14:30 5 августа 2011 | ОЛИМПИАДА — Лондон-2012

Владимир Лисин:
"В Лондоне нас ждет тяжелая ситуация" (АРХИВ)

Владимир Лисин на открытии чемпионата Европы в Белграде. Фото Стрелкового союза России Фото "СЭ"
Владимир Лисин на открытии чемпионата Европы в Белграде. Фото Стрелкового союза России Фото "СЭ"

В четверг в Москве состоялась церемония открытия восстановленного Бауманского тира. Построенный в 50-х годах прошлого века, в последнее время он находился в плачевном состоянии. Однако в краткие сроки тир не только был восстановлен, но и обзавелся дополнительными стрелковыми галереями. И хотя сооружение сложно назвать грандиозным, оказалось, что в Москве у него, по сути, нет аналогов.

По окончании официальной части мероприятия на вопросы корреспондента "СЭ Интернет" ответил глава Стрелкового союза России Владимир Лисин, также возглавляющий Всероссийскую ассоциацию летних олимпийских видов спорта и занимающий пост вице-президента Олимпийского комитета России.

– Перед этим тиром стоят две задачи: создание детской спортивной школы и подготовка резерва сборной, – начал разговор богатейший, по оценке авторитетного журнала Forbes, человек России. – Сейчас он разбросан по всей стране, основной базы, по сути, нет. В Москве не было ни одного спортивного объекта, где можно было бы тренироваться и проводить соревнования в удобном месте. Остальные тиры либо разрушены, либо находятся в таких районах, куда тяжело добраться. Например, в Измайлове один стоит в глуши – разве туда привезешь детей?!

– Но на такой мегаполис, как Москва, этого тира, наверное, маловато…

– Конечно. Это тир районного масштаба. В Москве таких необходимо как минимум десятка полтора. Сейчас мы только положили начало.

– Как долго шли строительные работы?

– Поковыряться пришлось изрядно. Надо было восстанавливать старый прогнивший фундамент, углубляться и так далее. Но за полтора года справились.

– Теперь здесь можно стрелять и по движущейся мишени…

– Это не лучшее место для "кабана", потому что обычно эту дисциплину проводят в полуоткрытых тирах. К сожалению, "кабан" совершенно незаслуженно выпал из олимпийской программы. Из-за этого количество соревнований и спортсменов в этом виде по всему миру стремительно падает. Мы будем поддерживать эту дисциплину, но данный тир больше ориентирован на олимпийские виды.

– Стрелковый союз планирует в ближайшее время введение в эксплуатацию других подобных объектов?

– Неправильно так ставить вопрос. Спортивные федерации не должны развивать всю страну. У любого субъекта федерации есть обязательства поддерживать спортивные школы. Мы можем помогать, например, с оборудованием, но делать всю работу за регионы не готовы.

Я не говорю, что каждый субъект федерации должен развивать все виды спорта. Для этого и существует понятие "базовый вид спорта" – каждый занимается тем, для чего в регионе существуют наилучшие природные условия, тренерские кадры, традиции и так далее. Нужно выбрать свои виды и концентрироваться на них. Если мы хотим побеждать на Олимпиадах, то и надо целенаправленно заниматься олимпийскими дисциплинами, а не проводить Спартакиады, где все побегали, а на следующий день забыли. Меня удивляет, когда у нас строят дворец для керлинга, а тренировать спортсменов просто некому. Мы вот готовы построить в центре Москвы огромный стрелковый центр, но многие ли будут ездить из других районов? Надо хорошо думать, что и где строить.

– А вашем виде спорта кадровых проблем нет?

– Есть. Темпы развития спортивных сооружений опережают способности тренерского состава. Во многих школах тренерский состав слабоват.

– Российские стрелки используют преимущественно немецкое оружие, в то время как ваш коллега из Союза биатлонистов России Михаил Прохоров делает ставку на винтовки ижевского производства.

– Стреляет не оружие, а голова. Конечно, оружие имеет важное значение, никто не ограничивает стрелков в его выборе. А производство отечественного оружия будет развиваться тогда, когда появится серьезный спрос со стороны детских школ и резерва. Олимпийцы же экспериментировать не будут.

– Как глава российского стрелкового спорта относится к инициативе некоторых политиков узаконить ношение при себе огнестрельного оружия?

– Это сложный вопрос. Есть важный норвежский фактор. У каждого человека есть право сойти с ума. Но общество не должно давать в руки такое оружие, которое способно уложить 90 человек. Это антибезопасность. Из спортивного пистолета или винтовки очередь выстрелов не сделаешь, а вот автоматического и полуавтоматического оружия у людей быть не должно. Граница должна быть очень жесткой – как Китайская стена. Надо стоять насмерть. Никто в обществе не должен иметь преимущества по отношения к другими. А оружие – это преимущество. Как и мигалка на машине. Какого черта кто-то стоит в пробке, а кто-то несется по встречной?!

– В предолимпийский год Россия идет на девятом месте в неофициальном зачете. Как думаете, за год до Лондона-2012 еще реально что-то исправить?

– Конечно, кое-что можно успеть. Большинство федераций достаточно напряженно работают над этим. Надо отдать должное и федеральному центру, и министерству спорта, и ОКР, которые всячески помогают. Но я уже не раз говорил, что у нас проблемы не сегодняшнего дня. Надо смотреть правде в глаза. Подготовка спортсмена высших достижений – длительный процесс, минимум восемь лет, а мы в девяностые годы потеряли очень много времени, сейчас приходится наверстывать. Нельзя надеяться, что атлет выиграет Олимпийские игры, если он не побеждал до этого на чемпионатах мира, Европы, России, юниорских соревнованиях. Если эта цепочка не работает, то ждать нечего. И это не вина министра спорта. Если он не вел два последних олимпийских цикла, то глупо с него спрашивать. Значит, ответственность несет предыдущий министр.

На мой взгляд, в Лондоне нас ждет тяжелая ситуация. Есть шанс остаться на третьем месте в зачете, но вполне реально скатиться и на пятое…

– Какой результат в вашем виде спорта в Лондоне сочтете за удачный?

– Не надо загадывать. Спорт – это спорт, всякие сюрпризы бывают. Но результаты чемпионатов мира и Европы дают мне уверенность в том, что в некоторых дисциплинах у нас есть задел, который может гарантировать успех. Не сомневаюсь, мы выступим достойно.

– Интересно ваше мнение как предпринимателя. Можно ли зарабатывать на спорте в России?

– Если вкладываешь деньги в спорт, нужно его любить, понимать и осознавать, что это занимает немало времени. А если хочешь еще и зарабатывать, то надо понимать, что, например, МОК большинство денег зарабатывает в Северной Америке, где платят большие суммы за телетрансляции. Пока у нас зрители не будут готовы хорошо платить телевидению, а телевидение – проводящим соревнования организациям, говорить о дивидендах не приходится. По крайней мере сложно. И здесь серьезную роль должны сыграть СМИ, которые должны перенастроить общество на такой лад, как в Северной Америке.

Никита ЛУКЬЯНОВ

Материалы других СМИ