Ольга Забелинская:
"Больше часа с отцом не могу"

...прежде чем стала третьим призером Игр, уступив на финише 2 секунды. Фото AFP 29 июля 2012 года. Лондон. 140,3 км за 3:35.31 проехала по олимпийской трассе Ольга ЗАБЕЛИНСКАЯ, 50 км из которых - в отрыве вместе с Марианн ВОС из Голландии и Элизабет АРМИТСТИД из Великобритании.... Фото REUTERS ...а последние 40 км - в одиночку, прежде чем финишировал первым. Фото - Игорь УТКИН. Фото "СЭ" 28 июля 1980 года. Москва. 189 км за 4:48.29 проехал по олимпийской трассе в Крылатском Сергей СУХОРУЧЕНКОВ, 110 км из которых - в отрыве вместе c поляком Чеcлавом ЛАНГОМ и соотечественником Юрием БАРИНОВЫМ... Фото - Сергей КИВРИН. Фото "СЭ"
...прежде чем стала третьим призером Игр, уступив на финише 2 секунды. Фото AFP

LONDON-2012 // ВЕЛОШОССЕ

Ольга Забелинская, бронзовый призер групповой олимпийской гонки, состоявшейся в воскресенье, - о себе, Жанни Лонго и своем отце Сергее Сухорученкове

Сергей БУТОВ
из Лондона

- В отрыв вы уехали втроем, а работали в концовке одна вы. Почему?

- Уезжали мы даже вчетвером. Просто американка Шелли Олдс прокололась, и нас осталось трое. Мне не оставалось ничего, кроме как лидировать все последние километры. Работа в отрыве ведь как построена? Все по очереди выходят вперед, проводят смену и опускаются назад. А потом наступает момент, когда ты свою очередь сделал, а уйти некуда.

- То есть?

- Ну, не выходят вперед соперницы. Ты уходишь в сторону - они за тобой. Это же не велотрек, чтобы останавливаться и устраивать сюрпляс. Сзади идет группа. Злая, быстрая. Опаска, что тебя в последний момент достанут, если честно, есть почти всегда. На самом деле, я не в претензии к девчонкам. Та же Марианна Вос из Голландии, которая в итоге победила, сделала наш отрыв - отрывом победным. Не будь ее, нас с британкой могли достать задолго до финиша.

- Спринт - не ваш конек?

- Абсолютно. Знала это с самого начала и никаких иллюзий на этот счет не строила. Пробовала несколько раз пойти в одиночку, но все это происходило на глазах у остальных. "Отъехать" было нереально. Вот меня спрашивают, почему я почти не боролась с соперницами последние 200 метров? Ну а чем я поборюсь? Мы едем, едем, едем. 50 километров. Втроем. Работа на износ. Идем в одном темпе, а на финише нужно сделать взрыв. Для этого нужны специальные навыки. Я бы так объяснила: я - медленный дизель, а они - быстрый газ. Могу долго ехать быстро, зато они могут ехать быстро сразу.

- Все приметы раздельщицы.

- Так я сюда и приехала главным образом на индивидуальную гонку. Групповую поехала без плана - думала, мотор прогрею. А оно вон как вышло.

- Вы ехали в сильный дождь. Холодно было?

- В гонке это не важно. Наоборот, если дождь, значит, не жарко. Лужи теплые. Проблема дождя в том, что асфальт становится очень скользким. В Лондоне на дорогах очень много разметки, и дождь ее как бы "намыливает". Можно легко потерять контакт с дорогой. Плюс толпы болельщиков стояли вдоль дороги и загораживали обзор - было совершенно непонятно, что нас ждет за поворотом.

- Это лучший год в вашей карьере?

- Да как сказать. Я достаточно стабильно выступаю каждый год. Просто медаль выиграла на первой же своей Олимпиаде. Я ведь до этого дважды Игры пропускала - уходила в декрет незадолго до олимпийского сезона. В федерации были сильно этим недовольны, предъявляли мне претензии, но для меня Олимпиада и дети - вещи несопоставимые.

- Сколько у вас детей?

- Двое. Старшему 7. Младшему 4. Хотят быть как мама - кататься на велосипеде. Но спортом в целом не интересуются.

- Как находили в себе силы возвращаться после родов?

- Ну, откуда-то они находились. В последний раз возвращение было совсем трудным. Вообще на велосипед садиться не хотела. Но потом сказала родным примерно так: впереди Олимпиада, и я хочу в ней участвовать. Семья сказала: "Ну, давай, мать". Собрали все деньги на мою подготовку - и вперед.

- Что значит - собрали?

- Я же немного зарабатывала совсем. Получала зарплату в команде, мне выдавали велосипед, а все остальное за свой счет. Перелеты, переезды. У нас по 50 соревнований в год, все в разных концах Европы, денег уходит много. Часто было так, что жила "в минус".

- Сейчас все изменится?

- Посмотрим. В принципе этот год, когда в России появилась женская команда "Русвело", был в финансовом смысле лучшим лет за двадцать, наверное.

- Вы за какие только команды не гонялись в последние десять лет. В "Русвело" теперь дом?

- Я профессиональная гонщица, для меня не настолько принципиально, за какую команду выступать, если речь идет не об Олимпиаде или чемпионате мира. Хотя в российской все же лучше. Вопросы разные решать легче. Даже при том, что менеджмент у нас немецкий.

- Где вы сейчас живете?

- На Кипре. Рай для велосипедистов. Остров маленький, я его уже не знаю сколько раз вокруг объехала. Зимы теплые, народ на велосипедах ездит повсюду. Дороги хорошие, автомобилисты уважают.

- В Россию вернетесь?

- Вот сейчас полечу в родной Питер, на чествование. А, вы имеете в виду навсегда? Не знаю еще. У меня вид на жительство на Кипре. Там кризис. Работы нет. Поэтому киприоты только рады, что к ним приезжают. Всякое, конечно, может случиться, но пока я продолжаю карьеру, мне и моим детям лучше жить там.

- У вас дом?

- Снимаем жилье. Муж Юрий меня повсюду сопровождает. Получается, что менеджер. Его задача - обеспечить мне такие условия, чтобы я могла спокойно тренироваться, не думая о том, как разнообразить досуг и накормлены ли дети, когда из школы возвращаются.

- Дети по-гречески говорят?

- Говорят немного. Но дома язык - русский.

- С отцом общаетесь?

- В последнее время редко. Он звонил мне до Олимпиады с поздравлениями - у нас там в один день много дней рождения пересеклось. С отцом мне непросто. У нас очень серьезные разногласия по поводу велоспорта.

- В смысле?

- Он считает, что это не женское дело, и так далее. Чуть только разговор заходит про велоспорт, пиши пропало. "Ольга-велосипедист" - его "любимая" тема.

- Эта ваша медаль как-то уравновесит разницу в весовых категориях?

- В этом смысле он успокоился давно, еще когда я выиграла чемпионат мира среди юниоров. Дело не в этом. Он считает, что я неправильно тренируюсь, неправильно питаюсь и вообще неправильно живу. Характеры у нас с ним одинаковые, так что бывает непросто. Больше часа нам с ним просто нельзя.

- У вас не было желания привлечь Сухорученкова в большой профессиональный велоспорт?

- У меня не было. Помнила те времена, когда его коллеги еще в Советском Союзе то же самое предлагали. Звали в Америку, в Канаду. Но он не хотел тогда и не хочет сейчас. Значит, есть какие-то причины. Я же не буду насильно его тащить.

- Про кумиров в мужском велоспорте спрашивать вас, наверное, бессмысленно. А в женском есть примеры для подражания?

- Есть люди, которых очень сильно уважаю. Вот, в "Русвело" встретились с Ханкой Купфернагель из Германии. Я за ней и раньше наблюдала, но когда стали кататься вместе, она меня просто поразила своим профессиональным подходом. Я и сама стараюсь что-то перенимать, но меня в 32 года переучить уже сложно. А вот молодежи не мешало бы поучиться.

- Вам самой хотелось бы такой карьеры, как у знаменитой Жанни Лонго?

- Кататься до пятидесяти? Пожалуй, нет. Надеюсь, у меня в 50 другие интересы появятся.

- В женском пелотоне спортивное долголетие Лонго обсуждают?

- Мы не подтруниваем, так, любя "бабушкой" называем. "Бабулей" даже. По-доброму стараемся относиться, потому что Лонго сегодня - не та Лонго, что была 20 лет назад, когда собирала все призы. В пелотоне стараемся ее, скажем так, объезжать стороной, не толкаться лишний раз. Это молодые ведут себя жестко, могут и локтем заехать. Даже самой Лонго. Мы тогда им замечания делаем. Дескать, соблюдайте субординацию. Уважайте возраст.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ