26 марта 2010, 03:40

Что делать?

 

 В пятницу в Сочи состоится заседание Президентского совета по спорту. Ожидается, что на нем будут обсуждаться итоги ванкуверской Олимпиады, а также реформа системы контроля за спортивными федерациями страны в свете подготовки к Олимпийским играм в Лондоне и Сочи.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ

Недавние Олимпийские игры в Ванкувере, для нас - горькие и беспросветные, заставили говорить о крахе национального спорта всю Россию. В нашей спортивной атмосфере стали ощущаться предгрозовые явления, из чего несложно сделать вывод, что собравшихся в Сочи функционеров ждет сегодня не столько обсуждение проблем, сколько раздача "слонов" и жесткая постановка задач. Но на самом деле обсудить этим людям есть что. К примеру - систему контроля за федерациями, которая если и существовала, то носила до сих пор скорее декларативный характер.

Но тут же возникает вопрос: должен ли вообще существовать этот самый контроль и если должен - с чьей стороны?

Олимпийский комитет России, членами которого являются нашкодившие федерации, сразу после Ванкувера открестился от руководящих функций, оставив себе лишь представительские и координирующие. Заглянешь в Олимпийскую хартию - так оно и есть: не обязано было ведомство Леонида Тягачева ни финансировать федерации, ни требовать от них сверхрезультатов.

Должно ли финансировать спорт высших достижений государство? Наше решило, что должно. Ему, получается, федерации и контролировать. Вот только одно дело - стоять на страже финансовых потоков, сверяя расчетные квитанции с перечислениями, и совсем другое - следить за эффективностью вложений в спорт, их адресностью, уместностью, полезностью, наконец. На это у государства, как показал Ванкувер, опыта и знаний не хватает.

Думаю, именно отсутствие продуктивной спортивной системы в России и станет главным предметом обсуждения в Сочи. Потому что мало кто знает в настоящий момент, что же нам дальше делать и как возвращать себе передовые позиции в мировом спорте с учетом близости двух важнейших спортивных событий - летних Игр-2012 в Лондоне и зимних Игр-2014 в Сочи.

АЛЕ, ГАРАЖ

Это незнание, однако, не помешало государству начать активные боевые действия еще до сегодняшнего президентского совета. Вслед за Леонидом Тягачевым, который, похоже, раздражал общество сам по себе, поскольку четко сформулировать его вину (равно как и его заслуги) никто не мог, журавлиным клином потянулись в отставку главы федераций - лыжной, санного спорта, фристайла… Те самые люди, которые сразу после Ванкувера обещали засучить рукава еще выше и работать еще больше, дабы смыть пятно позора со своей кристальной репутации, вдруг как-то обмякли и написали на листках формата А4 заявления об уходе. Вероятно, пришли к выводу: рукава и так были засучены до самой шеи, а работать больше, чем они работали, просто невозможно. Впрочем, скорее всего, им помогли прийти к такому выводу.

Здесь совсем нелишним будет напомнить: все наши спортивные федерации - это общественные организации. То есть что-то вроде гаражных кооперативов. Формально государство приложило к их созданию ровно ноль организационных усилий. Снимать со своих постов общественных выдвиженцев оно тоже не имеет права. Но то - формально.

Практика, как показывает жизнь, жестче теории. И потому многолетний глава федерации фигурного катания Валентин Писеев, по моей информации, принял решение о том, что не будет выдвигать свою кандидатуру на новый срок, сразу после беседы с министром спорта Виталием Мутко, предложившим Писееву по-юнкерски "застрелиться". Владимир Логинов, который после недавней встречи глав спортивных федераций с премьер-министром Владимиром Путиным горел желанием продолжить работу, вдруг резко передумал, потому что получил, не сомневаюсь, аналогичное предложение. Точно так же в свое время "ушли" президента РФС Вячеслава Колоскова. У всех отставников имелась лишь теоретическая возможность выбора. А на деле все обстояло куда безальтернативнее.

Все эти отставки, честно говоря, выглядят более популистскими, чем системными. А упомянул я о них с одной целью: подчеркнуть тот факт, что российский спорт высших достижений в организационном смысле представляет собой самый настоящий винегрет. Пока он был вкусным, мы терпели его и таким. Как только подкис, сразу вскрылось: ни логикой работы, ни эффективностью современная российская спортивная машина не обладает.

ОКР, министерство спорта и федерации никак не могут найти рабочий компромисс. С одной стороны, у государства есть деньги. С другой - полное непонимание, как обратить их в медали. Фоном для всего этого служит положение дел в массовом и детском спорте, который пытаются развивать те же ОКР, министерство и федерации. Схватятся за детей - тонут профессионалы. Начнут пестовать элиту - упускают из поля зрения широкие народные массы.

ЧТО ВЗАМЕН?

В среду в офисе РИА "Новости" состоялся круглый стол с участием умных людей. В частности, почетного президента ОКР Виталия Смирнова и руководителя Москомспорта Михаила Степанянца. В ходе их общения с прессой было озвучено немало толковых мыслей. О четком разграничении зон ответственности всех опекунов спорта, например. О спартакиадах школьников и необходимости возложить развитие детского и массового спорта на субъекты федерации, то есть на мэров и губернаторов. Об экспериментальных группах подготовки спортсменов к Играм в Лондоне и Сочи. О потребности всколыхнуть и повернуть лицом к спорту всю страну. О задаче определиться, наконец, что мы хотим в первую очередь: иметь здоровую нацию или собирать медальный урожай на крупнейших турнирах планеты.

Прозвучало и то, с чем можно было бы поспорить. Скажем, в качестве стран, бравших с нас в свое время пример, оказались упомянуты ГДР и Китай. В то же время Пекин-2008 был назван последней Олимпиадой, где мы использовали старый, еще советский, организационный багаж. Что породило вопрос: так стоит нам возвращаться к прежнему устройству спорта высших достижений или нет?!

ГДР уже давно не существует. Как не существует коммунистических накачек в их прежнем виде, системы ограничений и лишений, досок соцсоревнования, комсомольских собраний и партийных взысканий… Возможен ли без всего этого вторичный вход в советскую спортивную воду?

Одни говорят: да, это реально и даст эффект. Другие уверены в обратном. Как мне кажется, взаимоисключающие мнения по поводу наших перспектив обусловлены все тем же оргвинегретом. Мы готовы создать миллион комиссий и фондов, заставить олигархов быть в отношении спорта более щедрыми, чем они есть на самом деле. Параллельно с удовольствием пустим в расход глав загубивших все и вся федераций, разрушим до основания что-нибудь еще, осточертевшее. Но мы совершенно не знаем, что нам предложить всему этому взамен!

Тех, кто смотрит на дальнейшее развитие событий с пессимизмом, способна подпитать еще и такая мысль: а почему, собственно, мы требуем от нашего спорта мирового лидерства? Какие мы в мире по уровню жизни, допустим? Или по производству продовольствия, по объемам автомобилестроения, по высоким технологиям, по качеству здравоохранения, по соблюдению гражданских прав и свобод? Если спорт - слепок общества, с какого перепугу нам завоевывать первые места на Олимпиадах? Только лишь по велению и хотению первых лиц государства и правящей партии? Маловато будет. Для осуществления политической воли нужен еще и определенный базис с инструментарием.

Однако пессимистами нам сейчас быть не полагается. Хотя бы потому, что спорт в России действительно стоит особняком. Слава богу, он пока не сравнялся по конкурентоспособности ни с нашими "Жигулями", ни с ЖКХ, ни с обслуживанием в поликлиниках. А раз так, вместо того, чтобы распускать скептические нюни, предлагаю взглянуть на нечто вполне конкретное, уже себя зарекомендовавшее и не требующее выпрыгиваний из собственных штанов.

На Канаду. И ее подготовку к Ванкуверу-2010.

 "ЗАВЛАДЕЙ ПЬЕДЕСТАЛОМ"

Об этом "СЭ" уже писал, но сейчас не грех и повторить. Свои рукава канадцы засучили в 2005-м. Обозрев широкий фронт работ, они увидели то же, что и мы: разрозненность усилий, дисбаланс между общественным статусом национального олимпийского комитета с его спортивными федерациями и государством, поставившим задачу победить в родных стенах в общем медальном зачете.

Точнее, не задачу - цель. Потому что задачу канадскому государству поставил народ - бывает, оказывается, и такое. В Канаде был проведен опрос общественного мнения, и выяснилось: 70 процентов канадцев хотели бы победы своей страны на домашней Олимпиаде в Ванкувере.

Раз так, закипела работа. Кто-то умный сообразил: ни за что канадским спортивным радетелям не разрулить ситуацию путем примитивного вваливания денег в уже имеющуюся организационную кашу. Потому что возникнут проблемы либо с эффективностью вложений, либо с законом. Что для Канады важно. Ибо там не принято вызывать на государственный ковер независимых общественных деятелей и предлагать им свалить со своих постов, не то хуже будет.

Система, уже имевшаяся в Канаде, обеспечить требуемый результат была не способна. А канадцам этого хотелось. И тогда возникло решение создать совершенно обособленную, гибкую и глубоко профессиональную, негосударственную структуру с большими полномочиями. Которой и поручили реализацию национальной программы Own the podium - "Завладей пьедесталом". Именно этой структуре надлежало сосредоточить в своих руках все финансовые потоки, распределять их с максимальной пользой для дела, а также принимать все самые важные решения во имя достижения высокой цели.

И сразу все встало на свои места. От государства больше не требовалось напрямую перечислять деньги федерациям и с тоской смотреть им вслед. Национальный олимпийский комитет и скромный канадский аналог нашего министерства спорта (департамент под названием Canada sport, занимающийся тем, чем и должно заниматься государство, - детским и массовым спортом, укладкой полей общественного пользования, строительством площадок, школьными спортивными программами и так далее) радостно влились во вновь созданную организацию со всем своим опытом и готовностью помочь. Что совершенно оправданно, если учесть: у олимпийского комитета для больших дел не хватало полномочий, у государства - знания предмета. Тот же расклад, напомню, сейчас и в России.

Главой вновь образованной структуры был назначен Роджер Джексон - олимпийский чемпион 1964 года по академической гребле, возглавлявший в разное время как департамент национального спорта, так и канадский НОК, профессор, директор-основатель центра спортивной медицины и экс-декан кафедры физического воспитания университета в Калгари, кавалер ордена Канады и член Зала славы канадского спорта.

Возглавляемая им организация сосредоточила в своих руках все рычаги управления подготовкой канадских спортсменов к Ванкуверу-2010. И не только к нему - к Лондону-2012 тоже! Ведь канадцы поставили перед собой еще одну цель: занять через два года в Англии не ниже 12-го места в общем медальном зачете. Для нас скромно - для них в самый раз. Кроме того, конкретика и концентрация усилий в данном случае важнее уровня притязаний.

Только комитет Own the podium стал решать, когда, кому и сколько денег выделить. Только в этот орган начали стекаться финансовые ручьи из всех заранее определенных источников. А оргкомитет самой Олимпиады тем временем спокойно занимался непосредственной подготовкой к Играм. И всем стало легче дышать: федерации в лице Джексона получили отца родного, государство мудро отошло в сторону, НОК, как и положено, занялся представительскими функциями, не путаясь под ногами.

 КАНАДСКОЕ ЗОЛОТО ПОЧТИ В ПЯТЬ РАЗ ДЕШЕВЛЕ

Что конкретно было сделано Own the podium? Во-первых, начали функционировать курсы повышения квалификации тренеров, причем не всех, а только тех, чьи спортсмены имели шанс дотянуться до медалей. Своих, замечу, тренеров, а не иностранных, сбежавшихся на канадские хлеба. Во-вторых, была идеально отлажена медицинская программа. При каждом виде спорта были созданы так называемые команды поддержки, включающие в себя биохимиков, психологов, физиологов, терапевтов, диетологов, специалистов по новым технологиям. Эти команды на постоянной основе обслуживали как целые сборные, так и отдельных спортсменов - по ситуации. В третьих, получила распространение социальная поддержка спортсменов-сборников: ни рождение ребенка, ни смерть близких, ни бытовые или жилищные трудности не должны были мешать их подготовке к Играм. Любые вопросы решались с предельной оперативностью и эффективностью. В-четвертых, Own the podium тщательно следил за четкой организацией всех тренировочных сборов и абсолютной доступностью для спортсменов нужных им баз и спортсооружений. В-пятых, эта же структура замкнула на себе подготовку канадских паралимпийцев.

(Кстати, о российских паралимпийцах, совершивших в Уистлере настоящий подвиг. Они - герои, живущие в недружественной к инвалидам стране. Правда, сама ситуация в паралимпийском спорте напоминает сейчас немного наивные времена голого энтузиазма середины прошлого века. А в энтузиазме и самоотречении, как известно, нам нет равных. Но как только Запад выйдет в подготовке паралимпийцев на традиционный для себя высокотехнологичный уровень, мы, оставшись на прежнем, рискуем покатиться вниз).

Как думаете, сколько это стоило?

Россия, по словам Владимира Путина, потратила на подготовку к Ванкуверу более 100 миллионов бюджетных долларов. Канада - 11 миллионов! Всего бюджет страны перечислил структуре Джексона 47 миллионов долларов - остальные 36 предназначены для подготовки к Лондону. Кто сказал, однако, что канадцы пустили в дело только государственные деньги?

15 миллионов в прошлом году выделил для Own the podium сотовый оператор Bell. Чуть меньше - Macdonald’s, Chevrolet, Petrol Canada, банк RBC. Все - официальные спонсоры и партнеры Олимпиады. Просто их инвестиции работали еще и на подготовку спортсменов, а не только на объекты и инфраструктуру. На круг получилась примерно та же сумма, что и у наших. С небольшой итоговой разницей: Канада завоевала в Ванкувере 14 золотых медалей, Россия - 3.

Есть и еще одно уточнение, едва ли не самое злободневное в наших условиях. В финансовом смысле работа Own the Podium была абсолютно кристально прозрачной. Все отчеты и балансы публиковались в открытой прессе в развернутом виде, отследить расходы и доходы вплоть до доллара имели возможность даже неспециалисты.

Что тут скажешь, кроме того, что молодцы канадцы? И не потому, что умнее. А потому, что честнее и неравнодушнее.

Добавить можно разве что вот это: очень похожую систему несколько лет назад внедрили у себя французы. Они тоже создали обособленную главенствующую спортивную организацию, обходящую и сглаживающую все олимпийские условности и нестыковки.

А мы тем временем говорим - федерации с Тягачевым во всем виноваты…

 НЕ ЦЕЛЬ, А СРЕДСТВО

Канадский рецепт хорош для того, чтобы попытаться "порвать" всех на Олимпиаде в Сочи. К Лондону, боюсь, мы уже не успеем. Однако эта самая цель - "порвать", каким-то странным образом формируется сейчас в нечто монструозное, доходящее местами до фанатизма.

Если соберемся - "порвем", не сомневаюсь. Пусть даже вместе с собственными штанами. Вот только совсем не целью должно являться наше успешное выступление в сочинском медальном зачете, а средством. Средством для того, чтобы наладить и организовать весь российский спорт на долгие годы. На десятилетия.

Кроме мощного и независимого комитета, подобного Own the podium, нам не хватает еще очень многого. Например, грамотных спортивных менеджеров, никем специально не обучаемых и не выпускаемых. Глубокой системы спортивной медицины. Как и любой другой медицины вообще. Молодой крови в руководстве спортом (не случайно Виталий Смирнов вспоминал в среду, что сам он стал заместителем председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совмине СССР в 34 года, Анатолий Колесов пришел на ту же должность в 31 год, а Сергей Павлов возглавил Спорткомитет в 39 лет).

Нам не хватает российского представительства в мировом спортивном движении. Некогда сразу пять международных спортивных федераций возглавляли наши соотечественники, еще несколько авторитетных советских и российских персон являлись вице-президентами. Ни одного изменения в правилах, ущемляющего интересы российского спорта, без их ведома принято быть не могло. С их ведома - тем более. А сегодня ни один россиянин не возглавляет ни одну международную федерацию по олимпийским видам спорта.

Нам не хватает свободного владения английским языком тех же функционеров. Когда у российских чиновных тузов пошла мода возглавлять национальные федерации, никто почему-то не задумался о том, что в этих федерациях надо работать по 20 часов в сутки, активно общаться с зарубежными коллегами и постоянно вращаться в международных спортивных сферах. Пребывание в спортивном кресле казалось приятной синекурой, наградой за умение выбивать для федерации бюджетные деньги в высоких кабинетах и по телефону. Все это отбросило спортивную Россию еще на несколько лет назад.

Нам не хватает современных спортивных технологий. В недавнем телесюжете бывший тренер бобслейной сборной России Олег Сухорученко сказал прямым текстом: зачем нам строить свои бобы, если в России никто не знает толком, сколько стоят зарубежные? Проще и иностранцам заплатить, и своему карману в процессе покупки сделать приятно. Самое же обидное в том, что никто и не собирается, судя по всему, привлекать промышленность, создавать спецпроизводства… Государство платит - федерации тратят в иных случаях с коэффициентом полезности ноль целых ноль десятых. Неужели нас все это устраивает?

Нам не хватает сформировавшейся системы массового спорта. Та, что есть, зачастую убивает желание тренировать и тренироваться, а не способствует ему. И речь вовсе не о том, чтобы в очередной раз поднять на тысячу рублей бюджетную зарплату детским тренерам. Речь о повсеместной большой зеленой улице для спорта и для бизнеса, желающего вкладывать в спорт большие деньги. Вплоть до налоговых послаблений, до приравнивания инвестиций в массовый спорт к меценатству и благотворительности.

Одновременно профессиональный спорт давно пора перестать кошмарить так же, как и всякий другой бизнес, сняв его при этом с бюджетной иглы. Самые популярные виды обязаны приносить в России доход. Пока не перестанем отличаться этим от остального мира, не сформируем серьезные профессиональные лиги, так и будем ходить на стадионы сквозь милицейские шпицрутены, слушая мат на трибунах и подменяя настоящее боление кичевым.

Нам не хватает спортивных объектов, наконец. От тех, что будут построены в Сочи, медальной отдачи следует ждать в лучшем случае к 2018 году. А вот санно-бобслейная трасса в Парамонове могла бы работать на полную катушку уже сейчас. Так ведь не работает! Кривоватая, говорят, получилась, не совсем удобная, сложная в эксплуатации… Кто-нибудь объяснит в таком случае смысл ее постройки с привлечением сотен гастарбайтеров и нашей родимой штурмовщиной?

Руководитель Москомспорта Михаил Степанянц рассказал о планах возведения в Москве четырех трамплинов (два из них будут соревновательными, два тренировочными), а также о возможном проектировании биатлонной трассы в Битцевском парке. Хорошее дело. Но строить надо больше, гораздо больше. И строительство это должно отвечать всем международным нормам. Иначе грош ему цена.

Все вышеперечисленное - именно то, чем должно заниматься наше государство на самом деле. А командовать федерациями, вбухивая деньги и не слишком разбираясь в их работе, много ума не надо.

Очень хочется верить, что устроители и участники сегодняшнего президентского совета в Сочи это понимают.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости