21 июня 2016

21 июня 2016 | Хроника

ДОПИНГ

Российская сторона была не готова к тому, что вердикт международной федерации об участии нашей сборной в Олимпиаде-2016 станет отрицательным.

ЭХО ПРОИГРАННОЙ ВОЙНЫ

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

из Вены

Незадолго до заседания совета Международной федерации легкой атлетики, на котором должна была решиться судьба российских атлетов, у меня случилась беседа с хорошим знакомым, много лет проработавшим в спорте высших достижений. Вопрос собеседнику я задала скорее риторический: могло бы случиться так, чтобы скандал вокруг российской команды не приобрел столь грандиозного масштаба? В ответ был озвучен добрый десяток пунктов, каждый из которых начинался словами “если бы”.

Перечислять все эти пункты сейчас нет никакого смысла, как и сожалеть о случившемся в Вене. Какой в этом смысл, если уже ничего не изменишь? Но хочется поразмышлять о другом: что дальше?

Пока ситуация до боли напоминает излюбленный криминальными сценаристами сюжет: героя ставят на “счетчик”, он продает квартиру, машину, влезает в долги, приносит кредитору требуемую сумму, но не успевает с облегчением перевести дух, как слышит в ответ: “Ты заставил меня нервничать. Поэтому завтра принесешь столько же...”

Генеральный секретарь ВФЛА Михаил Бутов сказал после заседания совета ИААФ о том, что решение будет направлено юристам, которые должны посмотреть, есть ли у этого дела какая-то судебная перспектива. И выразил надежду, что спортивный арбитражный суд в Лозанне успеет рассмотреть вопрос допуска российских легкоатлетов до Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, если ВФЛА опротестует решение совета ИААФ.

Невольно возникает вопрос: неужели российская сторона оказалась настолько не подготовлена к тому, что вердикт может оказаться отрицательным? Ведь если существовала вероятность, что битва с ВАДА и ИААФ будет российской стороной в Вене проиграна (а она, как мы сейчас понимаем, не просто существовала, но прогнозировалась), все юридические расклады и необходимые для обращения в судебные инстанции бумаги должны были быть заранее наготове, чтобы дать им ход, не теряя ни дня.

МИЛОСТЬ К ПАДШИМ

Но “запрягать” нам всегда было свойственно неспешно. Так было в отношении санкций в адрес Виктора Чегина (подозреваю, что именно та затянувшаяся и ничем не оправданная лояльность российского спортивного руководства во главе с министром спорта Виталием Мутко сильнее всего восстановила мир против российских атлетов), потом мы долго переваривали откровения супругов Степановых, раздумывая, какие меры предпринять в ответ на множество ничем не подтвержденных домыслов, аналогичная история повторилась с Григорием Родченковым, против которого только сейчас возбуждено уголовное дело по факту его высказываний почти месячной давности.

Сейчас же все идет к тому, что никаких мер до вторника, когда в Лозанне состоится совещание МОК по допуску российских атлетов к Играм, скорее всего, принято не будет. Какое-то количество счастливчиков к Играм, возможно, допустят. Более того, не удивлюсь, если ИААФ с удовольствием поддержит решение МОК: когда соперник повержен, самое время публично проявить “милость к падшим”.

Стоит ли радоваться, если это произойдет? Не знаю. Российский прыгун в высоту Андрей Сильнов уже выступил с заявлением, что выступать на Олимпийских играх под белым олимпийским флагом он не станет. Его можно понять: о том, насколько подобная ситуация болезненна для спортсмена, говорили в свое время многие выдающиеся атлеты времен Барселоны, где всей российской сборной приходилось выходить на старт под нелепой аббревиатурой СНГ: Александр Попов, Александр Карелин, Евгений Садовый, Виталий Щербо. Пережитое тогда унижение не было скрашено даже дюжиной золотых наград, завоеванных этой четверкой на тех Играх.

ГРАНДИОЗНЫЙ ФАРС

С другой стороны, я до сих пор помню слезы тех, кто в 1984-м лишился возможности поехать на Олимпиаду в Лос-Анджелес из-за решения, принятого политическими кругами страны. И, наверное, никогда не решусь предложить кому бы то ни было отказаться от участия в Играх - не важно, по собственной воле или по чужой. Подозреваю, примерно так же рассуждал выдающийся биатлонист Оле-Эйнар Бьорндален, который накануне венских событий искренне порадовался, что не ему предстоит голосовать за участие или неучастие российских легкоатлетов в Рио.

Сейчас, впрочем, уже известно, что никакого голосования не было в принципе. Думаю, что перед главой ИААФ Себастьяном Коэ стоял не самый простой выбор. Как чиновник, озабоченный дальнейшим развитием собственной карьеры, он, безусловно, поступил предсказуемо. Как спортсмен...

Почему-то мне кажется, что двукратный олимпийский чемпион в глубине души не мог не понимать, что обстоятельства вынуждают его принимать участие в грандиозном фарсе. Но что он мог сделать? Выступить против колоссальной махины, заведомо оказавшись в меньшинстве? Это было бы равнозначно отставке, причем скандальной. Такой поворот по нынешним временам годится разве что для кинематографа. В обычной жизни все банальнее: если тебя, как личность, “прогнули” один раз, то рано или поздно снова вытрут о тебя ноги. Собственно, то же самое происходит сейчас и с российским спортом.

Прямой эфир
Прямой эфир