоглобина у Ларисы Лазутиной на мизерную долю превысил допустимый. Тогда еще действовали правила, когда за повышенный гемоглобин отстраняли от гонки.

Это не дисквалификация, а просто запрет выходить на старт в конкретный день. Повышенный гемоглобин может объясняться массой естественных причин, а может и допингом. Но так как ловить изощренные виды кровяного допинга в начале 2000-х еще не умели, ВАДА, чтобы остановить мошенников, придумало такое вот отстранение. От него в разные годы пострадали десятки российских спортсменов, и далеко не для всех это потом закончилось дисквалификацией. Но с Лазутиной вышла совсем особая история.

Анализ показал отклонение от нормы утром в день гонки. Теоретически Ларису можно было заменить — это же еще не дисквал. Россия выиграла бы золото с любой из запасных спортсменок, это несомненно. Но нашим чиновникам сообщили о снятии Лазутиной только за час до гонки. Когда все сроки для замены уже прошли. Почему так вышло? Скорее всего, по совокупности факторов:

— решение принимал глава гоночного комитета международной федерации Одд Мартинсен — норвежец и отец самой крутой норвежской лыжницы Бенте Мартинсен-Скари. Без русских норвежки становились главными фаворитами;

— российскую делегацию на Играх впервые возглавлял новый президент ОКР Леонид Тягачев. После глыбы в лице Виталия Смирнова это был заведомо более слабый чиновник, пользовавшийся меньшим авторитетом;

— главой ВАДА на тот момент был наш давний «друг» и будущий автор двух докладов о российском допинге Ричард Паунд. Ему нужен был громкий скандал, чтобы оправдать появление своей организации.

Попались на препарате, который даже не был запрещен

Итак, Лазутину не допустили, Россия на старт эстафеты не вышла. Тягачев провел крайне слабую пресс-конференцию, мемы из которой гуляют в народе до сих пор. Он угрожал снятием России с Игр (но, естественно, этого не сделал), а повышенный гемоглобин у Лазутиной объяснил женскими критическими днями. Страна негодовала, депутаты Госдумы кричали в ток-шоу о вопиющей несправедливости. И когда спустя пару дней Лазутина с гигантским преимуществом выиграла гонку на 30 км, это казалось национальным триумфом. Правда, казалось всего несколько часов: вскоре ВАДА объявило — проба Лазутиной дала положительный результат на запрещенный препарат.

Лазутину (а вместе с ней Ольгу Данилову и испанского лыжника Йохана Мюллегга, который выиграл на тех Играх три золота) поймали на дарбепоэтине. Это аналог знаменитого ЭПО, но на тот момент препарат еще не был даже в запрещенном списке. Метод его обнаружения был разработан чуть ли не во время самих Игр в Солт-Лейке.

Поводов для суда было масса: препарат не из запрещенного списка, метод не сертифицирован, нарушения в процедуре забора анализов... Правда, по существу-то возражений быть не могло: это действительно супернужный препарат в контексте лыж, и попасть в организм случайно, без ведома спортсмена, он никак не мог. Многолетняя судебная тяжба Лазутиной и Даниловой с участием адвоката Анатолия Кучерены ни к чему не привела. Хотя отчасти своей цели они добились: для России эти спортсменки по-прежнему — олимпийские чемпионки, а не допингеры.

2018 год. Лариса Лазутина. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
2018 год. Лариса Лазутина. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Мюллег исчез в Бразилии

Лариса Лазутина сейчас — герой России, депутат и первый заместитель председателя Московской областной думы. Она ведет активную политическую жизнь, но события в родных лыжных гонках предпочитает не комментировать. Карьера Ольги Даниловой сложилась скромнее, но тоже связана с политикой — она была начальником отдела по физической культуре, спорту и туризму Александровского района Владимирской области. В январе 2019 года ее имя неожиданно попало в светскую хронику, после того как директор школы ее имени пожаловалась на то, что великая лыжница избила ее новогодней елкой. А через полгода появилась информация о том, что Данилова покидает руководящий пост.

На контрасте интересно посмотреть, что случилось за эти годы с тем самым испанцем Йоханом Мюллеггом. Человеком, который в 2002-м был с Лазутиной и Даниловой абсолютно в идентичной ситуации и попался на том же самом препарате. Кстати, золото Мюллегга потом перешло российскому лыжнику — Михаилу Иванову.

26 февраля 2002 года. Первая полоса «СЭ». Фото "СЭ"
26 февраля 2002 года. Первая полоса «СЭ». Фото «СЭ»

После дисквалификации на Мюллегга обрушилась настоящая травля. Его мать вынуждена была сменить фамилию (иначе в их семейный отель никто не хотел ехать). Сам Мюллегг попытался было сопротивляться нападкам, издал даже книгу с говорящим названием «Один против всех». Но вскоре, похоже, уступил обстоятельствам и просто исчез.

Нашелся он совершенно случайно в 2014-м в Бразилии во время чемпионата мира по футболу. Особо общаться со шведскими журналистами Мюллегг был не настроен, отделался только общими сведениями: у него новая жизнь, новая семья, он работает в строительной фирме и всем доволен. Соседи и коллеги даже не подозревают о его спортивной биографии. Комментировать события в лыжных гонках Мюллегг не желает. И это, пожалуй, единственное, что объединяет его с коллегами по несчастью в Солт-Лейке из российских лыж.

Олимпиада: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
17
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир