17 февраля, 15:45

Как Тутберидзе стала лучшим тренером мира. Прошла через травмы и нищету

Этери Тутберидзе на пути к статусу лучшего тренера мира прошла через травмы и бедность
Выпускающий редактор
Читать «СЭ» в
История жизни тренера чемпионок.

Этери Георгиевна Тутберидзе третий олимпийский цикл подряд приводит к золотой медали своих учениц. В чем секрет ее успеха? Этим вопросом задаются во всем мире. Кто-то рассуждает о ее строгости, а кто-то просто восхищается ее ученицами. Но нельзя отрицать того, что она является одним из величайших тренеров в истории фигурного катания.

Ее методы дают результат, а ученицы — творят историю. Сама Тутберидзе столкнулась с массой сложностей и испытаний в жизни. Но все это только закалило ее. Несмотря на массу выдающихся профессиональных достижений, Этери Георгиевна — скромная и застенчивая личность, которая крайне редко дает интервью. И не только журналистам, но и родной федерации.

«Этери Тутберидзе не сразу согласилась на интервью. Долго отнекивалась, потому что «рассказывать о себе слишком пафосно», — пишет пресс-атташе ФФККР Ольга Ермолина перед интервью с тренером в 2015 году. С тех пор ничего не поменялось, но Тутберидзе можно понять: такой осторожной ее сделала жизнь.

В большой семье

Этери Георгиевна родилась 24 февраля 1974 года в Москве в многодетной грузинской семье. У нее три сестры и брат. Отец Тутберидзе трудился в литейном цехе автомобильного завода имени Лихачева, мать работала инженером.

«Я родилась в Москве, пятым ребенком в семье. У меня три сестры и брат. Так что родителям пришлось крутиться, чтобы поставить всех на ноги. По большому счету мы не нуждались ни в чем. Папа брался за любую работу. Он часто повторял, что наши дети должны быть одеты лучше всех. «Если в семье один ребенок, никто не посмотрит, что на нем. А там, где пятеро, скажут — развели нищету», — говорил он маме», — рассказала Тутберидзе в интервью ФФККР.

Помимо фигурного катания, Этери Георгиевна имеет и музыкальные навыки — она окончила Музыкальную школу имени Ипполитова — Иванова по классу фортепиано:

«Мои детские годы прошли у Абельмановской заставы напротив церкви святой Матронушки. Мама считала, что девочки должны учить иностранные языки, заниматься музыкой. Мои сестры ходили в английскую и немецкую спецшколы, занимались рисованием, играли на музыкальных инструментах. Кстати, я тоже окончила Музыкальную школу имени Ипполитова — Иванова по классу фортепиано».

Карьера одиночницы

Тутберидзе начинала карьеру в фигурном катании как одиночница в четыре с половиной года. По ее словам, в этот вид спорта она попала случайно. Ее первым тренером стала Евгения Зеликова — жена Эдуарда Плинера. Затем она тренировалась уже у самого Плинера.

«Как попала в фигурное катание? Случайно. Мы с мамой водили брата на футбол на Стадион юных пионеров. Там я впервые увидела юных фигуристов. Мне показалось, что это вовсе и не дети, а сказочные принцессы, снежинки... Я сказала маме, чтобы она тоже отвела меня на каток. Мама ответила, что меня не возьмут, что нет данных и вообще я на льду никогда не стояла. «Возьмут», — твердо заявила я. Мама узнала, когда будет набор. Так я попала в группу к Евгении Зеликовой — жене Эдуарда Плинера», — приводит ФФККР слова Тутберидзе.

Впоследствии Этери была вынуждена перейти в танцы на льду, хоть она и обладала солидным для тех времен прыжковым набором. Причиной тому стали плохие тренировки — фигуристы часто были предоставлены сами себе, — а также частые травмы. Для карьеры Тутберидзе-одиночницы роковой стала трещина в позвоночнике.

«По тем временам у меня был достаточный прыжковый набор: двойной аксель, тройной сальхов и тройной тулуп. Но когда Плинер стал часто уезжать на соревнования с другими учениками, то стабильность в прыжках начала уходить. Я не понимала, почему упала, почему не выехала, хотя все делала как учили. В какой-то момент мы оказались предоставлены сами себе, и, как следствие плохих тренировок и плохих разминок, посыпались травмы.

Последней каплей стала трещина в позвонке. Врачи сказали, что полгода не смогу кататься. Но моя мама совершила чудо. Меня кололи кальцием, давали таблетки. За три месяца я умудрилась вырасти на 22 сантиметра, то ли благодаря кальцию, то ли потому, что в папу пошла. Папа был высокий — 1 метр 86 сантиметров", — приводит ФФККР слова Тутберидзе.

Этери Тутберидзе и Юлия Липницкая. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Этери Тутберидзе и Юлия Липницкая.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Травма и переход в танцы

Как отметила сама Тутберидзе, она очень не хотела бросать фигурное катание. Именно поэтому было принято решение сменить дисциплину — и перейти в танцы на льду. При этом, по словам Этери Георгиевны, все, кто занимался вместе с ней, ушли из спорта. «Бросать фигурное катание я не хотела, перешла в танцы. Все остальные ребята из нашей группы из спорта ушли», — отмечала тренер.

За свою недолгую карьеру в танцах на льду Тутберидзе успела поработать со многими известными специалистами: и у Елены Чайковской, и у легендарной Татьяны Тарасовой. Вот что она вспоминает по этому поводу.

«Поначалу я тренировалась на СЮПе в группе Лидии Васильевны Кабановой, которая давала отличную базу. Не хочу никого обидеть, но понимание исполнения элементов, что такое крюк, выкрюк, скоба, скольжение — все это мне дала Кабанова. Через два года перешла к Чайковской, где меня поставили в пару с Вячеславом Чичекиным. Когда Елена Анатольевна дала понять, что больше не будет тренировать, потому что ее ученик Владимир Котин принял решение закончить карьеру, то попросилась к Линичук.

Возможно, я так бы и осталась у Натальи Владимировны, но в то время у нее была огромная группа. Десять взрослых пар, не говоря о юниорах. На каждой тренировке разворачивалась настоящая битва за лед. Времени на нас не хватало, и я ушла к Аккерману. Стала кататься с Алексеем Киляковым, который сейчас работает тренером в США. Его танцевальная пара Макнамара — Карпентер на юниорском чемпионате мира в Таллине вошла в число призеров.

У Аккермана мы прозанимались года три, но в ЦСКА сменилось руководство. Нам предложили тренироваться в одно время с парниками, что было нереально. Леша вскоре женился. Через какое-то время уехал в США. Я осталась одна, пробовала тренироваться у Тарасовой. Вскоре поняла, что это ошибочный шаг", — рассказала Тутберидзе ФФККР.

Но и в танцах на льду Этери оставалась недолго. И причин этому было несколько. Оказавшись у Тарасовой, она не получила должного внимания — все силы Татьяны Анатольевны были направлены на пару Марина Климова — Сергей Пономаренко:

«В тот олимпийский год Татьяна Анатольевна все силы отдавала паре Климова — Пономаренко. Надо было что-то предпринимать. Когда поступило предложение поехать в шоу в Америку, я согласилась».

Переезд в Америку

В 18 лет Этери переехала в Соединенные Штаты для работы в ледовом шоу Ice Capades, в котором трудилась в течение пяти лет. Были и другие причины для этого решения. В тяжелые годы перестройки у семьи Тутберидзе, как у многих в то время, были финансовые трудности. Этери Георгиевна не могла себе позволить прийти к родителям и попросить деньги на занятия.

«Грянула перестройка, все менялось на глазах. Специалисты оставались без зарплаты. Именно в это время многие наши фигуристы вынуждены были закончить спортивную карьеру, уезжали за границу.

Я не могла прийти к родителям и сказать, что нужно платить за занятия. Папа с мамой и так всю жизнь работали. Мама была старшим инженером в Министерстве сельского строительства. Папа трудился в «литейке» на заводе Лихачева. Пахал в две смены, потому что только так можно было прокормить большую семью. Хватался за любую дополнительную работу. Когда у нас появилась машина, то «колымил» ночами", — рассказала Тутберидзе.

Но и за океаном все было непросто. В Оклахому Этери приехала в составе нашего балета на льду — и сразу столкнулась с проблемами. По каким-то причинам в США пустили не всю труппу, а только москвичей. На границе выяснилось, что у некоторых фигуристов из других городов паспорта недействительны.

Документов пришлось ждать месяц. Тогда Тутберидзе переживала безденежье и самый настоящий голод: «Денег не было. Чтобы мы не умерли с голоду, нас водили по баптистским церквям... обедать. Мы должны были отсидеть службу, а после прихожанам выносили воду, какие-то маленькие бутербродики... На катке нам выделили лед, правда не сразу. Тренировались каждый день с 5 до 7 утра. Когда через месяц собралась вся труппа, то оказалось, что контракт расторгнут, потому что мы не выполнили ряд условий.

Какое-то время нашу труппу перетаскивали из одного приюта в другой. В конце концов, поселили в YMCA на этаже для бездомных. Офисные помещения, матрасы на полу. Американцы привозили еду", — рассказала Тутберидзе.

В центре трагедии

Помимо всех трудностей, Этери Георгиевне предстояло пережить настоящую трагедию: «В довершение ко всему, террористы взорвали федеральное здание, стоявшее напротив дома, где жили, и мы оказались в центре трагедии. Это был один из первых терактов в США».

19 апреля 1995 года в Оклахома-Сити произошел террористический акт в результате взрыва заминированного автомобиля. Административное здание имени Альфреда Марра было разрушено, 168 человек погибли, более 680 получили ранения. Мощный взрыв разрушил или повредил 324 здания в радиусе 16 кварталов, уничтожил 86 автомобилей и выбил стекла домов в радиусе 4,5 км. Общий ущерб от взрыва оценили в 652 миллиона долларов. Со слов Тутберидзе, поначалу люди просто не понимали, что произошло:

«Стекла, обломки, развороченные плиты, кровь, искалеченные тела... Поначалу не понимали, что произошло. Был дом, сейчас его нет, только пыль, а на перекрестке — груда обломков вместо автомобилей. Когда видишь нечто подобное в новостях, то кажется, все происходит быстро, за секунды. В действительности, события разворачиваются как в замедленной съемке. За эти мгновения успеваешь подумать о стольких вещах. Помню, как мелькнула мысль, что если суждено погибнуть под завалами, то лучше бы сразу, без боли, без мучений...

В то утро спустилась вниз умыться, посмотрела на часы — 9.04. Взрыв. Страшный грохот. Навалившаяся тяжесть от взрывной волны. Гробовая тишина. И нечеловеческие крики... Не знаю, как очутилась на улице. Одна. Видно, долго выбиралась, стены были разворочены. Всех ребят увезли. Закричали о второй бомбе. Люди побежали, а я так и стояла. Вид у меня был потерянный: в сланцах, с полотенцем, зубной щеткой... Подбежал какой-то пожарник, схватил за руку, потащил за собой. Полдня, как в бреду, я бродила за ним, пока он проверял разрушенные помещения..."

Жизнь после трагедии и шоу

После происшествия Тутберидзе, как и остальных россиян из балетной труппы, приютили американцы. Конкретно Этери Георгиевне помог один из пожарных. Он даже связался с компанией Ice Capades, для которой Тутберидзе вместе с партнером Колей Аптером записала и отправила видео парных элементов. В итоге им предложили контракт в парковом шоу.

«Несчастье нам помогло. Меня подобрал пожарный, который помог потом найти работу. Случилось так, что, пока я выбиралась из здания, весь российский балет увезли на автобусах. Меня нашел тот самый пожарный. Мы долго ходили вместе, а потом нашли других российских представителей, но там, куда их заселили, негде было разместиться. Мужчина взял меня к себе, я жила вместе с его женой и семьей», — рассказала Тутберидзе в эфире передачи Первого канала «Познер».

Каждому пострадавшему в теракте выплатили по 1200 долларов. На эту сумму Этери с партнером взяли битую машину. Пожарный, приютивший ее с тренером, помог восстановить автомобиль. Так Тутберидзе оказалась в Цинциннати и четыре года выступала там в шоу.

«Непременным условием контракта являлось исполнение сальто через партнера. Слава богу, Коля умел все. Он работал в российском балете, кидал парней, чего уж было говорить о партнерше. В свое время Аптер катался у Великовых с Еленой Никоновой. Имел репутацию сильного партнера. У Коли была ладонь величиной с табуретку. Сделать для него весь «верх», любую поддержку не составляло труда», — приводит ФФККР слова Тутберидзе.

Но однажды, вернувшись с гастролей, Аптер сообщил Этери, что больше не может выступать и хочет переключиться на более спокойную работу, попробовать начать свой бизнес. В итоге оба уехали в Сан-Антонио и начали тренировать.

Этери Тутберидзе и Евгения Медведева. Фото Никита Успенский, -
Этери Тутберидзе и Евгения Медведева.
Никита Успенский, Фото —

Начало тренерской деятельности и возвращение в Россию

«Тренировали всех — от детей до стариков, одиночников, парников, танцоров. Приходилось обучать прыжкам, шагам, парным, танцевальным элементам, ставить программы, преподавать хореографию. Когда-то параллельно с занятиями в академии физкультуры в Малаховке я училась на хореографа-балетмейстера у Геннадия Гараевича Малхасянца в Институте современного искусства. Все эти знания пригодились», — вспоминает Тутберидзе.

По словам Этери Георгиевны, во время шоу она понимала — этот род деятельности для нее временный. Чего не скажешь о тренерской работе: «Когда началась серьезная работа, то года через два поняла, что это и есть моя жизнь».

Параллельно с работой Тутберидзе, которая за шесть лет уже привыкла к американскому стилю, укладу, обросла друзьями и даже начала мыслить на английском, вдруг стала тосковать по родине и по своим близким:

«Где-то в глубине души чувствовала, что чего-то недостает. Будто все еще стою на перроне и жду своего поезда. Временами наваливалась тоска по дому, по родным. Понимала, что родители стареют, а меня нет рядом. Стала чаще уезжать домой, это превратилось в муку. Месяц в Америке, неделя в России. Вернувшись в Сан-Антонио, планировала отъезд в Москву. Оказавшись в Москве, знала, что меня ждут в Америке. Со стороны эти мытарства выглядели нехорошо, некрасиво. Мои американские студенты начали переживать из-за моих отлучек. Тогда решила: раз меня так разрывает, нужно возвращаться домой», — приводит ФФККР слова Тутберидзе.

Тренерская карьера в России

После возвращения на родину трудности для Тутберидзе не кончились. Первое время специалист просто не могла найти работу в Москве. В 1999 году она заочно окончила Российскую государственную академию физической культуры. А работать начала в 2000 году — помогло образование хореографа-балетмейстера.

«В Сокольниках, узнав о том, что у меня есть образование хореографа-балетмейстера, предложили ставку хореографа, но предупредили, что льда не увижу. На СЮПе вакансий не нашлось, в ЦСКА и не предвиделось. Чайковская сказала, что не может помочь. Хотя я была готова тренировать бесплатно. Деньги я заработала в Америке, но поняла, что счастливым они человека не делают.

Не отчаивалась, искала. В телефонном справочнике увидела объявление «Цирк на льду». Позвонила. Сразу предложили две площадки. Одну на Таганке, где требовался тренер три раза в неделю. Вторую — в Братееве в группу здоровья. В тот первый набор в Братеево ко мне пришла трехлетняя Полина Коробейникова", — рассказала Тутберидзе.

Лишь спустя некоторое время ей удалось получить должность тренера в Зеленограде, а позже — на катке «Серебряный». Именно туда к ней пришла первая фигуристка из группы, достигшая высоких результатов на международном юниорском уровне, — Полина Шелепень. А также одна из самых знаменитых и титулованных — Евгения Медведева.

«Спустя какое-то время взяла группу в Зеленограде. Затем позвали на каток «Серебряный», где у меня появились первые чемпионы первенства России младшего, старшего возраста, победители финала Кубка страны. Кстати, на «Серебряный» ко мне привели Полину Шелепень. Женя Медведева тоже оттуда.

Восемь лет я проработала на «Серебряном». Будучи старшим тренером, старалась помочь с работой всем, кто в этом нуждался. Именно там начинали молодые тренеры Царева, Гаврилова, Романова...", — призналась Тутберидзе в разговоре с ФФККР.

В 2008 году Этери Георгиевна перешла на работу старшим тренером в СДЮСШОР №37 (Москва), которая в 2013 году была преобразована в отделение «Хрустальный» Центра спорта и образования «Самбо-70» Москомспорта. Там она работает и по сей день.

Особенности работы тренера

Тутберидзе сейчас является одним из самых успешных специалистов в мире. В 2020 году она была признана лучшим тренером по итогам премии Международного союза конькобежцев. При этом сама Этери себя таковой не ощущает — о чем и сказала в ответе на вопрос Дмитрию Борисову в эфире Первого канала:

— Вы ощущаете себя как самого востребованного тренера?

— Нет. Я отлично понимаю: чем выше мы забираемся — тем больше спрос. Люди верят и ждут.

И сомнений в ее профессионализме быть не может. Она применяет свое образование хореографа-балетмейстера на практике — ставит программы своим фигуристкам.

Да-да, те самые «Дон Кихот» Алины Загитовой, «Девочка на шаре» Камилы Валиевой и многочисленные постановки для Евгении Медведевой — все это дело рук Этери Георгиевны.

Разбирается она и в технике. И тоже не просто так: как сама Тутберидзе рассказала в интервью Первому каналу, показанному в декабре 2021 года, она работала техническим специалистом. И эти умения Этери активно применяет — прямо на тренировках расписывает своим спортсменам все ошибки:

«Я была техническим специалистом, навык у меня остался. Как судят — так я им и расписываю. Очень правильно бывает, когда родитель берет и смотрит. А родители не понимаю, где докруты и недокруты. Ребенка спроси — все сделал, все четвертого уровня. А в бумажке, бывает, что-то пишу», — сказала Тутберидзе в эфире Первого канала.

И пусть сама Этери Георгиевна не была выдающейся одиночницей, возможно, как раз поэтому она умеет добиваться результата. Она была высокой, что мешало ее карьере. К тому же, по словам Тутберидзе, в фигурное катание она пришла достаточно поздно.

«Мне кажется, средний возраст начала занятий фигурным катанием — 5 лет, но и не ранее, чем 3,5 года. Я не добилась выдающихся успехов в спорте. Наверное, это стечение обстоятельств. У меня были травмы в одиночном катании, хотя я занималась у тренера Эдуарда Георгиевича (Плинер. — Прим. «СЭ»), который был одним из лучших в то время. Я росла, теряла координацию.

Мне предложили пойти в танцы, что было унизительно. Меня это оскорбило. Не было безумного желания заниматься танцами. Мне пришлось полюбить то, чем я занималась. Я всегда завидовала одиночницам. Мой рост — около 176 сантиметров, хотя я хотела всегда быть маленькой", — рассказала Тутберидзе в эфире передачи Первого канала «Познер».

Дочь и работа

О личной жизни Этери Георгиевны известно мало. Она была замужем за гражданином США, в этом браке у нее родилась дочь — Диана Дэвис. Сейчас 18-летняя Диана занимается спортивными танцами на льду и выступает в паре с Глебом Смолкиным. Дуэт представлял Россию на Олимпиаде в Пекине.

Сама Тутберидзе о своей личной жизни никогда не говорит. Ее жизнь — это фигурное катание, работа. Большинство постов в ее личном Instagram посвящены работе и сопровождаются знаменитым хештегом «Работаем дальше». Сейчас Тутберидзе привела сразу троих спортсменок к Олимпийским играм.

Увы, ее первый олимпийский триумф с Юлией Липницкой омрачило то, что этих достижений уже не застал отец Тутберидзе. В день отъезда Этери в Японию на сборы перед Олимпиадой-2018 у ее мамы случился удар, в начале частичная парализация, позже оказалось, что причиной был рак головного мозга. К сожалению, родители самого востребованного тренера в мире уже не застали того, как ученицы их дочери претендуют на весь пьедестал в женском одиночном катании Олимпиады в Пекине.

Но все это — лишь доказательство того, насколько сильной личностью является Этери Тутберидзе. И такой человек с непростой судьбой уже в третьем олимпийском цикле подряд приводит фигуристок к вершинам.

По материалам fsrussia.ru, передачи «Познер» и «Пусть говорят»

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости