Газета № 7559, 09.02.2018

Тайная стратегия. Почему российские биатлонисты пропустили тренировку

Тренировка в Пхенчхане прошла без россиян. Фото REUTERS К необычному статусу российской команды, которая на Играх называется Olympic Athletes from Russia, организаторы подготовились. Фото "СЭ"
Тренировка в Пхенчхане прошла без россиян. Фото REUTERS
На биатлонном стадионе в Пхенчхане прошел заключительный день предолимпийских тренировок. Уже 10 февраля спортсменки выйдут на старт спринтерской гонки. Тем удивительнее, что никто из россиян – ни женская, ни мужская команда – на стрельбище в этот день так и не появились.

– Пхенчхан – это примерно как Ханты-Мансийск, – заявил немецкий тренер Вольфганг Пихлер, который долгое время работал в России и имеет о наших Хантах весьма конкретное представление. С Пихлером трудно не согласиться: в Пхенчхане действительно холодно, промозгло и снежно, как на российском Севере. Можно только поразиться мужеству местных волонтеров, которые часами стоят на пронизывающем морозе и не перестают улыбаться. А снег расчищают вообще голыми руками. Даже странно, что о морозоустойчивости корейцев не ходят легенды по миру. В этом плане они даже нашим северянам дадут фору.

 

🇫🇷🌅 @olympics

Публикация от Martin Fourcade (@martinfourcade) Фев 7, 2018 в 7:33 PST

КАК КОМАНДА OAR ПРОПАЛА С РУБЕЖА

Лидер Кубка мира этого года француз Мартен Фуркад на тренировку качественно утеплился. Но все равно то и дело останавливался и пил горячее из термоса. На многочисленные устремленные на него объективы камер Фуркад косил явно недобрым взглядом. Настрой на эту Олимпиаду у Мартена сверх-серьезный, а соседство по стрелковым установкам с главным соперником норвежцем Йоханнесом Бе только добавило французу адреналина.

К необычному статусу российской команды, которая на Играх называется Olympic Athletes from Russia, организаторы подготовились. На карте стрелковых установок (каждой команде положено по одной, чем ближе к началу – тем статусней) аббревиатура OAR заняла свое почетное место в начале списка. Впрочем, на протяжении обеих тренировок наше место пустовало. Рядом пристреливались немцы, норвежцы, французы. В общем-то, поработать на рубеж вышли абсолютно все мировые лидеры, кроме России.

Уж не случилось ли чего с нашей бравой четверкой? Первый вице-президент Международного союза биатлонистов Виктор Майгуров поначалу тоже не понимал, что происходит, но поводов для паники не видел.

– У всех свои планы, – заметил Майгуров. – Мы раньше так же делали: если, например, послезавтра бежать, то сегодня мы отдыхаем, пробуем лыжи. Завтра выходим на пристрелку, а послезавтра спокойно выступаем. Это тайная стратегия российской команды! А вот, кстати, и человек, который точно все знает...

К необычному статусу российской команды, которая на Играх называется Olympic Athletes from Russia, организаторы подготовились. Фото "СЭ"
К необычному статусу российской команды, которая на Играх называется Olympic Athletes from Russia, организаторы подготовились. Фото "СЭ"

Майгуров указал на появившегося на бирже тренера российской команды Николая Загурского. Вообще-то, в силу должности Загурский все и про всех знает всегда, не только в Пхенчхане – он руководит в нашей сборной комплексной научной сборной. Но уж в Корее, где тренеров в команде у нас всего двое, более надежного источника информации правда не найти.

– А с чего вы взяли, что команда не тренируется? – удивился Загурский. – Если не стреляет – значит, сразу не тренируется?!

- Биатлон без стрельбы сложно себе представить.

– Мы откатываем лыжи. Накануне провели две очень хорошие тренировочные работы. Все нормально, все по плану!

ЭТО БУДЕТ ОЛИМПИАДА РАВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

– Что скажете о местной трассе? – вопрос Майгурову.

Для наших спортсменов такой мороз и качество снега привычны. Радует, что по отзывам спортсменов, состояние трассы не меняется от первой до четвертой группы. Подъемы не разбиваются, не превращаются в кашу. То есть будет Олимпиада равных возможностей. Никаких случайностей не должно быть.

На этом Майгуров направился к смазочным кабинкам пообщаться с нашими сервисменами. Диктор по стадиону жизнерадостно заливался: "Рад приветствовать вас на Олимпийском стадионе! Сегодня у нас будет спринтерская гонка на 10 км..." Работникам микрофона, как и спортсменам, тоже нужно тренироваться.

В принципе, обстановка на стадионе ничем не отличалась от рядовых этапов Кубка мира. И о надоевшем всем морозе разговоров точно было больше, чем о непонятном статусе российской команды. С аббревиатурой OAR или без нее, это все равно одни и те же люди. И даже кровожадный до допинговых обвинений Вольфганг Пихлер в этот раз был вполне миролюбив.

– Несправедливо, что Шипулина и других российских лидеров здесь нет, – заметил Вольфганг.

Его можно понять. Странно, когда ты полгода путешествуешь с людьми по кубковым этапам, жмешь им руку, ешь в одних ресторанах и спишь в одних отелях, а потом вдруг оказывается, что именно для Олимпиады – эти люди "недостаточно чистые". Если отбросить откровенных экстремалов вроде чешки Габриэлы Коукаловой, с Пихлером в мировом биатлоне будут согласны большинство. Другое дело, что сейчас им не до этого. Россию – или уже OAR – жалко, но собственное выступление куда важнее. Иначе в спорте и быть не могло

результаты опроса
32321 чел.
Суды России по допуску на Игры-2018: как думаете, чью сторону примет CAS?
Сторону российских спортсменов
44.8%
Сторону МОК
49.1%
Все равно - скорее бы начались соревнования
6.1%
Газета № 7559, 09.02.2018
Материалы других СМИ