Газета
12 февраля 2016

12 февраля 2016 | Футбол

ФУТБОЛ

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Олег САМСОНОВ: “КАК МЕНЯ ВЫЖИВАЛ “КРАСНОДАР”

Как много значит точка! Человеку достаточно завязать с футболом, чтоб заговорить с новыми интонациями. Обнаруживая перед диктофоном такое количество любопытных мыслей, что странно становится - как же удавалось скрывать это прежде. Какая же шла внутренняя борьба: подумать - но не озвучить. Дать интервью - но не проговориться.

Все это мы знали - но пожелали убедиться еще раз. Отправившись к Олегу Самсонову, бывшему полузащитнику “Зенита” и “Краснодара”, в 28 лет объявившему о завершении карьеры. Со странным для непростых времен мотивом: “потерял мотивацию”.

МУСЛИН

- Вы решили закончить с футболом. Что было последней каплей?

- Могу повторить - потеря мотивации. Посмотрел на первую лигу, весь этот сброд, если говорить откровенно… Такое разочарование!

- В футболе?

- А во всем сразу. Даже в себе. Совокупность всего-всего-всего. К тому же нашел себя в другой сфере. Уже два года у меня с товарищами строительная компания. Занимаемся и загородной недвижимостью, и многоквартирными домами.

- Кто-то из приятелей убедил вложиться?

- Нет. Мечтал о собственном доме. Обратился к знакомым, те пообещали: “Сделаем как себе”. Времени контролировать процесс у меня не было.

- Доверились?

- Вот именно, доверился. Месяцев пять спустя приехал, а вместо законченного проекта - только “коробка”. Зато стало интересно: как люди строят? Увлекся вопросом!

- Сколько потеряли на той стройке?

- Миллионов пять. Вскоре собрал свою команду, начали работать.

- Затевать бизнес в кризис - штука рискованная.

- Во-первых, стараемся минимально использовать заемные средства, больше работаем с частными инвестициями. Во-вторых, за каждым падением следует рост. Не забываем и о социальной направленности. Во Всеволожском районе Ленинградской области планируем создать академию футбола. Пример Галицкого перед глазами.

- Тренировать лично не готовы?

- Боже упаси! Из футбола ушел окончательно…

- Кто-нибудь отговаривал?

- Друзья - Боря Ротенберг, Витя Файзулин. Говорили что-то про возраст. Мол, рановато.

- Приводили веские аргументы?

- Веских не услышал. Наверное, потому, что не хотел слышать. Мой агент, Арсен Минасов, высказался коротко: “Олег, это твое решение”.

- С вами как с клиентом ему было тяжело?

- Вряд ли. Я всегда шел на контакт, искал точки соприкосновения. Единственный конфликт приключился в 25 лет - с “Краснодаром”.

- Из-за вас Минасов рассорился с этим клубом.

- Раз Широков там играл - не до конца разошлись. Ссорился я.

- Осознанно?

- Здесь надо обо всем по порядку. Июнь 2012-го, “Краснодар” выходит из отпуска. За день до отлета на сбор прихожу на базу. Вижу в столовой Муслина, спортивного директора Лысенко и агента Александра Толстикова.

- Теплая встреча?

- Да, все мило и спокойно. Поднимаюсь к себе, они продолжают обедать. Наутро администратор говорит: “Славо сказал, что не едешь на сбор”. Я в шоке! Ничего же не предвещало!

- Вы к Муслину?

- Кидаюсь к нему в номер: “Мистер, что случилось?” - “К тебе претензий нет, ты прекрасный футболист. Но я так решил”. Пытаюсь докопаться до правды: “Славо, с чем это связано?” - “Берем на твою позицию игрока”.

- Ну и что?

- Вот и я думаю: ну и что? В конкуренции поглядим, кто сильнее. Не буду попадать в состав - сам соберу вещи и уеду, нет проблем!

- Не согласился?

- Нет. Хватаюсь за телефон, набираю Галицкому. Тот подтверждает: “Это решение тренера, я не могу вмешиваться”. Чтоб вы понимали - у меня хорошие отношения с Сергеем Николаевичем. К нему никаких претензий.

- Несмотря на то, что Галицкий писал про вас в твиттере: “Для Самсонова деньги важнее футбола”?

- Ему навязали это мнение, сто процентов! Меня пригласили 24-летним - но довольно опытным футболистом. Галицкий расспрашивал, как вижу пути развития клуба. Мы вместе строили планы. Вдруг все закончилось разговором по телефону - секунд в тридцать.

- Ему что-то ответили?

- “Босс, я вас понял”. Следом звонок генеральному директору Владимиру Хашигу - и тот твердит: “Претензий нет”. Ни у кого нет!

- Почему же Муслин так поступил?

- Наверняка были у него коммерческие интересы. Либо с прежним клубом футболиста, которого взяли на мою позицию. Либо с агентами.

- Игроки “Амкара” отзывались о Муслине как о человеке двуличном.

- В точку! В лицо говорит одно, за спиной другое. Полно таких ситуаций. Когда уже в академии “Краснодара” тренировался с молодежью, Муслин проходил мимо - даже голову в мою сторону не поворачивал, не здоровался.

- Чисто по-футбольному Муслин - толковый тренер?

- Уф… Кто я такой, чтоб судить о тренере?

- Вы 20 лет в футболе.

- Назвать “слабым” неправильно. Но он уже не любит футбол, не отдается. Потерял интерес к игре - на первый план вышли иные вещи, денежные. Я видел одержимых футболом. А у Муслина - холодный расчет. Ребята рассказывали - он брал деньги с игроков за попадание в состав!

- Галицкий был не в курсе?

- Думаю, слышал. Но не верил. Галицкому стало все понятно позже, когда Муслин начал за его спиной контактировать с “Анжи”. Подлый поступок. Не мужчины.

- Теперь ясно, почему Галицкий его уволил. Казалось - внезапно.

- Лишь для тех, кто не в теме. Но мы-то всё знали и ничему не удивлялись.

ХАШИГ

- Команде объявили, что вы не нужны. Тут-то и полыхнуло.

- Уехал в Петербург, работал самостоятельно. Всплыл вариант с возвращением в “Крылья”. Предлагали выкупить меня у “Краснодара”. Но зарплата - меньше, чем прежде!

- Раза в два?

- Меньше не той зарплаты, которую получал в “Краснодаре”, а меньше моей старой самарской!

- Мы запутались. Столько цифр приводилось, что лучше вам самому огласить настоящие.

- Да пожалуйста. В Краснодаре было 900 тысяч евро в год. В Самаре давали то ли 15, то ли 20 тысяч долларов в месяц. То есть снизится почти в шесть раз. Вы бы обрадовались такому?

- Едва ли.

- Значит, надо садиться за стол переговоров. Но обсуждать со мной никто ничего не собирался.

- Время спустя любопытно прояснить - в чем вы готовы были пойти на уступки?

- Да хоть вообще разорвать контракт с “Краснодаром”. После чего сам бы разговаривал с “Крыльями”. Нужно было искать компромисс как адекватные люди.

- За сколько “Краснодар” в 2011-м выкупил вас у “Крыльев”?

- Это агенты решали. Предполагаю, что за два миллиона с небольшим. Не утверждаю!

- Что дальше?

- Звонит Хашиг: “Ты обязан принять предложение Самары. У тебя семья, подумай о ней”.

- Вот это поворот.

- Стоп, говорю. Вы мне угрожаете? И понеслись оскорбления: “Да ты барыга, хочешь отнять наши деньги…” Тон сразу поменялся! Я что, сам явился в “Краснодар”, попросил контракт? Ваши деньги? Вы на меня вышли и все это предложили! Если кто-то ошибся - то вы. Начался конфликт. Мне 150 раз звонили: “Давай, уходи”.

- Звонил Хашиг?

- Как правило.

- А Галицкий?

- Ну что вы. Нет, конечно. А тогда, поняв, что меня не запугать, из клуба перезвонили: “В конце июля приступаешь в Краснодаре к тренировкам”. Пришел в кабинет к генеральному директору. Там же тренер дубля. Выдали план индивидуальных занятий.

- Наслышаны мы, что это были за “занятия”.

- Три тренировки в день. Первая - в 8 утра. Затем в 13.00 и в 21.45.

- Вас выдавливали из клуба?

- Да! Выживали! Вместо того, чтоб найти компромисс, погружались в конфликт. Доходило до того, что в час дня отправляли бегать по жаре на синтетическом поле. 58 минут работал на пульсе 170-175. Это снимали на камеру. Синтетика обжигала ноги, пар от нее… Рядом стоял тренер по физподготовке.

- У кого фантазии хватило на такое?

- Коллективное творчество. Но главным, полагаю, был Хашиг.

- Галицкий подобные идеи не способен генерировать?

- Сергей Николаевич никогда бы так не поступил!

- Кто смотрел отснятое?

- Да кто-то, может, и смотрел, смеялся: “Ха, бежит!” Скорее просто ждали, когда психану.

- Были хоть раз близки к этому?

- Честно, нет. Обидно, что людям в академии запрещали со мной здороваться. Я шел в полной тишине. Как-то поболтал с тренером по легкой атлетике, тот посочувствовал - его тут же уволили.

- Кто увольнял?

- Был неприятный тип - старший тренер академии Марьянович, серб. Я подал на палату, после первого заседания прихожу на тренировку - сразу включают камеру. Ко мне отправляют вратаря. На одной половине поля работает команда, на другой мы вдвоем ковыряемся.

- Ребята из основного состава вам что-то говорили?

- А что они могли сказать? Все были потрясены. В газетах меня парафинили - и рвач я, и подлец, и футбол мне не до лампочки…

- Что ж не ответили?

- Так специально делалось. Я не имел права давать интервью, в контракте это было прописано. Представляю, какой мне штраф выкатили бы. Потому и молчал. Приходил, как овощ, на тренировку с пацанами 98-го года рождения, пинал мяч. Всеми путями выводили на конфликт. Стою в спортзале - на меня тренер по-сербски орет. Поворачиваюсь: “Вы почему так разговариваете?” Он еще сильнее распаляется - а потом строчит служебную записку. Будто Самсонов ругался.

- Про вас тогда много чего писали.

- Ладно, Галицкий выступил - как ему преподносил генеральный директор, так и реагировал. Но мы неплохо общались с Васей Уткиным, например. Вдруг меня приложил - рвач. Сообщил, что с весом 200 килограммов готов бегать по кругу за такие деньги. Я подумал: пускай хоть полкруга осилит… Вот это отношение поражало!

- Могли бы позвонить ему. Растолковать - как нам.

- Каждого не обзвонишь.

- Телефон Галицкого у вас был?

- Да. Я набрался смелости, позвонил ему. Казалось, если правильно объяснить - все утрясем за две минуты. Но в ответ звучало одно и то же. Ощущение, будто Галицкий меня не слышал… В чем я рвач? За эти два года тренировался больше, чем вся премьер-лига! Хотел играть!

- Даже друг ваш Виктор Файзулин выступил через газеты: “Хватит издеваться над человеком!”

- И Боря Ротенберг возмущался. Все футболисты понимали, что происходит. Вот сегодня в “Краснодаре” такое невозможно. Думаю, я лепту внес.

- Почему сейчас невозможно?

- Будет слишком большой резонанс. Да и не сработали методы со мной.

- За родных было страшно?

- Я волновался после той фразы Хашига. Поэтому семью в Краснодар из Питера не перевозил. Домой, правда, никто не звонил. Не стали додавливать в этом направлении.

- В футбол два года не играли вообще?

- Привозят на автобусе с “Краснодаром-2” в Грозный. И выясняется - забыли мою форму. Напоказ, внаглую: “А формы твоей нет”. Потом в Махачкалу - там выпускают на несколько секунд.

- Самый долгий выезд на автобусе?

- 24 часа. Кажется, в Грозный. Человек ко всему привыкает. Научился высыпаться сидя, ничего особенного. Кто-то в проходе лежал. Дубль тоже серб тренировал.

- Общались?

- Нет. Смотрел сквозь меня. Не здоровался, как и Муслин. Мне приносили бумагу - “завтра у тебя поездка туда-то, такое-то время”.

- Как же на замену вас выпускал?

- Не он выпускал, а доктор подбегал. Когда судья уже на часы поглядывал. Выйду на минуту, свисток - и обратно.

- Откуда в “Краснодаре” куча тренеров из Сербии?

- Это и для меня загадка. Может, среди них есть хорошие специалисты. Но некоторые - абсолютно далекие от футбола!

- Календарь не вешали - где крестиком зачеркивали дни до окончания контракта?

- Я псих, что ли? Когда осталось три месяца, вызвал Хашиг, протянул бумагу, что могу тренироваться где угодно. Уехал в Петербург. Зарплату по-прежнему начисляли, сумма не поменялась.

- Как не скатились в депрессию?

- Если б у меня только с “Краснодаром” были проблемы… Сразу все навалилось. В 2013-м потерял отца. Умер в Петербурге на руках у моей жены. 57 лет.

- На похороны отпустили?

- В контракте прописаны три дня в случае кончины родственника. На этот срок уехал. Вот тогда действительно накрыл депресняк. Можно было сойти с ума - если б не утренние тренировки каждый день. В тот момент мне очень хотелось всех послать.

- Смерть отца не связана с его работой на Нововоронежской АЭС?

- Нет. Оторвался тромб. Он никогда на здоровье не жаловался. Кстати, Нововоронеж в советские времена был закрытым городом. Я там жил до 12 лет, пока Сарсания не пригласил в “Академику”.

КЛОУНАДА

- У Кононова не тренировались?

- Мы поговорили. Он сразу сказал: “Ничем тебе не могу помочь”. Я наблюдал со стороны его тренировки, отношение к ребятам. Европейский подход, без крика. Четко объясняет, где принимать, куда отдавать.

- Галицкий подчеркивает: “Стиль важнее результата”.

- Кононов в эту логику вписался, ему тоже в радость: короткий пас, владение мячом. Такого, как Капелло, в “Краснодаре” не было и не будет. А что за человек Кононов, показала история с Пашей Мамаевым. Если б Муслину кто-то руку не пожал после замены - это был бы разрыв отношений, игрока сгноили бы. Если, конечно, не сам Муслин его привел в команду. Кононов конфликт свел на нет. А Галицкий сказал, что теперь в контрактах будет прописано - когда заменили, нельзя уходить под трибуны.

- В “Краснодаре” успели пересечься с Юрой Мовсисяном. Что за парень?

- Добрый, честный, открытый. С великолепными задатками! Под него нужен тренер, который позволит творить на поле. Загоняешь Мовсисяна в схему - чахнет. Как в “Спартаке”. У Муслина с Юрой был конфликт.

- На почве?

- На почве человеческих качеств Муслина. Мы возвращаемся к тому, с чего начинали. Почему Смольников при нем почти не получал игрового времени - хотя видно было, что это за игрок?

- Жоаузинью сборной России пригодился бы?

- Почему нет? Жозик - разносторонний. И передачу отдаст тонкую, и забьет. Русский освоил. Классный пацан.

- Сильно потеряли за два года как футболист?

- Мне казалось - нет. Да, не играл. Но все реально вернуть за пару месяцев. Хуже, что имя испорчено. Мне создали репутацию рвача и скандалиста. Это витало в воздухе, чувствовалось.

- В “Крылья” больше не приглашали?

- Из премьер-лиги никто не звал - разве что на комичный просмотр в “Уфу” смотался. На пятый день Колыванов против “Сахалина” поставил опорным хавом. В жизни на этой позиции не играл, всегда на фланге. Этим матчем завершался тяжелый сбор в Подмосковье. Через 15 минут после финального свистка все футболисты и тренеры сидели по своим машинам с вещами. Парковка опустела. Мне ни слова, ни полслова. Наверное, было не до меня.

- Подались в “Тюмень”?

- Да. Но для себя решил: если за два сезона не вернусь в премьер-лигу, смысла продолжать нет. Я слишком люблю футбол, чтоб заниматься ерундой. А добила ситуация, после которой окончательно разочаровался в российском футболе.

- Вы о чем?

- На выезде тренер хлопает вратаря по плечу: “Все будет нормально. Иди, играй”. Тот при счете 1:1 начинает чудить - мячик летит в одну сторону, он заваливается в другую. “Ослепило” его. 1:3 проигрываем. Такой клоунады я еще не видел. На следующий день собираемся, тренеру заявляем: “Либо мы, либо он. Выгоняйте!”

- Выгнал?

- Вместо этого тренер закопал самого себя - бросился его защищать, какие-то нелепые фразы произносил. Вскоре вынужден был подать в отставку. Вообще персонаж уникальный. Насмотрится телевизора, к нам приходит: “Мы должны играть, как “Барселона”! Ну хорошо, будем. А как играет “Барселона”, объяснить не может.

- Что после такого матча творится в раздевалке?

- Там сидели ошарашенные. Зато утром прямо на тренировке прилетело вратарю пару раз. В моей жизни бывало всякое, я не идеальный. Но сдавать до такой степени откровенно - идиотизм. А то, что тренер рядом в этих делах, меня сразило. По-моему, вся первая лига на них строится.

- После “Тюмени” случился еще “Факел”.

- До этого сам удочки забрасывал в Воронеж - все-таки родина. Отвечали: “Не нужен”. Там были свои агенты, кого-то заводили в клуб. Неожиданно звонок от товарища: “В “Факел” не хочешь?” Вот этот шанс, думаю. Команда крепкая, поборемся за выход в премьер-лигу.

- Контракт подписали на год?

- Да, 9 июля. 12-го игра с “Тосно”. В конце матча удар в колено. Все опухло, откачивал жидкость. То выходил через боль, то месяц не играл. Показывал процентов шестьдесят от того, что умею. В декабре полетел в Германию к доктору Айхорну. Тот взглянул на снимок, протер очки: “Олег, ты дурак? Перелом большеберцовой кости, надрыв крестообразной связки. Как с этим играл?! Что у вас за медицина?!”

- Ужас.

- Позвонил в клуб. “Факел” тут же разорвал контракт. Все, финиш.

- Играть вы не могли?

- Да мог, зажило. Айхорн сказал - операция уже не требуется, срослось в боевых условиях. Не представляю, почему в “Факеле” приняли такое решение. Возможно, недовольны чем-то были.

- Как в первой лиге с деньгами?

- Официальный потолок - 300 тысяч рублей в месяц. Столько и платили. “Под столом” ничего. Ни в “Тюмени”, ни в “Факеле”.

- Острые ощущения - так снижаться по деньгам?

- Да вы поймите - для меня сроду они не имели определяющего значения! Я в сборной хотел играть, в еврокубках!

“БОРДО”

- Когда-то будущее казалось безоблачным. В 2006-м заключили контракт с “Зенитом”. До этого был “Бордо”. Как вас, 17-летнего, туда занесло?

- К 16 годам почти всех ребят из “Академики” Сарсания пристроил за границу либо в дубли московских клубов. У меня вариантов не было. Начал учиться в РГУФКе, параллельно бегал во второй лиге за “Спортакадемклуб”. Однажды Сарсания привел на матч спортивного директора “Бордо”. У того в Москве свои дела. Но я сыграл хорошо, приглянулся. Дальше, как в сказке: из общаги - во Францию! К Шамаху, Денилсону, Шмицеру.

- Могучий был состав у “Бордо”.

- Да уж. Особенно Денилсон выделялся. Скорость, уровень мышления - суперигрок! Шмицер чуть-чуть говорил по-русски. Подарил мне майку “Ливерпуля”, из которого как раз в тот год перешел в “Бордо”. До сих пор храню.

- Было на тренировках что-то, чего не видели ни до, ни после?

- После - видел. В “Краснодаре”, где тоже огромное внимание уделяют технике. Специальная стеночка, шлифуешь прием мяча, удары шведкой, щечкой, подъемом. В “Бордо” неделю тренировался с дублем, затем два месяца с основным составом. Уже предупредили, что подпишут контракт, назвали зарплату.

- Какую?

- Две тысячи евро. Минус налоги - 50 процентов. Скромненько, но о деньгах в тот момент не думал. Мне нравилась команда, город, уезжать не хотелось. Жалко, французы не договорились с Сарсания. В подробности меня не посвящали. Константин позвонил: “Вылетай в Питер. “Зенит” готов подписать с тобой контракт”.

- Сколько сборов провели с основой “Зенита”?

- Один. В январе 2010-го при Спаллетти. Мой лучший сбор в карьере!

- По организации?

- По игре! Все получалось! Спокойно переносил нагрузки, прилично смотрелся в контрольных матчах. Не сомневался, что останусь. И вот последняя тренировка в Эмиратах. Команда собралась в кружок. Спаллетти пошутил, все засмеялись. Я в том числе. Встретился взглядом со Спаллетти, и меня словно обожгло. Он подошел с Симутенковым, попросил перевести: “Надеюсь, другой тренер заставит тебя меньше смеяться…”

- Однако.

- У меня шок. Витя Файзулин рядышком стоял, тоже обомлел. Может, это было предлогом? Вернулись в Петербург, позвонил спортивный директор Корнеев: “К тебе претензий нет, но в “Зените” играть не будешь. Ищи команду”. Контракт действовал еще год. Но я согласился на понижение зарплаты и уехал в Самару.

- Не поражало, что в том “Зените” играли люди вроде Розины и Хусти - а вам даже шанса не дали?

- В Эмиратах я был сильнее Розины, объективно. Но его купили по инициативе Спаллетти за восемь миллионов. Хусти - миллиона за три. Наверное, на этих трансферах люди что-то зарабатывали. Зачем оставлять русского, когда выгоднее взять легионера и деньги поделить?

- Как складывались отношения с предшественником Спаллетти - Адвокатом?

- Два года подряд меня отдавали в аренду “Спартаку” из Нальчика. В 2008-м сыграли дома с “Зенитом” 2:2. Я подкатился под Тимощука. Жестковато, но по правилам - обычно сам Толя так подкатывался. Адвокат и его ассистент Кор Пот с криком выскочили к бровке. Я на эмоциях ответил. Дик рассвирепел, показал жестом - дескать, парень, не зарывайся, мы ж тебе деньги платим. Не исключаю, после этого на мне поставил крест. В межсезонье приглашала “Москва”, но я ушел в “Химки”.

- Зачем?

- Команду возглавил Сарсания. Мне сказали: “В 12 лет он тебе помог. Теперь ты помоги. Пора возвращать долги”.

- Звучит сурово.

- Нет-нет, без угроз. Просто был молодой, прислушивался к тому, что говорят взрослые дяди. Куда посоветовали, туда поехал. Константин собирал ребят, знакомых по “Академике”. Так в “Химках” появился Витя Будянский. Он на три года старше. После “Ювентуса” для него все было в диковинку. Помню, отыграли первый тайм со “Спартаком”, он поменялся футболками с Павленко. Вдруг шум, гам - у администратора “Химок” нет запасного комплекта формы!

- Что делать?

- Сарсания послал Витьку в спартаковскую раздевалку: “Проси у Павленко майку обратно!” У того глаза округлились. Но пошел. Смех и грех.

- Будянский - слабый футболист?

- Да бросьте! Очень хороший! “Ювентус” плохих не держит.

- Что ж в “Химках”-то сдулся?

- А кто там не сдулся? Вот попал человек не в ту струю - и карьера наперекосяк. А я на первой же тренировке травмировал колено. Полгода восстанавливался. Летом с Сарсания сошлись на том, что лучше мне вернуться в Нальчик.

РОТЕНБЕРГ

- Мы о “Зените” недоговорили. Давайте будем называть фамилию игрока - а вы вспомните яркий эпизод с его участием. Аршавин.

- 2006 год. Андрей обходил ребят, просил расписаться на мяче - кому-то в подарок. Когда ко мне подошел, я был и тронут, и смущен. Кто такой Самсонов? Игрок дубля, пару раз привлекавшийся к тренировкам с основой. Даже не обиделся бы, если б Аршавин проигнорировал.

- Кержаков.

- Трудяга. Готов был работать с утра до вечера. Постоянно оставался после тренировки. На моей памяти столько вкалывали два футболиста - Володя Кисенков и Боря Ротенберг. Кисенков вообще фанат тренажерного зала. Удар сумасшедший. В Нальчике забивал метров с сорока!

- Зырянов.

- Пахарь. В отпуске ежедневно пробегал по десять километров. В 36 на сборах легко выдерживал любые нагрузки. Выносливость феноменальная.

- Риксен.

- Мужик! На каждую тренировку выходил, как на последнюю. В стыках никого не жалел, мяч выносил вместе с ногами.

- А потом как с Радимовым - мордобой?

- Нет. Стычки, ругань случались. Но без драк.

- Читали его автобиографию?

- Нет. Что там?

- Пишет, что в Петербурге подсел на кокаин, выпивал. Нетрезвым приезжал на тренировки.

- Ничего себе! Вот бы не подумал! В команде об этом даже разговоров не было. Знаю, сейчас дела Риксена плохи. Боковой амиотрофический склероз неизлечим.

- С Ротенбергом в дубле “Зенита” сдружились?

- Да. Крестный моего сына. Боря - отличный парень. Никаких понтов. Спокойный, воспитанный. Помимо русского и финского знает английский, французский. На рояле играет.

- “Мурку”?

- Нет. Мы отдыхали на Мальдивах. Боря в лобби обнаружил рояль, уселся, минут десять наигрывал что-то из классики. Когда встал, аплодировала вся гостиница.

- Вы и с Ильей Максимовым в дубле играли. На днях услышали от Чугайнова: “Максимов - невероятный талант! Но им отец руководил. Нужны были квартиры, машины. На это все разменялось. Да и Сарсания руку приложил. Зачем дал Илье миллион долларов в 2007-м? Убил его этим! Пацану уже ни черта не надо - сидит на лавочке, денежки капают…”

- С Ильей в “Академике” познакомился. Самыми талантливыми из нашего выпуска считались он и Виталик Денисов. Большие зарплаты - проблема российского футбола. Молодежь не знает цену деньгам. Вот и гоняют на “бентли”, “ламборгини”.

- Вы через это прошли?

- Каждый учится на своих ошибках. В 18 лет я, молодой дурачок, купил “мерседес”. В Нальчике, у Ромы Узденова. Только приехал, в команде “запарили”. Показали, прокатили. Ух, ты! “мерседес”! Хочу-хочу! Быстро пожалел. Глупее траты в жизни не было.

- Сколько отдали?

- 30 тысяч долларов. Не ел, не пил, денег занял, чтоб расплатиться… Через три года продал за 15 тысяч.

- Нальчик - город маленький. Там и ездить некуда.

- Да я весь Северный Кавказ на этой машине исколесил. Даже в Моздоке побывал. Назир Кажаров пригласил на свадьбу.

- Собственную?

- Родственников. Кабардинская свадьба - очень необычно. Женщин нет. Веселятся отдельно. За столом исключительно мужчины во главе со старейшинами. В какой-то момент гаснет свет, все пытаются с головы жениха сорвать шапку. Тот отбивается. Ну а потом вино рекой, тосты, танцы…

- В тех краях периодически постреливают на улице.

- С этим не сталкивался. За три года в Нальчике ни единого ЧП. Разве что журналистов спас.

- Каким образом?

- Они прилетели на футбол, накануне матча решили прогуляться по городу. Чем-то не понравились местным ребятам. Те окружили, то ли денег хотели, то ли отлупить. Я мимо ехал. Увидел, тормознул, вышел из машины.

- Узнали вас?

- Конечно. Футболистов в городе уважали. Все, говорю, это со мной. Посадил в машину, отвез в гостиницу.

КРАСНОЖАН

- В Нальчике зарплату задерживали регулярно?

- Как-то не платили полгода. Смешная история. Сидели в пиццерии. Массажист отлучился в туалет, мобильник положил на стол. Деян Радич быстренько скопировал оттуда эсэмэску, которую присылает банк, когда деньги на счет падают. Отправил со своего телефона: “Вам начислено 30 тысяч рублей”. Массажист вернулся, прочитал, на месте не мог сидеть от восторга. Кричал на весь зал: “Да! Да! Наконец-то!”

- А вы?

- Еле смех сдерживали. Он начал быстро собираться. “Ты куда?” - “Дело срочное”. Понесся к ближайшему банкомату. Карту вставил - пусто! Возмущенный, колотил по нему руками и ногами. Тут звонок Радича: “Эй, друг, возвращайся. Нет там ничего”.

- Что массажист?

- Вернулся. Грустный-грустный. Больше так не разыгрывали.

- Самый забавный иностранец, с которым пересекались в Нальчике?

- Алвару, бразилец. Знаете, как на игру собирался? Маечка, шорты, тапочки, бутсишки под мышкой. Все, поехал! Телосложением близок к сумоисту. Задница такая, что трусы по швам трещали.

- А Фелипе?

- У этого бразильчика была другая проблема. Рост 202, скорость фантастическая. 30 метров за три с половиной секунды пробегал. Уже купили, и выясняется - не видит!

- То есть?

- Близорукий. Не может играть при искусственном освещении - все расплывается! Прооперировали, вроде получше стал с мячом…

- На Виктора Васина громадное впечатление произвел в Нальчике футболист Макушев: “Кажется, бывший зэк: жаргон соответствующий, татуировка на руке”.

- Макушев - уникальный экземпляр. Насчет жаргона - правда. Любимая присказка: “Воздух в сумку и пошел”. Объяснил, что “воздух” на блатном языке - деньги. В команде провел несколько месяцев. За это время улыбнулся один раз. Когда Красножан сообщил, что больше в его услугах не нуждается.

- А что за татуировка?

- Вот ее не видел. На татуировки внимания не обращаю. Правда, удивляют наколки из уголовного мира. К примеру, звезды на локтях.

- У кого ж такие?

- У бразильца Феррейры, болгарина Георгиева… Хм, наших не встречал. Может, иностранцы не в курсе, что это означает?

- Говорят, у Красножана тренировки растягивались на два с лишним часа.

- На сборах. Отрабатывали всё-всё-всё.

- В том числе ауты?

- Да. Меня не напрягало. Наоборот, интересно! Понимали друг друга… Вот так, на раз (щелкает пальцами). Красножан раскладывал по полочкам - кто, где, куда, под какую ногу убирает мяч, кому отдает. Ни одна мелочь не ускользала. На поле я знал все действия - свои и партнеров. В плане тактики, теории - Красножан для меня тренер номер один.

- Догадываетесь, почему он в “Анжи” раздражал легионеров?

- Для нас тренировки Красножана были в кайф. Но когда учат выбрасывать мяч из аута футболистов, которые выигрывали Лигу чемпионов… Это странно, мягко говоря. В общении со звездами Юрию Анатольевичу не хватило гибкости. Впрочем, мне ли давать ему советы?

- Штангой тоже грузил?

- Когда речь заходит о Красножане, почему-то все про штангу твердят. При мне такого не было. Раз в неделю зайти в тренажерный зал - это “грузил”?

БРАТ

- В “Спартаке” Андрей Чернышов придумал отрабатывать подкаты без мяча. С какими нелепыми упражнениями сталкивались вы?

- Совсем несуразных вроде не было. А эти подкаты не только Чернышов практиковал. Мне рассказывали, то же самое было в “Зените” у Давыдова, когда назначили и.о. после отставки Адвоката. Тренерский окрик - и ты стелешься. Полчаса! Наши-то обалдели, а уж легионеры…

- Вы говорили, что с Тархановым работать в “Крыльях” стало некомфортно. Почему?

- Конфликта не было. И “некомфортно” - неправильное слово. Просто много непонятных решений. Резко поменялся состав, который помог “Крыльям” в 2010-м сохранить место в премьер-лиге. До этого отцепил Руслана Аджинджала, Белозерова и Будылина.

- С формулировкой “не выкладываются”.

- Проиграли 1:2 в Перми. Скорее всего, до руководства донесли искаженную информацию. То ли агенты, то ли еще кто-то. Парней выставили в неприглядном свете, мол, сдают. До сих пор считаю, что с ними обошлись несправедливо. Не было сдачи! Белый из пустых ворот мяч выбивал. Русик больше всех километров пробежал. Будыла тоже нормально отыграл. Если на поле химичат, видно сразу. Мы ходили к Тарханову, пытались отстоять ребят. Бесполезно.

- Президент “Крыльев” Развеев поделился тогда сокровенным: “Чем ближе финиш, тем чаще ко мне обращаются с “выгодными” предложениями. Ребятам тоже звонили”. Кому?

- Точно не мне. Да и зачем договариваться с крайним хавом? В таких случаях выходят на вратаря, защитника, форварда. Но “Крыльям” самим были нужны очки позарез.

- Олег Иванов назвал Руслана Аджинджала игроком высочайшего класса. Загнул?

- Нет! В моем понимании Русик - топ-футболист. Без слабых мест. Скорость, техника, пас, удар. В лучшие годы не затерялся бы ни в ЦСКА, ни в “Зените”. Абсолютно недооцененная фигура.

- Как в свое время Зырянов?

- Вот-вот. Это игроки одного уровня. Многие лишь в “Зените” Костю разглядели. Остался бы в “Торпедо” - считался бы средненьким футболистом.

- Был для вас в премьер-лиге неудобный защитник?

- Анюков и Губочан. Не подлые, но жесткие, цепкие, кусачие. Накрывают, едва получаешь мяч. Чтоб с ними на равных играть, надо быть в идеальной физической форме. Еще тяжело с бегунками типа Смольникова, Вали Филатова, Димы Ятченко. Эти ребята способны 90 минут носиться от флажка до флажка.

- Евсеев рассказывал, как в 2003-м “Локомотиву” перепала премия от ЦСКА за победу над “Сатурном”. Ваши команды стимулировали?

- Пытались разок - в Нальчике. То ли ЦСКА, то ли “Локомотив” пообещал деньги, если отберем очки у “Зенита”. Конкретную сумму не назвали. Сформулировали обтекаемо - “не обидим”. Но мы проиграли.

- Самые памятные премиальные?

- В “Крыльях”. В 2010-м в последнем туре отбились на “Петровском” - 0:0. Заплатили по 500 тысяч рублей. Не столько за ничью, сколько за то, что выполнили задачу и вылета избежали.

- Титову должен Сергей Хусаинов. Чугайнову - Заза Джанашия. А вам - кто?

- Приятель уже год никак не вернет 700 тысяч рублей. Но не сомневаюсь - отдаст.

- Александр Глеб, поиграв полгода в Самаре, город описывал так: “Все чудесно - кроме дорог и снега по шею…”

- В центре, где старая набережная, асфальт нормальный, снег убирают. Но свернешь в переулок - мама дорогая! Ямы, колдобины. Зимой в сугробах можно утонуть. Бог даст, к чемпионату мира-2018 наведут порядок.

- Файзулин недавно обронил в интервью, что обожает под Питером всей семьей собирать грибы. Вас с собой зовет?

- Витя дал интервью?! Наверное, первое за пять лет. Нет, по грибы не ходили. Зато в районе Выборга отправились в лес с металлоискателем.

- Каждый со своим?

- У Вити есть, а я от этих штуковин далек. Прихватил лопату. Нашли какие-то монетки. Бродить так часами - не моя история. А Вите нравится. Прям глаза загораются, когда разговор сворачивает на эту тему.

- Про вашего старшего брата, которого арестовали осенью 2014-го, писали - главарь банды, промышлял разбоем…

- Я на тысячу процентов уверен в его невиновности! Произошло кошмарное стечение обстоятельств. Виталий оказался не в то время, не в том месте. Подробнее говорить пока не могу. Надеюсь, справедливость восторжествует, скоро он выйдет на свободу.

- Сейчас где?

- Под следствием. В Питере.

- Он, кажется, каратист?

- Трехкратный чемпион России по каратэ кекусинкай.

- За последнее время - самый радостный день?

- Каждый, проведенный с детьми. У меня два пацана. Старшему пять, младшему - три. Какое счастье жить дома, - а не бегать по кругу в чужом городе!

- Чему научила история с “Краснодаром”?

- Терпению. Но если вернуть все назад, поступил бы так же. Нельзя позволять вытирать о себя ноги!

- Даже ценой карьеры?

- Глупо спорить с тем, что этот конфликт ее поломал. Зато жизнь свела с другими людьми. Теперь у нас свое дело. Не вижу смысла зацикливаться на ошибках, о чем-то жалеть. Надодвигатьсядальше.

ЮрийГОЛЫШАК, АлександрКРУЖКОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...