Рустам Тотров: "Иранца должен был обыгрывать"

Вторник. Лондон. Рустам ТОТРОВ (справа) и его соперник по финалу Гасем Голамреза РЕЗАЕИ. Фото "СЭ"
Вторник. Лондон. Рустам ТОТРОВ (справа) и его соперник по финалу Гасем Голамреза РЕЗАЕИ. Фото "СЭ"

LONDON-2012 // ГРЕКО-РИМСКАЯ БОРЬБА

Российские борцы-классики взяли в Лондоне два золота, серебро и две бронзы и заняли второе после иранцев место в командном зачете. Хотя, наверное, могли оказаться и первыми. Что же помешало? Вчера, за несколько минут до вылета в Москву, на вопросы спецкора "СЭ" ответил вице-чемпион Олимпийских игр в категории до 96 кг.

Дмитрий ОКУНЕВ
из Лондона

- Раньше я мог судить об уровне и специфике Игр только по рассказам тренеров и друзей, - начал обладатель серебра Тотров. - Теперь прочувствовал все на себе и понял, что легко здесь не может быть по определению. Спортсменов ругают, если они проигрывают, но на Олимпиаде, поверьте, каждый делает все, на что способен. Мы не для того вкалываем четыре года, чтобы, приехав сюда, филонить и развлекаться.

- Уже пришли в себя после финальной схватки?

- Только начинаю. Честно говоря, не спал всю ночь и пока не ощущаю себя призером. После всего пережитого сон упорно не шел, я просто лежал, копался в айпаде, рассматривал серебряную медаль. Красивая, конечно, но я очень рассчитывал на победу. Более того, был в ней абсолютно уверен.

- Спорный эпизод на флажке первого периода финальной схватки разделил мнения специалистов: одни говорят, что имела место судейская ошибка, другие ее категорически отрицают.

- По моему личному мнению, нарушение было. Балл полагался мне по праву. Я же находился ближе всех к месту произошедшего и видел, что сначала рука иранца оказалась за ковром - и только после этого он вытянул меня.

- Гасем Резаеи вас чем-нибудь удивил?

- Абсолютно ничем. Я должен был его обыгрывать. Перед финалом чувствовал себя великолепно: меня хорошо размял наш главный тренер Гоги Когуашвили.

- Несмотря на тяжелейшую сетку, во всех поединках вы шли только вперед. Это была сознательная тактика?

- Именно такая задача была поставлена передо мной тренерами: нагнетать, "выжигать" ковер, подавлять соперников что есть силы. Период короткий: уступишь балл - отыграться уже не успеешь.

- Многие скептически высказывались относительно олимпийских перспектив греко-римлян, но команда взяла два золота, серебро и две бронзы.

- Наш успех - в первую очередь заслуга тренерского штаба. Нам, например, говорили, что ни в коем случае не стоит ехать в горы. Но Когуашвили во всех вопросах гнул свою линию и четко знал, к чему нас ведет, что и как надо делать. Гоги Мурманович - до крайности решительный человек. Работа в горах, кстати, пошла нам на пользу, в Лондоне очень хорошо дышалось. Жаль только, что не отобрались в весе до 66 кг: здесь точно была бы еще одна медаль.

- В предшествующие Играм месяцы вы наверняка много думали о возможных вариантах развития событий. Действительность превзошла ваши ожидания?

- Знаете, в психологическом смысле все оказалось намного сложнее, чем рассчитывал. На Олимпиаде борешься не только за себя, за свою честь и гордость, но и за всю страну. Это колоссальная ответственность, к которой, как ни готовься, все равно волнение до конца не преодолеешь.

СДЕЛАЛ ВСЕ, ЧТО МОГ

- Тотров достойно боролся, каждая встреча получалась очень сложной, постоянно приходилось преодолевать себя, - сказал мне личный тренер осетинского борца Владимир Уруймагов. - До финала это у него получалось. Мы - максималисты и хотели золотой медали. Однако Гасем Резаеи из Ирана - очень серьезный борец.

Рустам, надо признать, не обошелся без нескольких небольших помарок. И все же, если бы не судьи... За мгновение до броска, ставшего решающим, иранец коснулся рукой поверхности за пределами ковра, а за это положено наказание. Мы попросили посмотреть повтор, но судьи не увидели нарушения или не захотели увидеть.

Но ладно, что Рустам смог в финале сделать, то сделал. Мы с ним потом долго говорили, обсудили огромное количество вопросов. Тотров - смышленый спортсмен. Все понимает. Теперь он совсем немного отдохнет, а потом вновь начнет готовиться и доказывать свое право на пребывание в первом составе сборной. Пропускать первенства Европы и мира для нас непозволительная роскошь. Во-первых, всем хотелось бы от него чемпионских титулов. Во-вторых, в категории до 96 кг постоянно надо доказывать, что ты - самый лучший.

Рустам пришел ко мне в юношеском возрасте, - продолжил Уруймагов. - Он, а также Хасан Бароев и Алан Хугаев - одна группа. Одна команда, если хотите. Ребят связывает многолетняя дружба, а всех своих результатов они добились под моим руководством. Рустам - амбициозный, но очень скрытный человек, до него непросто достучаться, войти к нему в доверие. Но мы пытаемся подбирать к нему какие-то ключи, просчитывать его настроение. С остальными, не скрою, в этом плане легче.

Тотров наделен уникальными физическими данными, гибкостью и ловкостью - в общем, всеми необходимыми высококлассному борцу качествами. Если находит свою борьбу, его никто остановить не может. Знаете, если бы меня спросили, с какими спортсменами я больше всего хотел бы работать, ответил бы: с такими, как Тотров. Талантище он все-таки.

Гоги КОГУАШВИЛИ: "ЖАЛКО ПАРНЯ"

Главный тренер сборной России вчера утром еще не совсем отошел от событий предыдущего дня, а потому говорил на эмоциях.

- Как вы считаете, успешно мы выступили? - Когуашвили решил сначала уточнить мое мнение.

- Да. Пять медалей из шести возможных - достойный результат.

- Вот и я так считаю. Аппетит, правда, приходит во время еды, и мы могли повторить успех Пекина (четыре года назад классики взяли три золота. - Прим. Д. О.). К сожалению, в концовке дали о себе знать подводные камни в виде судейства. Жалко парня, который мог стать чемпионом Олимпийских игр (речь о Тотрове. - Прим. Д. О.). На всей дистанции турнира у нас просматривался командный рисунок, ребята бились до последнего и в стойке, и в партере. Мы вернули себе славу и репутацию. Отныне иранцы, как и прежде, нас побаиваются.

- Что вас ждет теперь?

- Тренерскому штабу предстоит осмыслить подготовку к Рио-2016. Если в Пекине было тяжело, а в Лондоне - еще тяжелее, то в Бразилии придется в два, а то и в три раза сложнее. Это другой континент, другое полушарие. Когда у нас лето - у них зима, и наоборот.

- Если откровенно, то вы верили в медаль Тотрова?

- Он мог выступить еще на прошлых Играх, выиграл в 2008 году чемпионат страны, однако неудачно показал себя на отборах. С тех пор Рустам на виду. Пик его возможностей наступил в Лондоне: такого собранного и мобильного Тотрова я давно не видел. Но когда на ковре идет равная борьба, традиционно страдают российские борцы.

- Кто, по вашему, стал главным открытием этого олимпийского турнира?

- Не в обиду нашим замечательным чемпионам будет сказано - именно Тотрова. Изначально верил в этого парня. Он справился с сильнейшими соперниками, показал содержательную борьбу. Не должно было все так завершиться.

ExCel London. 7 августа. До 66 кг. 1. Ким Хьюн Ву (Корея). 2. Лоринс (Венгрия). 3. Цкадая (Грузия), Гуно (Франция). 5. Штаблер (Германия), Мюленс Эррера (Куба). До 96 кг. 1. Резаеи (Иран). 2. ТОТРОВ. 3. Алексанян (Армения), Лидберг (Швеция). 5. Эстрада Фалькон (Куба), Дейниченко (Белоруссия).

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ