22 декабря 2014

22 декабря 2014 | Биатлон

БИАТЛОН

КУБОК МИРА

Завоевав две золотые и одну серебряную медали в словенской Поклюке, Антон Шипулин стал первым нашим биатлонистом в XXI веке, которому удалось подняться на пьедестал во всех индивидуальных гонках на этапе Кубка мира. При этом одну из своих побед лидеру мужской сборной России пришлось отстаивать не только на стрельбище и лыжне.

ШИПУЛИН: РЕКОРДСМЕН XXI ВЕКА

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

из Поклюки

Сразу после того как вчера Шипулин первым пересек линию финиша в масс-старте, французы подали протест. По их мнению, российского биатлониста следовало лишить завоеванной победы из-за того, что именно его действия на лыжне спровоцировали падение Жан-Гийома Беатрикса и, как следствие, поражение Мартена Фуркада.

Французы особо напирали на то, что Шипулину вообще свойственна крайне агрессивная манера прохождения дистанции. И что, мол, из-за аналогичной грубости россиянина в первой спринтерской гонке младший Фуркад не смог бороться за медали.

Разбирательство шло долго. Сюжет с падением вновь и вновь гоняли на экране, и становилось все очевиднее: если дисквалифицировать спортсмена (независимо от того, какую страну он представляет) за столь рядовой случай контактной борьбы, можно создать прецедент, который впоследствии проклянут даже те, кто заварил кашу. Хотя бы потому, что в ряду наиболее агрессивных биатлонистов на протяжении всех последних лет Мартен Фуркад занимает далеко не последние места.

Не стоит забывать и о том, что масс-старт - гонка контактная. Если цепляться к каждой ситуации, когда кто-то кого-то подрезал, наступил кому-то на лыжу или палку, толкнул плечом, то, может быть, разумнее вообще исключить такие дистанции из программы? Взять первый масс-старт дня - женский. Если рассуждать в жестком соответствии с правилами, дисквалифицировать следовало и француженку, не уступившую путь выходившей со штрафного круга Дарье Домрачевой. Из-за чего белорусская спортсменка не только получила травму, но и лишилась солидного количества возможных очков.

По-человечески раздражение французов, конечно же, было понятным: всегда неприятно понимать, что соперник, долгое время остававшийся на вторых ролях, вдруг начинает навязывать борьбу, которую невозможно выдержать. Но здравый смысл все-таки восторжествовал.

Шипулин же на пресс-конференции сказал:

- Прежде всего, хочу извиниться - уже в пятый или шестой раз - перед Беатриксом, он действительно заслужил быть вторым, но нарушение с моей стороны было неумышленным. Окажись я на месте француза, сам, наверное, отговорил бы тренеров подавать протест. То, что произошла случайность, понимают и Фуркад, и сам Жан-Гийом. Думаю, что лишняя нервотрепка, связанная с разбирательством, не нужна была никому из нас троих. В том месте, где произошло столкновение, для меня был единственный шанс обогнать французов и вырваться вперед. Дальше были спуск и финишный створ, а там уже малореально что-то сделать. Поэтому я и пошел в обгон по левой стороне. Сам, если честно, не сразу понял, что произошло.

- Беатрикс сказал, что вам следовало атаковать раньше, а не в самом узком месте.

- И отпустить его с Фуркадом на финиш впереди себя? Когда идет столь жесткая контактная борьба, в подобной ситуации может оказаться кто угодно. И ни у кого нет задачи "завалить" соперника. Какой смысл? Тем более что я уже начал его обгонять и прекрасно понимал, что должен выиграть.

- Вас ведь тоже не раз подсекали подобным образом.

- Конечно. И роняли, и палки ломали. Но это спорт.

- Пока шло разбирательство, французы постоянно повторяли, что Шипулин - очень агрессивный гонщик.

- А сам Фуркад разве менее агрессивен? А Бьорндален? Я, безусловно, очень уважаю обоих. Но в гонке сплошь и рядом случаются ситуации, когда тебя запирают "в паровозик" или просто перекрывают дорогу. Если не делать агрессивных рывков, так и останешься на обочине. В биатлоне нужно постоянно показывать характер.

- Будете ли вы теперь действовать на лыжне осторожнее?

- Если бы знал заранее, что так произойдет, то, конечно, вел бы себя осторожнее. Но я ведь не могу контролировать лыжи соперника. Свои - и то тяжело. Потому что это всегда доли секунды, в которые надо выдать максимум того, что можешь. Вот я и выдал максимум. В результате чего вообще, как понимаю, мог лишиться медали. Пока разбирались, сильно переживал по этому поводу. Обидно было бы лишиться победы, когда в глубине души понимаешь, что был в гонке сильнейшим.

Другие материалы - стр. 16

Прямой эфир
Прямой эфир