Газета
Полоса 1
Футбол Луиз Адриану: "А мы с Промесом можем забить 36 голов за сезон"
Сергей ЕГОРОВ
Луиз Адриану:

В ближайшее воскресенье нас ждет суперматч – "Зенит" примет "Спартак" в Санкт-Петербурге. В преддверии этой встречи мы поговорили с бразильским форвардом красно-белых, который с начала сезона забил два мяча – "Локомотиву" в игре за Суперкубок и "Динамо" в 1-м туре чемпионата.

ФЕРНАНДУ СТАБИЛЬНЕЕ ПАРЕДЕСА

Русское класико можно рассматривать не просто как битву Питера и Москвы, как противостояние двух главных претендентов на титул. Встречу можно рассматривать как схватку Бразилия (в "Спартаке" помимо Луиза Адриану выступает Фернанду) – Аргентина (за "Зенит" играют Паредес, Дриусси и Маммана). Наш разговор начался именно с этой темы.

– Бразилия против Аргентины – вечный сюжет мирового футбола. Три представителя самого принципиального соперника вашей сборной в составе "Зенита" – дополнительный раздражитель?

– У меня нет никаких проблем с аргентинцами. Тут дело только в класико – это само по себе большое противостояние. То, что против меня могут выйти Паредес, Дриусси и Маммана, – не главная мотивация. Мы должны сконцентрироваться на том, что нас ждет очень важный матч в чемпионате против сильной команды.

– Одной их ключевых дуэлей воскресной игры называют противостояние в центре поля Фернанду – Паредес. Это главный сюжет?

Фернанду стабильнее. Свои лучшие качества он демонстрирует уже не первый год, в каждом матче. Кроме того, в класико этот поединок станет не единственным. Команды в целом хороши, думаю, матч получится зрелищным. Болельщикам он должен понравиться.

– Зрелище – это, прежде всего, много голов. Вы после мяча в ворота "Динамо" изобразили жестом маску – прямо как Промес. Почему не придумали что-то свое?

– Квинси отдал мне голевой пас, а я решил вот так отпраздновать. Считайте, что посвятил гол Промесу.

– Тренер "Зенита" Роберто Манчини поставил перед парой форвардов Кокорин – Дзюба задачу забить 35 голов за сезон на двоих. Способны ли вы на пару с Промесом поразить ворота 36 раз?

– У нас есть все, чтобы много забивать. Квалификация Кокорина очень высока, делает голы почти в каждом матче. Но у нас с Квинси есть все, чтобы на нашем счету оказалось 35 – 36 мячей.

ЗЕ НЕ ПЕРЕЖИВАЕТ ИЗ-ЗА БЕЗГОЛЕВОЙ СЕРИИ

Полосы 1 - 2
Полосы 3 - 4
Полоса 5
Полосы 6 - 7
Полоса 8
Полосы 10 - 11
Полосы 11 - 12
Полоса 13
Разговор по пятницам Александр Грушин: "Пьяные лыжники начали брататься и залили номер кровью"
Юрий ГОЛЫШАК,Александр КРУЖКОВ
Александр Грушин:

Легендарные тренеры советской поры еще живы и вполне бодры. Александр Грушин возглавлял лыжную сборную СССР с середины 80-х. Медали и Олимпиады перечислять смысла никакого.

Мы приезжаем к нему в ОКР едва ли не с рассветом – а Грушин в свои 72 весь в делах, весь в бумагах.

Кто-то заглядывает в кабинет:

– Профессор, вы заняты?

"Профессор" улыбается. Занят. Потому и счастлив.

БАРАК

– Ваша нынешняя должность едва умещается в две строки…

– Заместитель руководителя главного управления по обеспечению олимпийской сборной. Раньше занимался исключительно лыжами, сейчас – всем сразу. Включая летние виды. Сплю мало, на службе и в субботу, и в воскресенье.

– Это во сколько ж из дома выезжаете?

– В шесть утра. А просыпаюсь в пять. Живу под Звенигородом, прикипел к участочку. В город даже не тянет. Проще за день полторы сотни километров намотать, домой возвращаюсь к полуночи.

– В тягость такой режим?

– Привык. Если радость от работы получаешь, остальное не замечаешь. Когда тренером был, тоже вставал не позже шести. Иногда вообще не ложился. Помню этап Кубка мира в Норвегии. Погода ужасная. Мы, тренеры, сутки безостановочно готовили лыжи. Что-то сделали – через два часа погода меняется. И по новой. Самое обидное – все равно не угадали.

– Детство ваше прошло в Мурманске. Сегодня что-то связывает с этим городом?

– Лишь воспоминания. Да могила отца. С ним жуткая история вышла. Железнодорожники не подлежали призыву, а Мурманск был на военном положении. Это сейчас автосцепки, тогда же все вручную. Папа работал сцепщиком, вагоны соединял. Не знаю, как это случилось, но раздавило ему грудную клетку.

– Кошмарная смерть.

– Он еще немного в госпитале мучился, потом скончался. Сорока не было. Осталось трое детей. Мне – шесть лет.

– Детство было озорное?

– Бандитское.

– Это как же?

– Надо в том мире находиться, чтоб понять. Послевоенные годы! Жили в многосемейном бараке, все прелести на улице. Вода тоже. Каждый день и дома, и на улице борьба за свои права. Отбиваться приходилось от шпаны постарше. Можете вообразить, что это за контингент. После войны не только фронтовики вернулись

Полоса 14
Полосы 15 - 16