19 марта 2016

19 марта 2016 | Хроника

ДОПИНГ

“СЭ” попытался разобраться, кто на самом деле отвечает замедицинское обеспечение российских сборных команд идолжен был предотвратить попадание запрещенного с1января милдроната ворганизмы нашихспортсменов.

КТО КОРМИЛ СПОРТСМЕНОВ МИЛДРОНАТОМ

Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) на этой неделе заявило о ста спортсменах, попавшихся на милдронате с начала года. По данным “СЭ”, печальный список любителей мельдония из России в ближайшие дни пополнится. Уже призналась в положительной пробе спортсменка из сборной России по бобслею Надежда Сергеева, есть неофициальные данные о еще нескольких звездных спортсменах из команды по летнему олимпийскому виду спорта. Неужели все они действительно не знали о запрете?

КАК ПРЕДУПРЕЖДАЛИ О ЗАПРЕТЕ

Согласно Кодексу ВАДА, да и просто здравому смыслу, ответственность за все принимаемые препараты в первую очередь несет сам спортсмен. Кто бы ни занимал должность врача сборной и какому бы ведомству он ни подчинялся, решение принять или не принять таблетку милдроната - это решение конкретного спортсмена, которому теперь и придется за него расплачиваться. Однако с поиском виноватых все не столь однозначно.

В среду на совещании у президента России Владимира Путина глава Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Владимир Уйба заявил о том, что его специалисты “под роспись, до каждого спортсмена довели информацию, что препарат исключен, сняли его со склада и реализовали в лечебных учреждениях, не выводя на спортивные ринги”.

Действительно, о запрете милдроната спортсменов и спортивных чиновников предупреждали давно и разными способами. Например, об этой важной новости говорили и на тренерских конференциях, семинарах для врачей и курсах повышения квалификации различных специалистов.

- Во все федерации по видам спорта были направлены информационные письма о запрете на милдронат, - рассказала “СЭ” советник министра спорта по вопросам антидопинга Наталья Желанова. - Отдельно проинформировали врачей сборных команд, плюс вся информация была размещена на сайте РУСАДА.

Однако охвачены этой информационной кампанией, видимо, оказались далеко не все. Давайте представим, к примеру, постоянно живущую в США Юлию Ефимову. Вряд ли она ежедневно мониторит официальный сайт РУСАДА, а ее физиотерапевт - немецкий специалист Хом Гарави - посещает семинары в ФМБА или в Минспорта. Аналогичная ситуация и у Марии Шараповой.

“МЫ БРАЛИ У НИХ ТОЛЬКО БИНТЫ И ЗЕЛЕНКУ”

Увы, приходится констатировать, что схема попадания различных препаратов в наши сборные на сегодняшний день такова, что проконтролировать, что конкретно принимают спортсмены, практически невозможно. Так же, как и понять, кто отвечает за отсутствие в командах допинговых средств и методов.

- Мы получаем список препаратов, которые есть на складе ФМБА, и заказываем там, что нам нужно, - рассказал “СЭ” на условиях анонимности врач одной из российских сборных. - Если каких-то медикаментов в списке нет, то докупаем сами. В первое время, когда только начинали работать с ФМБА, оформить заказ было настолько сложно, что мы брали только самое необходимое, вроде бинтов и зеленки. Сейчас, конечно, стало лучше, но все равно неидеально.

Нетрудно догадаться, что в таких условиях полное изъятие милдроната со складов ФМБА вовсе не означает его исчезновение из наших сборных. Никто не знает наверняка, какие запасы препарата остались на руках у спортсменов и докторов. Кроме того, ничто не мешает любому желающему пойти в аптеку и купить милдронат практически в любых количествах.

Передачу спортивных врачей из ведомства Министерства спорта в подчинение ФМБА называли бомбой замедленного действия еще в 2009-м. Хотя основания для подобного решения тоже были. Прямое подчинение главному тренеру или функционеру делало спортивного врача зависимой фигурой. Случались вопиющие истории, когда наставники запрещали медикам накладывать атлету гипс, пока тот не сыграет ответственный матч. От этого конфликта интересов ушли, и уже семь лет врачи и массажисты спортивных команд не имеют к Министерству спорта никакого отношения.

Тогда, семь лет назад, казусов было немало. Например, рассказывают, что во время углубленного медицинского обследования в ФМБА накануне Игр-2010 в Ванкувере было забраковано около 80 процентов спортсменов олимпийской сборной. Вдумайтесь в эту цифру: 80 процентов людей, готовых отправиться в Канаду бороться там за медали, были признаны нездоровыми настолько, что им следовало запретить выступать на соревнованиях. Причина была проста: так называемое спортивное сердце, то есть состояние, при котором пульс в покое критически низок. Это норма для представителей циклических видов спорта, но катастрофическая ситуация для обычного человека.

Спортивная медицина - особая, специфическая отрасль, и со стандартными подходами там делать нечего. За прошедшие годы взаимодействие между Минспорта и ФМБА, конечно, более-менее наладилось, по крайней мере подобных казусов больше не возникает. Кадровую проблему практически решили: значительная часть старых врачей просто перенесли свои трудовые книжки из одного ведомства в другое. Специалистов порой предлагали и сами федерации, и ФМБА шло навстречу. Но до качественной, системной медицинской поддержки сборных нам еще далеко. Пока врачи сборных просто выбирают подходящие медикаменты из общего списка - о какой системе тут можно говорить?

СПОРТИВНЫМ ВРАЧАМ СЛОЖНО СОХРАНЯТЬ МОТИВАЦИЮ

История с милдронатом заставила по-новому взглянуть на фигуру спортивного врача. В нашей стране он обязан быть универсалом. Спортивный врач лечит все - от простуды до перелома и параллельно должен следить за всеми новинками в запрещенном списке ВАДА и в сфере реабилитации. При этом сохранить “форму” такому медику тяжело: постоянного потока больных, как в обычной поликлинике или больнице, в сборных нет. В таких условиях легко скатиться в рутину и лечить по накатанной. Отсюда, вероятно, и растут ноги нашего “милдронатового кошмара”.

В большинстве зарубежных команд вообще нет спортивных врачей как таковых, а есть физиотерапевты, вроде Гарави. Эти люди, как правило, имеют среднее медицинское образование и специализируются на методах восстановления. Максимум, что может предложить из медицинской поддержки такой специалист, - это купить витамины. За всем остальным спортсмен обращается к узкому специалисту: если проблемы с сердцем - к кардиологу, с весом - к диетологу, и так далее. Ездить постоянно по всем этапам Кубка мира этим специалистам нет никакого смысла.

В ежедневном режиме спортсменам нужна именно реабилитация, которую способен предоставить физиотерапевт, а не врач. У нас, очевидно, другой путь. Сильнее встряхнуть российский спорт, чем сейчас, уже невозможно. Эта встряска со всех сторон - от президента страны до руководителей международных организаций - должна дать результат в виде появления какой-то внятной системы подчинения и разграничения полномочий. Тогда в нашей жертве десятками выдающихся спортсменов будет хоть какой-то смысл.

Наталья МАРЬЯНЧИК

ГРУППА САЛО УЗНАЛА О ЗАПРЕТЕ МЕЛЬДОНИЯ 29 СЕНТЯБРЯ

Группа российских пловцов, тренирующихся в США, была поставлена в известность по поводу внесения мельдония в список запрещенных препаратов. “Еще 29 сентября прошлого года до сведения всех спортсменов была доведена эта информация”, - сообщил директор Центра спортивной подготовки (ЦСП) сборных команд России Александр Кравцов. Напомним, что в Калифорнии в группе тренера Дэвида Сало вместе с Юлией Ефимовой работают россияне Владимир Морозов, Никита Лобинцев и Александр Сухоруков. (ТАСС)

Прямой эфир
Прямой эфир