24 сентября 2016

24 сентября 2016 | Футбол - РПЛ

ФУТБОЛ

РОСГОССТРАХ - ЧЕМПИОНАТ РОССИИ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА. 8-й тур

Сегодня ЦСКА - “КРАСНОДАР”

Бразильский защитник ЦСКА Мариу Фернандес отныне не считается легионером. Благодаря этому в стартовом составе чемпионов России высвободилась иностранная вакансия. Обозреватель “СЭ” - о том, как ее можно использовать.

МАРИУ-ОСВОБОДИТЕЛЬ

Евгений ЗЫРЯНКИН

ЦСКА и прежде не страдал от засилья чужестранцев. Еще с газзаевских времен, увенчанных победой в Кубке УЕФА, армейцы неизменно практикуют расклад “русские в защите, легионеры в атаке”. Исключений из этого правила было так немного (форварды Базелюк и Панченко, хавбеки атакующей формации Ефремов и Головин), что сам Фернандес - чуть ли не единственный приобретенный красно-синими за последнее десятилетие защитник из-за рубежа, а теперь “обрусевший” - красноречивее всех его, это правило, подтверждает.

Вместе с тем клуб в некоторой степени стал заложником такой стратегии. Не в силу упертости и шаблонного мышления, вовсе нет. Просто Игнашевич и Березуцкие составили настолько крепкий и надежный, а по российским меркам - так и вовсе непреодолимый, - оборонительный оплот, что вот уже почти полтора десятилетия незаменимы. И кого бы тренеры ни пробовали в их позиции (естественно, соотечественников), всякий раз получалось не то, мягко говоря. А время, как ни банально это звучит, неумолимо, и несокрушимые столпы армейской обороны постепенно стали ветеранами.

Можно было, разумеется, пожертвовать каким-нибудь сезоном, потратить его на “смену поколений” и методом проб и ошибок наиграть в основе одного-двух молодых защитников. Но, во-первых, этот путь не вписывается в стратегию ЦСКА, которому для планомерного развития нужны победы и обеспечиваемые ими доходы. А во-вторых, даже потенциально, в перспективе не было видно ни одного российского игрока, способного за год-другой достичь уровня несокрушимых оплотов армейской обороны. И выходило, что единственный вариант заместить в случае чего Игнашевича или братьев - купить не менее (а лучше - более) сильного иностранца. То есть хорошенько потратиться. Причем сразу дважды, ведь легионер встал бы на место россиянина, и чтобы уложиться в лимит, ЦСКА тут же понадобился бы футболист международного класса с российским паспортом, какие наперечет и стоят втридорога. А это тоже, как мы знаем, не путь ЦСКА.

Российское гражданство Фернандеса разрывает этот замкнутый круг и моментально переводит проблему из разряда нерешаемых в обыкновенную бытовую плоскость. В основе чемпионов теперь восемь, а то и девять позиций могут быть заняты и подстрахованы нашими соотечественниками: вратарь, вся четверка защитников и четыре хавбека - Дзагоев в центре, Головин с Ионовым на флангах и всегда готовый заступить в опорную зону А.Березуцкий. Это значит, что у армейцев появилось желанное, можно даже сказать - долгожданное пространство для кадрового маневра. Отныне ЦСКА может готовить смену многолетним хранителям своей штрафной без оглядки на лимит.

До русификации Мариу - и до окончания строительства стадиона, разумеется, тоже - это представлялось во многом бессмысленным. Несмотря на ширину и глубину российского представительства, полагаться на это было опасно: Дзагоев склонен к травмам, Головин нестабилен, как, впрочем, и фрахтовавшиеся в последнее время опытные россияне (Панченко, Ткачев, Широков, Ионов), вследствие чего едва ли не каждый год возникали критические ситуации, когда в пресловутый лимит приходилось натурально утрамбовываться. Кроме того, позиция правого защитника ЦСКА оставалась в принципе “нероссийской” и автоматически уменьшала диапазон вариаций. Больше такого “затыка” нет.

Нельзя не порадоваться и за сборную, в которой Фернандес будет несомненным футболистом основы. Его амплуа внезапно стало у нас дефицитным: Шишкин и Ещенко уже достигли зрелости, но так и не доказали, что могут быть полноценными игроками национальной команды, Смольников угас, Кузьмин, призванный было Слуцким закрыть эту брешь, все еще лечится, да и бессмысленно на него рассчитывать вдолгую. В такой ситуации Мариу почти безальтернативен. И это тот редкий случай, когда стопроцентный кандидат и отсутствие выбора никому не портят жизнь и настроение.

Прямой эфир
Прямой эфир