30 марта 2015

30 марта 2015 | Фигурное катание

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Татьяна ПРОКОФЬЕВА: "ЛИЗЕ НУЖНО БЫЛО ПРОСТО ДАТЬ УВЕРЕННОСТЬ"

- Ой, а я без Алексея Николаевича интервью, наверное, не могу давать, - хореограф Елизаветы Туктамышевой Татьяна Прокофьева начала было оглядываться, ища глазами тренера, который в этот момент сам раздавал комментарии журналистам. Но тут же продолжила: - Очень волновалась за Лизу. Просто очень.

- Вы ведь начали работать с Туктамышевой, когда она была совсем маленькой девочкой?

- Да. Мне позвонил Мишин и пригласил в группу. Работа хореографа заключается прежде всего в том, чтобы раскрыть ребенка эмоционально. Вытащить потенциал, который в нем есть. От природы все дети талантливы. Просто из некоторых приходится реально тащить какие-то скрытые качества. Лиза в этом отношении была очень отзывчивой девочкой.

- С кем интереснее работать в этом плане - с детьми или с уже сложившимися спортсменами?

- И с теми и с другими. Просто работа разная. Я бы даже сказала, что успех тут зависит не от возраста, а от того, насколько человек одухотворен. Даже в балете встречаются духовно пустые артисты. Все, что они делают на сцене, - это техника, отработанные репетициями движения, но и только. Это позволяет красиво выглядеть на сцене, но отдача совершенно другая, чем та, что идет из глубины души. Много раз замечала: когда ребенок понимает, что ты хочешь до него донести, эмоциональная отдача тут же становится совершенно иной.

- Мне кажется, Лиза очень выросла в плане внутренней отдачи после неудачного прошлого сезона.

- Не сказала бы, что это произошло сейчас. Внутренняя одухотворенность в ней была всегда. Ей просто нужно было дать уверенность. Что она красивая, эмоциональная, сильная.

- Представляю, как это было сложно, когда Туктамышева постоянно боролась то с травмами, то с весом, пытаясь спрятаться от него под бесконечными балахонами.

- Знаете, Лиза всегда была очень дисциплинированной в работе. Никогда, ни в каком настроении не позволяла себе даже малейшей халтуры.

- Но вы же наверняка видели, как ей тяжело от постоянной критики.

- Старались поддерживать. Ее тогда действительно клевали все кому не лень. А мы - поддерживали. Работали, даже когда была травма.

- Как обычно в вашей группе проходит процесс постановки программ и работы над ними?

- У нас троих настолько сплоченный коллектив, что не всегда даже можно сказать, кому принадлежала та или иная идея. Взять "Болеро" для короткой программы предложил, например, Мишин. А откуда взялась музыка для произвольной, я даже не помню. Наверное, тоже от Алексея Николаевича.

- Вас как хореографа не смущало, что "Болеро" - достаточно заезженная в фигурном катании вещь?

- Классика всегда остается классикой. И всегда есть способы заставить ее заиграть иначе, чем было до тебя. Да и потом, программа всегда получается индивидуальной. Замысел может быть любым, но в процессе работы в него вплетается все, что идет и от тренера, и от хореографа, и от постановщика, и от самого исполнителя. Ставил Лизе "Болеро" постановщик Мариинского театра Юрий Смекалов, которого я, пользуясь случаем, хотела бы поблагодарить. Понятно, что он шел от своих идей и, возможно, сам это танцевал. Просто, какой бы гениальной ни была постановка, все равно по ходу работы в ней появляются какие-то изменения. Ты стараешься добиться, чтобы каждое движение, каждый жест запели, заиграли, зазвучали, чтобы начали "разговаривать" руки. Танец - это гармония. Этим все сказано.

- Туктамышева потрясающе уверенно и стабильно провела весь этот сезон. Откуда же столь сильное волнение, о котором вы сказали в начале нашего разговора?

- Ну, спортсмен ведь - как собственный ребенок. Лиза - боец до мозга костей, это заметно даже внешне, но за ребенка-то всегда волнуешься. Даже когда он стоит в детском саду на сцене и читает стишок. Мне очень хотелось, чтобы Лиза показала все свои самые лучшие качества и умения. Именно в этом финале.

- Что, на ваш взгляд, изменилось в характере Туктамышевой за последний год?

- Она всегда была умной девочкой, а тут еще очень повзрослела. Адаптировалась ко многим сложным ситуациям, научилась через них проходить. А вместе с этим обрела уверенность. При этом у нее совершенно отсутствует самоуверенность. Знаете, работая со спортсменами, нужно быть постоянно готовым к тому, что человек решит, что он уже все знает. У Лизы этого нет и в помине. Поэтому работать с ней легко и приятно. Почему-то сейчас я как никогда уверена: в ее жизни все будет в порядке.

Прямой эфир
Прямой эфир