21 сентября 2016

21 сентября 2016 | Хоккей - Кубок мира

ХОККЕЙ

КУБОК МИРА-2016. Групповой этап. Группа B

Вчера в Торонто российские хоккеисты одержали первую победу на Кубке мира (4:3), переиграв команду Северной Америки. Все четыре шайбы наша сборная забросила за короткий отрезок во втором периоде - 6 минут 14 секунд. Решающая встреча за выход в плей-офф состоится в четверг - соперниками россиян станет сборная Финляндии.

РУССКИЙ УРАГАНЗАВТРА ШЕСТИ МИНУТ МОЖЕТ НЕ ХВАТИТЬ

Игорь РАБИНЕР

из Торонто

В ВОСТОРГЕ БЫЛ ДАЖЕ СЕЛЯННЕ

Что бы дальше ни произошло на Кубке мира-2016, сборная России уже не зря приехала в Торонто. И не важны все объективные недостатки в игре, бездарное большинство, проигрыш по броскам - 25:46. Они выстояли - и, пропуская через себя тот драйв, с которым это происходило, ты понимал, что слова Сергея Довлатова: “По части эмоционального воздействия у хоккея единственный соперник - алкоголь”, - совсем не гипербола.

То, что творилось со мной - да уверен, и со всеми вами, - по ходу этого совершенно безумного и восхитительного в своем безумии матча, говорит об этом сполна. Во втором перерыве я в коридоре ложи прессы встретил Теему Селянне, и даже величайший из всех хоккейных финнов фонтанировал эмоциями - в частности, от этих шести минут с уместившимися в них четырьмя российскими голами...

И это Селяха, как назвал его в нашем стародавнем разговоре его партнер по “Анахайму” Руслан Салей, еще не знал, что будет твориться дальше. Как заведутся на полную катушку - впервые за все матчи турнира - трибуны Air Canada Center. И будут дышать каждой секундой, каждым поворотом сюжета. Потому что поймут: перед ними - первый грандиозный матч этого Кубка мира. До сих пор были соло отдельных команд: Европы против США, Канады против Чехии, Северной Америки против Финляндии. Но чтобы творили и те, и другие - такое тут было впервые. Даст бог, еще будет.

Да, так об эмоциях. Когда я через пару минут после финальной сирены матча Россия - Северная Америка встал со своего кресла в ложе прессы на верхотуре Air Canada Center, меня еще трясло, словно еще не отзвенел каркас ворот Бобровского (“штанга - друг вратаря”, как со сдавленным смешком скажет позже голкипер), и какой-нибудь страшный Макдэвид-Айкел-Маккиннон и далее по списку швырнет сейчас еще и еще.

Когда спустился в пресс-центр, куда должны были вот-вот привести игроков и тренеров, - по-прежнему не мог отдышаться, словно сам только что был на этом жареном льду. Потому и задал Олегу Знарку глупейший вопрос: “Когда мы при счете 4:3 на полторы минуты остались втроем - в глазах не потемнело”. У меня-то потемнело, оттого и спросил - это из серии “у кого чего болит”. Знарок рассмеялся: “Как видите, держусь”.

Такие эмоции неповторимы, они врезаются в память на всю жизнь. Эти три на пять на протяжении полутора минут, этот сэйв Бобровского головой (!), это удаление Орлова за 40 секунд до конца, эти четыре на шесть в концовке и стон перекладины после щелчка Райлли секунд за 10 до конца, когда каждое мгновение уже тянулось сутки...

PINK FLOYD И МОЛОДЕЖЬ

Все это казалось почти невозможным после того, как днем ранее шведы окунули нас в полынью, как казалось, с ледяной реальностью, и даже концовка имени Александра Овечкина не была способна из нее вытащить. Тем более на фоне хоккея XXII века, космического зрелища, показанного после этого североамериканской молодежкой, которой, по правде говоря, полагалось раскрошить финнов не 4:1, а 10:1. Я смотрел на нее с трибуны - и не верил своим глазам.

Это было ошеломление. И когда в третьем периоде диджей на арене поставил пинкфлойдовское Another Brick In The Wall: “We don’t need no education, We don’t need no thoughts control… Hey, teachers, leave them kids alone!” - этот гимн юношеского бунтарства настолько потрясающе попал в резонанс от увиденного и прочувствованного, что я чуть не заплакал. Ведь ощущение было, что попал на что-то невиданное, и то, что происходило в хоккее до того, теперь не имеет никакого значения...

Окончание и другие материалы - стр. 6 - 9

Прямой эфир
Прямой эфир