30 марта, 00:30

Олег Матыцин: «Никогда в истории не было такой дискриминации спортсменов по национальному признаку»

Министр спорта России Олег Матыцин уверен, что большинство международных спортивных чиновников выступают за возвращение наших спортсменов
Корреспондент
Читать «СЭ» в
Министр спорта России уверен, что большинство международных спортивных чиновников выступают за возвращение наших спортсменов и не согласны с «коллективной ответственностью на политической почве».

Февраль и март — возможно, самое сложное время в истории российского спорта. Большинство наших спортсменов оказались лишены возможности выступать на международном уровне, отменены десятки соревнований, которые должны были пройти в России, наши лиги покинули многие легионеры. Тем не менее министр спорта РФ Олег Матыцин не теряет оптимизма, о чем он рассказал в интервью «СЭ».

— Какие меры поддержки Минспорт подготовит для федераций, спортсменов и тренеров в сложившейся ситуации?

— Уверен, меры поддержки реально работают, если основываются на мнениях спортсменов, тренеров, специалистов, ради которых все это делается. Поэтому на прошлой неделе провел встречи с комиссией спортсменов ОКР, с руководителями летних и зимних федераций, с представителями Паралимпийского комитета России. Эти встречи вселили уверенность, что в целом мы выбрали правильные направления мер поддержки спортивной сферы.

Всего будут реализованы 13 направлений и свыше 35 задач по их исполнению. Прежде всего это социальная защита спортсменов. Важно, чтобы в связи с отсутствием международных стартов их уровень заработной платы не снизился, чтобы им продолжали присваивать разряды и звания. Еще один блок вопросов связан с тем, чтобы сохранить насыщенный спортивный календарь.

— Но единый календарный план на 2022 год давно утвержден...

— По российскому календарю все идет по плану, до 1 апреля совместно с федерациями мы его актуализируем с учетом новых соревнований.

Что касается международных стартов, то мы сейчас проводим определенную «ревизию», чтобы создать новые форматы соревнований на территории России с возможностью участия наших коллег из других стран, которые поддерживают нас и готовы сотрудничать в спортивной сфере. Такой опыт у нас уже есть. Говорю про проведение зимних Игр паралимпийцев «Мы вместе. Спорт». В Ханты-Мансийск при­ехали представители Казахстана, Армении, Белоруссии и Таджикистана. Не так много, но это первый опыт формирования участников таких соревнований. В дальнейшем, конечно, будем его расширять.

21 февраля. Москва. Министр спорта РФ Олег Матыцин (в центре) с олимпийцами сборной России. Фото Александр Федоров, "СЭ"
21 февраля. Москва. Министр спорта РФ Олег Матыцин (в центре) с олимпийцами сборной России.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Спартакиада сильнейших пройдет по программе летних Игр в Париже

— Какие страны могут заинтересоваться подобными стартами?

— Помимо плотного взаимодействия со странами СНГ мы разрабатываем спортивные маршруты в соответствии со стратегией, которая была принята в 2020 году. Речь про соревнования в рамках БРИКС, ШОС и ЕврАзЭС. Такие предложения с помощью МИД и с помощью наших представителей дипмиссии в соответствующих странах активно прорабатываются. В мае должна состояться встреча министров спорта стран ШОС, а осенью — встреча глав стран ШОС. Сейчас готовим рабочую группу по спорту, которая будет продвигать наши предложения в рамках этих мероприятий.

— Будет ли Минспорт поддерживать иски наших федераций об отстранении и иски спортсменов, от которых требовали подписания политических деклараций?

— С первых дней отстранения наших спортсменов мы начали работу по защите интересов РФ в иностранных судебных учреждениях в части оспаривания решений международных спортивных федераций. Такие меры закреплены в наших антикризисных документах, и мы будем планомерно отстаивать интересы и права каждого спортсмена. Минспорт продолжит обеспечивать участие российских спортсменов в международных соревнованиях за рубежом в различных статусах, но только при гарантии мер безопасности со стороны принимающего государства.

— Какие именно дополнительные соревнования могут появиться в календаре в ближайшее время?

— Буквально несколько дней назад вернулись из Минска, где проводилась коллегия с нашими белорусскими друзьями, которые также оказались под международными санкциями. Обсуждались совместные проекты спортивных и образовательных мероприятий. В самое ближайшее время наши федерации по видам спорта внесут нам свои предложения, и на основании их мы сформируем фактически обновленный единый календарный план. Плюс там будут комплексные мероприятия. В августе этого года мы проведем Спартакиаду сильнейших спортсменов по летним видам спорта, которая будет приравнена к статусу чемпионата мира или Европы. А также ряд турниров, которые будут проведены примерно в те же сроки, что и крупные турниры — чемпионаты мира и Европы. Например, сейчас проходил ЧМ по фигурному катанию в Монпелье, а параллельно — Кубок Первого канала в Саранске. Это сделано для того, чтобы не менять календарь подготовки спортсменов. Так или иначе, вся подготовка предполагает определенные периоды, когда ты выходишь на пик своей формы.

— Какие виды спорта будут представлены на Спартакиаде?

— Мы надеемся на участие в Олимпийских играх-2024. Поэтому Спартакиада сильнейших пройдет по программе летних Игр в Париже. Соответственно, и даты учебно-тренировочных сборов и соревнований также будут закреплены с учетом проведения Олимпиады и отборов к ней.

Министр спорта РФ Олег Матыцин. Фото Известия
Министр спорта РФ Олег Матыцин.
Фото Известия

В проведении сборов помогут дружественные страны

— Из-за санкций наши команды не имеют возможности выезжать на учебно-тренировочные сборы в большинство стран. Есть ли виды спорта, по которым это очень болезненно ударит?

— В той или иной мере базы в России есть для всех видов спорта. Но не все соответствуют высочайшим стандартам. Где-то требуется реконструкция, где-то — капитальный ремонт. Еще есть момент сезонности. Например, наши гребцы выезжали за границу, чтобы пораньше начать подготовку к международному сезону. Сейчас мы думаем, как исправить этот пробел. Прорабатываем с рядом регионов, у которых есть громадный горно-климатический ресурс, чтобы использовать их возможности. Если говорить о самой ближайшей перспективе, то есть такие дружественные страны, как Армения, Киргизия, Казахстан. Но в перспективе, естественно, мы построим базу на территории РФ. Это и экономически выгодно, и логично с точки зрения контроля за питанием, медицинского сопровождения, научно-методического обеспечения...

— После Игр-2020 главный тренер сборной России по плаванию Сергей Чепик заметил, что в стране большая нехватка бассейнов...

— Эта проблема, безусловно, в зоне нашего внимания. Процесс не быстрый, но задача стоит таким образом, чтобы крупные центры по водным видам спорта появились в регионах, где уже сформированы сильные тренерские школы. Там мы хотим обеспечить соответствующую инфраструктуру не только для тренировочного процесса, но и для проведения соревнований. Это отдельная программа, которую мы согласуем с федерацией плавания. Плюс нам важно, чтобы такие центры располагались в условиях среднегорья. Будем рассматривать варианты, чтобы федеральные базы для подготовки пловцов располагались в соответствующих регионах.

— Мы долгое время жили в парадигме, что Кубки мира — это главное, а внутренние старты — второстепенные соревнования. Реально быстро изменить это восприятие?

— Согласен, что значительный период времени мы были сосредоточены на крупных международных соревнованиях, а российские были обделены вниманием. Все лучшие приезжали только на чемпионат России. И то не во всех видах спорта. Сейчас задача состоит в том, чтобы внутренние соревнования стали шире освещаться в СМИ, велись яркие телетрансляции. Это поднимет интерес к спорту не только в регионах, где они будут проводиться. Считаю, что Игры паралимпийцев в Ханты-Мансийске, чемпионат России по лыжным гонкам в Сыктывкаре и Кубок Первого канала по фигурному катанию в Саранске показали, что интерес к внутренним стартам достаточно высокий.

Нужно использовать это время для мобилизации внутренних ресурсов, для анализа своих минусов в инфраструктуре, тренерских кадрах, мотивации спортсменов. Чем больше сильных спортсменов будут участвовать во внутренних соревнованиях, тем выше будет конкуренция. Это приведет к появлению новых спортивных звезд, а у ближайшего резерва появится больше мотивации работать над собой.

Министр спорта РФ Олег Матыцин. Фото Андрей Голованов
Министр спорта РФ Олег Матыцин.
Андрей Голованов

Внутри международных федераций очень много разных мнений

— Вы не являетесь сторонником эмоцио­нальных решений по созданию альтернативных федераций. Значит ли это, что мы не хотим закрываться и нацелены на возвращение на международную арену?

— Возвращение на международную арену не является некой мечтой. Эмоциональные и политизированные рекомендации МОК и решения международных федераций в отношении российских спортсменов нанесли огромный урон международному спорту. Никогда в истории не было такой дискриминации спортсменов по национальному признаку. Тем не менее решения приняты. Мы оказались в новых условиях.

Надеюсь, что со стороны международных федераций будет стремление в самое ближайшее время искать выходы из этого кризиса. Поэтому считаем важным сохранять диалог. Причем позиции международных федераций достаточно разные. Официально принято решение о санкциях, но внутри очень много разных мнений. Насколько мне известно, большинство спортивных чиновников выступают за возвращение наших спортс­менов к международным стартам и недопустимости коллективной ответственности на политической почве.

Строить стену между Россией и международным спортом неправильно. Но минимум год мы будем действовать с учетом сложившейся ситуации. Более активно работать в азиатском направлении, где много интересных форматов. Мы блокированы в европейском спортивном пространстве, азиатские страны на сегодняшний день как минимум сохраняют более выдержанную позицию. Считаю, это надо использовать в наших интересах, чтобы сохранить международный стандарт конкуренции.

— Есть ли примеры федераций, которые оперативно тем или иным способом стараются сохранить для своих спортсменов соревновательный опыт с топ-соперниками из других стран?

— Выделю инициативу, с которой выступила руководитель Федерации конного спорта России Мария Сечина. А именно — организовать соревнования в формате ЕврАзЭС. На мой взгляд, это не противоречит международным требованиям и позволяет сохранить соревновательную активность российских спортсменов.

Еще одну интересную модель предложила Федерация борьбы России. Речь идет про создание профессиональной лиги с серьезным призовым фондом. Объединенный мир борьбы не видит в этом противоречий. Это позволит нашим борцам по-прежнему соревноваться с сильнейшими. Знаю, что и федерация дзюдо разрабатывает подобный формат. Это может быть использовано для фигурного катания и других дисциплин. С одной стороны, будут задействованы многие регионы России, с другой — у спортсменов появится возможность конкуренции с главными оппонентами и дополнительного финансового заработка.

— В 2024 году состоятся выборы главы МОК. Правильно я понимаю, что после всех действий Томаса Баха мы больше не будем поддерживать его?

— Насколько я знаю регламент, у господина Баха заканчивается его 12-летний цикл. И сейчас для российского спорта стоит задача определить стратегию, в том числе международной деятельности. Еще раз оценить нашу роль в международном олимпийском движении, взаимодействуя с нашими сторонниками, людьми и странами, которые не подвержены излишней политизации. Чтобы на следующий 12-летний цикл сформировать сообщество стран, которые придерживаются тех же взглядов, что и Россия. А таких, на мой взгляд, много, потому что на протяжении долгого периода мы доказали, что являемся надежным партнером и очень качественно проводим все спортивные соревнования. С учетом нынешних тенденций находить организаторов Олимпийских игр, других комплексных стартов, да и просто чемпионатов мира без России будет очень тяжело. А учитывая наш высокий уровень проведения мероприятий, уровень государственного участия в развитии спорта, приоритеты в культурной и образовательной политике, я думаю у нас есть все основания, чтобы быть активным игроком на уровне международного спортивного сообщества.

У нас есть сильные, крепкие связи с Китаем, Индией, Бразилией, ЮАР... У этого содружества большой потенциал, который, к сожалению, пока не реализован в рамках спортивной политики. Но тенденции есть, и мы должны вовремя выстраивать диалог и укреплять сотрудничество. Например, совместно с КНР в декабре этого года у нас состоятся молодежные зимние Игры, в следующем году — летние международные Игры в Китае. Всего у нас запланировано более чем 500 совместных мероприятий.

Уверен, что Россия будет активным действующим лицом в международном спорте. И сейчас важно правильно выстроить дорожную карту по различным направлениям, чтобы объединить усилия и через нас формировать уже истинные ценности. Или защищать истинные ценности, которые, к сожалению, ставятся под сомнение некоторыми нашими коллегами.

— Мы собираемся судиться за финансы, которые потеряли из-за переноса соревнований из России? Это компетенция CAS?

— Решение о проведении международных спортивных соревнований сопровождается подписанием ряда основополагающих документов (заявка, гарантии, соглашения), которые в том числе могут содержать последствия и условия отмены проведения соответствующих международных спортивных соревнований. В этой связи вопрос о возмещении затрат и получении компенсации в связи с отменой спортивных мероприятий в рамках таких соглашений должен рассматриваться индивидуально по каждому конкретному случаю, с учетом условий, которые определены в соглашениях.

Так, по состоянию на 25 марта 2022 года отменено 184 международных спортивных мероприятия, из которых только 23 крупных и влекут за собой возникновение финансовых обязательств (взносы, расходы на подготовку). При этом Минспорт ориентировал заинтересованные общероссийские спортивные федерации и иные организации на необходимость истребования позиций международных спортивных федераций по вопросу возврата уже уплаченных взносов за право проведения международных спортивных соревнований на территории РФ.

В настоящее время ведутся переговоры с международными спортивными федерациями относительно досудебного порядка решения вопроса о возмещении ими затрат в пользу России в связи с отменой спортивных мероприятий.

Александра Трусова, Олег Матыцин и Дмитрий Чернышенко. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Александра Трусова, Олег Матыцин и Дмитрий Чернышенко.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Позиция российских руководителей международных федераций вызывает много вопросов

— Как сейчас у нас в стране организован допинг-контроль? В частности, как пробы доставляют на проверку за границу? Продолжаем ли мы сотрудничество со Стокгольмской лабораторией?

— Допинг-контроль осуществляется в обычном режиме. Российское антидопинговое агентство все так же коммуницирует со Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА). Пробы направляются сейчас в основном в Стамбул. Это право РУСАДА — определение лаборатории, где будет проводиться анализ проб. Самое главное, чтобы лаборатория была аккредитована ВАДА. Сейчас самым главным становится вопрос логистики, учитывая, что полеты в разные направления, в частности в Европу, фактически отсутствуют. В то же время процесс восстановления РУСАДА в правах идет в соответствии с дорожной картой ВАДА. Мы ожидали проведения аудита со стороны ВАДА в марте, но в связи с известными обстоятельствами он был перенесен. Тем не менее регулярные контакты сохраняются в рабочем режиме, и мы не видим больших рисков для срыва обязательств России по допинг-тестированию.

— 16 декабря 2022 года с России должны быть сняты санкции ВАДА. Консультировались ли вы с юристами относительно того, могут ли международные федерации каким-то способом продлить этот бан?

— Когда CAS выносил это решение, то для этого были определенные основания, а именно: нарушение кодекса ВАДА, по мнению арбитров. На сегодняшний день и, я надеюсь, до конца этого срока мы не допустим нарушений в этой области и не дадим никаких поводов продлить санкции. Санкции же против российского спорта, которые наложены на нас на фоне событий на Украине, носят гораздо более широкий характер, чем ограничения CAS. Нам теперь нельзя не только принимать соревнования, но и даже участвовать в них в нейтральном статусе. А наших представителей всеми возможными способами пытаются исключить из руководящих органов международных спортивных структур. Очень сложно спрогнозировать, как будет складываться ситуация в середине декабря. Все будет зависеть от конкретной политической ситуации.

— Были ли вы удивлены позицией российских руководителей международных федераций — Аркадия Дворковича и Владимира Лисина — в отношении отстранения наших спортсменов? Или у них не было выбора?

— Выбор есть всегда. У нас есть руководители международных федераций, которые избрали другую позицию. С юридической точки зрения, наверное, они сделали все в соответствии с уставами и регламентами. Но с точки зрения этики их позиция должна была быть более сдержанной. Они баллотировались на эти посты как представители России. Так что вызывает много вопросов их позиция в отношении защиты наших спорт­сменов. Приоритетом должна быть защита базовых олимпийских принципов и единства спорта, в том числе недопущение политизации спорта и дискриминации спортсменов. А личные интересы и перспективы дальнейшего пребывания в качестве руководителя международной федерации, на мой взгляд, должны были отойти на второй план.

— Какова позиция по оплате работы комиссий по восстановлению в легкой атлетике и биатлоне на время наших дисквалификаций?

— Те штрафы, которые являются частью процесса восстановления, выплачиваются в полном объеме. К нам претензий нет, и эта работа будет продолжена. Мы считаем важным сохранять приверженность принципам и правилам. Но в этих условиях надо более принципиально подходить к шагам со стороны международных федераций. Не искать дополнительные причины, чтобы откладывать процесс восстановления, а четко следовать утвержденному плану. Хочу подчеркнуть, что по легкой атлетике мы выполнили абсолютно все условия (финансовые и административные), чтобы ВФЛА вновь обрела полноценный статус. Понятно, что сейчас ситуация политизирована, но мы все равно будем ставить вопрос о возвращении ВФЛА статуса полноправного члена World Athletics. Почему это было анонсировано, а теперь не исполняется?

По биатлону ситуация сложнее. В IBU хотят рассмотреть вопрос о возможном исключении СБР из биатлонной семьи. Это полностью неправовое решение. Если оно будет принято, то придется прибегнуть к юридической защите.

— Действительно ли Федерация санного спорта России (ФССР) также находится под угрозой исключения из международной структуры?

— Да, такие намерения есть. FIL хочет провести внеочередной конгресс с повесткой об исключении ФССР из своего состава. Тут точно такая же ситуация, как и с биатлоном. Это даже выход за рамки рекомендаций МОК. Эти радикальные меры не соответствуют уже никаким нормам. Это реальная дискриминация спортсменов и организаций по национальному признаку.

Нашим ведущим спортсменам надо понять, что нужно быть поскромнее и не ориентироваться на Запад

— Произошло резкое сокращение количества легионеров в игровых видах спорта. Вы верите, что наконец-то российские игроки получат шанс себя проявить?

— Это зависит от россиян, легионеры дали им шанс. Воспользуются они им или нет — вопрос хороший. Все будет зависеть от того, как изменится менталитет агентов, руководства клубов, тренеров. Либо все затаятся и будут дожидаться возвращения легионеров и делать на них ставку. У нас в стране больше четырехсот тысяч ребят, занимающихся футболом в спортивных школах. Нам что, еще нужны легионеры? С моей точки зрения, брать уже готовый продукт — не во благо конкуренции внутри России. У нас есть сильнейшие тренерские школы во всех видах спорта: футболе, баскетболе, волейболе, гандболе... Любой вид спорта возьми — везде есть плеяды тренеров-легенд. Нам нужно принять концепцию, ориентированную на внутрироссийский спорт. Шанс нам дали, теперь от нас все зависит.

— Нужно ли в сложившихся обстоятельствах ввести потолок зарплат в баскетболе и футболе по примеру КХЛ?

— Потолок зарплат в этих сложных условиях может дать понять нашим ведущим спортсменам, что нужно быть поскромнее и не ориентироваться на Запад. Нужно установить минимальную зарплату, а остальные доходы можно заложить в премиальные. Например, за забитые голы и результат. Это будет значительная экономия.

— Слышали, что владелец «Краснодара» Сергей Галицкий испытывает настолько серьезные проблемы, что клуб может не доиграть сезон. О финансовых трудностях говорил и владелец «Спартака» Леонид Федун. Частные клубы в перспективе могут получать помощь от государства?

— Думаю, в определенных направлениях это возможно. Но в то же время это же профессиональный спорт, профессиональная лига. Государство со своей стороны уже инвестирует в развитие футбола и продолжит инвестировать. Общий объем средств с 2019 по 2024 год — 24 миллиарда рублей. Наверное, в этот кризис футбольные клубы должны пересмотреть многие аспекты деятельности. Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Правительство принимает меры, чтобы защитить десятки миллионов людей, в том числе и спортивную сферу в целом. Невозможно обособить отдельные клубы, сохранив им прежние условия жизни. Народной любви к спорту это точно не добавит. Значит, нужно подумать над какими-то новыми форматами финансирования. Таковы нынешние реалии.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости