30 июля, 07:00

По легенде, у Павла Буре был фиктивный брак в Лас-Вегасе. Он сам называл это «полнейшей ерундой»

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Загадочная история из 90-х.

Рискованный выбор

Предметный интерес к юному Павлу Буре команды из НХЛ стали проявлять после триумфального для СССР молодежного чемпионата мира на Аляске, который прошел в 1989 году.

Форварду было всего 18 лет, и он попадал под строгие правила НХЛ тех лет — в таком возрасте хоккеист может быть задрафтован лишь в первых трех раундах.

Многие клубы тогда полагали, что дождаться игрока из СССР — задача на грани фантастики. Поэтому генеральные менеджеры предпочитали не тратить на Буре высокий пик и выбирали более надежные варианты.

«В этом правиле было только одно исключение: если молодой хоккеист провел хотя бы два сезона на высшем уровне и сыграл в каждом из этих сезонов как минимум по 11 матчей, то его также можно было выбрать в любой момент», — вспоминал в своей книге тогдашний директор по хоккейным операциям «Ванкувера» Брайан Бурк.

Именно «Кэнакс» выбрали форварда в шестом раунде под общим 113-м номером, что вызвало грандиозный скандал в лиге.

Менеджеры всех клубов знали, что у Буре на тот момент был лишь один полноценный сезон, а в дебютном, по общему мнению, у него набралось только девять игр.

Павел Буре в ЦСКА (1991 год). Фото Игорь Уткин
Павел Буре в ЦСКА (1991 год).
Игорь Уткин

Впоследствии офис НХЛ даже провел свое тщательное расследование, по итогам которого тогдашний президент лиги Джон Зиглер отменил выбор «Ванкувера» — Буре должен был снова выйти на драфт. Но представители «Кэнакс» сумели вернуть свой актив: главный скаут Майк Пенни где-то раздобыл шесть протоколов с выставочных и международных матчей ЦСКА в сезоне-1988/89, которые доказывали, что Павел норму все-таки выполнил.

«Расследование длилось целый год. Потом я выяснил, что не только мы положили глаз на Буре. По-моему, было еще пять-шесть команд. В том числе и «Эдмонтон», который был готов взять его в седьмом-восьмом раунде. Представьте, как тогда бы могла измениться история НХЛ», — делился Бурк.

«И на драфты тогда никто не ездил, и интернета не было. Как узнал, что выбран «Ванкувером»? Кто-то сказал. Кто — уже не помню, потому что тогда для меня это не было таким уж большим событием», — вспоминал сам Буре в интервью «СЭ».

Скандал с переездом

Вскоре Буре решился на переезд в Северную Америку, но переговоры канадского клуба с ЦСКА были непростыми. За Буре в Москве требовали 250 тысяч, «Ванкувер» давал 200. Компромисс нашел сам Павел — пожертвовал 50 тысячами из своего контракта.

«Суда не было. У нас было досудебное соглашение. Причем платить пришлось лично мне. Деньги я отдал, а дальнейшую их судьбу не знаю», — вспоминал ту ситуацию Буре.

Но после переезда в Северную Америку Павел столкнулся с новой проблемой, которую вновь пришлось решать с помощью денег. Именно тогда Буре, по неофициальный версии, и заключил фиктивный брак с малоизвестной моделью Джейми Бон ради скорейшего получения рабочей визы.

Джейми Бон. Фото Соцсети
Джейми Бон.
Фото Соцсети

Эту историю в интервью «СЭ» рассказал агент Виктор Нечаев. Тот самый, который еще в начале 1980-х сбежал из Советского Союза и забросил первую русскую шайбу в НХЛ. Но к моменту появления Буре в Северной Америке Нечаев уже завершил карьеру: «Чтоб Пашу не выпроводили из Ванкувера, я женил его в Лас-Вегасе. Отыскал девчонку, которая согласилась на фиктивный брак. Не знаю, сколько Буре ей заплатил, — скорее всего, тысяч десять».

«Я почти ничего не помню о нашей свадьбе. Была большая пьянка. Однако наш брак был фиктивным. Мы никогда не жили вместе и не занимались любовью. Просто оставались друзьями. Я жила в Лос-Анджелесе и не собиралась ради него бросать модельный бизнес. А Павел стремился играть в Канаде, хоккей значит для него все», — рассказывала Бон в одном из редких интервью, которые удалось разыскать на просторах интернета.

Сам Буре от этой истории долго открещивался: «Полнейшая ерунда. Не знаю, почему он (Нечаев. - Прим. «СЭ») такое рассказывает», — возмущался Павел в разговоре с «СЭ».

Однако тот же Бурк в своих мемуарах позже подтвердил, что такая ситуация действительно была реальна: «Я нанял частного детектива, который тайно следил за Буре, пока он находился в США. Мы думали, что сможем заметить что-то, что может сыграть нам на руку. Может, застукать его с проституткой? Накопать какой-то грязи.

Мы выяснили, что Павлу устроили фиктивный брак в Лас-Вегасе, чтобы его не депортировали. Он заплатил женщине 10 тысяч долларов, чтобы получить «зеленую карту». Мы отложили эту информацию на случай, если она пригодится. Но никому не рассказывали об этой ситуации».

Самое занятное, что буквально через неделю после свадьбы американское законодательство было изменено так, что Буре мог спокойно жить и работать в США и без фиктивного брака.

Как только хоккеист узнал об отсутствии дополнительных требований, он развелся с американкой.

«Про меня много писали разных небылиц. Нет, никакого фиктивного брака не было. Это вообще-то нарушение закона, за это в тюрьму сажают», — все еще настаивал потом Буре в интервью «Советском спорту».

Однако Нечаев вновь подтвердил правдивость данной истории: «Нужна была зацепка за страну. И лишь после этого начались переговоры с «Ванкувером».

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости