НОМЕР ГАЗЕТЫ ОТ 25 августа (№ 7428) :

Номер газеты

от 25 августа (№ 7428)

«"У КАРРЕРЫ - КАРТ-БЛАНШ В ТРАНСФЕРНЫХ ДЕЛАХ"»

Полосы 1 - 2
Полосы 2 - 3
Полоса 3
Полоса 4
Полосы 5 - 7
Полоса 6
Полоса 8
Николай Доморацкий. Как я помирил Фетисова и Касатонова Николай Доморацкий. Как я помирил Фетисова и Касатонова
Разговор по пятницам Юрий Голышак,Александр Кружков 30

Героем фирменной рубрики "СЭ" стал директор олимпийской базы в Новогорске. Полковник, получивший орден за ликвидацию аварии в Чернобыле, близкий друг Харламова, Фетисова и экс-министра обороны Грачева.

МУНДИР

Он умеет дружить как никто. Его обожал Валерий Харламов. Вячеслав Фетисов в чудесной книжке "Овертайм" называет Доморацкого одним из ближайших друзей.

Судьба этого человека, которому вчера исполнилось 70, полна изящных поворотов. Последние четырнадцать лет занимает пост директора спортивной базы в Новогорске. Но мы-то знаем, что прячется в его шкафу.

Обнаруживаем это знание – и он, усмехнувшись, идет в соседнюю комнату. Возвращается при параде. Полковничьи погоны, медаль на медали.

– Какие главные?

– Вот – "За службу Родине". – Николай Сидорович дотрагивается до одной. – Это я еще комбатом был, 1978 год. Нашу часть признали лучшей в Московском округе. Я получил свой первый орден. Три таких приравнивались к "Герою". "Знак Почета" – тоже награда особенная.

– За что?

– За Чернобыль. Я ж ликвидатором был.

– Рядом какой орден симпатичный.

– Это медаль Озерова. Высшая награда Минспорта.

– К какому-то ордену были близки – но прошел мимо?

– За Сочи и Рио-де-Жанейро. Мы представлялись к ордену "За заслуги перед Отечеством" 2-й степени. Не получили. В Олимпийском комитете всем дали, в министерстве – никому.

– Почему так?

– А вот этого, ребята, я не знаю. После Рио мое награждение уже было подписано. Но не утвердили в администрации президента… Сфотографировали? Можно китель снимать? Он такой тяжелый!

– Сколько весит?

– Килограммов шесть. Зато в армейскую пору ни одна медаль от меня не ушла. Если представляли – то и награждали. По-другому не бывало.

– Где служили?

– В Забайкалье. Военный городок при станции Харанор. Одно окно выходило на китайскую границу, второе – на монгольскую. Затем в Горький перевели. А с 1983-го – командир полка в Новогорске.

– Прямо здесь?

– Да, через дорогу от олимпийской базы. Нынче на этом месте Академия гражданской защиты.

Полоса 9
Полоса 10
Полоса 11
Полосы 10 - 11
Полоса 13
Полоса 14
Греплинг, звезда Трампа и полицейский Glock 40-го калибра Греплинг, звезда Трампа и полицейский Glock 40-го калибра
Остальные Юрий Голышак

В Лос-Анджелесе завершились Всемирные игры полицейских и пожарных

Великое, великое, великое "Динамо"!

Я готов повторять до бесконечности любезные слова – какая еще команда, какое, простите, общество вывезет корреспондента в августе в Калифорнию? В Лос-Анджелес?!

Да еще и на такие живописные старты, как Игры полицейских и пожарных. Когда-то в Белфасте я понял – нет ничего оригинальнее, нет ничего прекраснее. Ни на каком чемпионате мира не собирается публика столь колоритная и душевная.

Эти полторы недели пролетят словно секунда, а к следующим Играм в Роттердаме хочется привести себя в порядок. Тоже поучаствовать. На марафон не подпишусь, а сто метров в бассейне – почему нет? Ну хорошо, хорошо, пятьдесят. Тридцать.

Быть может, все получится, словно в "Покровских воротах": "Где же произошло знакомство?" – "На соревнованиях по плаванию". – "Боже, это что, Велюров соревновался?" – "Да он смотрел, я вот второй пришла…"

"РУССКИЙ Я. ИЗ МЫТИЩ"

Но это будет потом, а сейчас я плутаю по Chinatown. Карабкаюсь на гору и нахожу-таки пожарную часть, где сражаются наши. Захожу и вижу: наш парнишка бежит шатаясь. Тянет два пожарных рукава. До финиша пара метров – он не добегает, а ныряет туда, за черту. Оставляя на раскаленном асфальте кожу с коленей.

Мне хочется примерить на себя все это – и каску, и баллоны за спиной, и эти здоровенные шланги. Начинаю с малого – поднимаюсь на вышку, куда эти парни забегают с пожарными рукавами в руках. Они на скорость, я – на интерес.

К пятому этажу весь в испарине. Выглядываю с крыши, ставлю ногу на пожарную лестницу – и поскорее убираю. Нет-нет, это не для меня. Страх-то какой – весь Лос-Анджелес как на ладони!

Пожарные над корреспондентом смеются – а громче всех Роман Вагнер. Что этот парень творит с лестницей и кувалдой, словами не описать. Цирк дю Солей.

До поры мне не оценить цену успеха – пока кто-то не одалживает у чешских друзей каску, чтоб напялить мне на голову. Другой подбирает бесхозные баллоны, пристраивает мне между лопатками:

– Это, кажется, американские. У нас другие.

Отчаянно втягиваю жировую прослойку, чтоб вся эта пожарная попона застегнулась. На выпуклые животы не рассчитано. Иду, шатаясь, к условному погорельцу, хватаю за шиворот – и едва сдвигаю с места.

Полоса 15
Полосы 15 - 16
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир