26 сентября 2014

26 сентября 2014 | Шахматы

ШАХМАТЫ

На этой неделе в Москве открылся первый в нашей стране шахматный Музей. Об истории его создания "СЭ" рассказал 92-летний патриарх российских шахмат, старейший на сегодняшний день гроссмейстер мира .

Юрий АВЕРБАХ: "ЭТО БУДЕТ УНИКАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ"

- Какие экспонаты изначально составили ядро коллекции?

- Музейная комната в Центральном шахматном клубе (Москва, Гоголевский бульвар, 14) появилась еще в конце 70-х годов прошлого века. Незадолго до этого в Ленинграде скончался коллекционер, большой любитель шахмат Вячеслав Домбровский. Во время блокады он работал начальником пожарной части и спас от огня многие будущие экспонаты. Домбровский собирал все, что связано с шахматами, в частности, у него была большая коллекция бюстов, в том числе один довольно забавный: Наполеон с табличкой "Шахматист XVIII - XIX веков". Пожалуй, это последнее, что приходит в голову, когда вспоминаешь великого полководца и императора! Кроме того, Домбровский собрал большую коллекцию шахматных фигур, например, шахматы осажденного Ленинграда.

- Домбровский завещал коллекцию Центральному шахматному клубу?

- Нет, его родственники выставили коллекцию на продажу, а директор ЦШК Виктор Батуринский, столетие со дня рождения которого мы недавно отмечали, решил ее купить. Напомню, что знаменитый клуб на Гоголевском открылся в 1956-м, и у нас набралось огромное количество кубков, медалей, памятных сувениров, уникальных досок. Коллекция музейной комнаты продолжала пополняться, поскольку советские, а затем российские шахматисты многократно побеждали на Олимпиадах, чемпионатах мира и других крупных соревнованиях.

- Какие экспонаты самые ценные?

- У нас есть, например, шахматы царской семьи: русская армия против турецкого султана, белый король в этом комплекте - Петр I . Еще есть шахматы адмирала Нахимова; мы получили их от одного водолаза, который работал в Крыму. Есть комплект великого русского шахматиста Михаила Чигорина. Известна история о том, что Чигорин перед смертью сжег свои шахматы, как Гоголь - второй том "Мертвых душ". Но в 50-е годы дочь Чигорина, жившая тогда в Польше, рассказала в интервью, что Михаил Иванович сжег карманные шахматы, а у нас сохранился настольный комплект.

Еще один раритет - это шахматы, которые подарил Мао Цзэдун профессору Василенко. В начале 50-х у Мао заболел живот. Своим врачам он, очевидно, не доверял и попросил Сталина прислать ему хорошего специалиста. В Китай отправили лучшего гастроэнтеролога Союза, героя Социалистического труда Владимира Василенко. Доктор вылечил вождя китайского народа, и Мао по-царски его одарил.

Среди подарков оказались уникальные костяные шахматы ручной работы. Но когда Василенко вернулся в Москву, начиналось печально известное "дело врачей", и его прямо с аэродрома привезли вместе с шахматами на Лубянку. Василенко провел за решеткой около года. Когда Сталин умер, дело рассыпалось, Василенко выпустили на свободу и вернули ему шахматы. Владимир Харитонович первое время был в таком плохом состоянии, что не мог подняться на второй этаж без посторонней помощи... Мы с ним дружили, и он рассказывал: его так сильно били на Лубянке, что он готов был сознаться в чем угодно, хоть в том, что он сам Мао Цзэдун. После кончины Василенко мы приобрели эти шахматы у его вдовы.

В 1984 году я был арбитром на первом матче между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым. Гроссмейстерам не понравились фигуры, которыми им предстояло играть. Я отправился в ЦШК и нашел там отличный стаунтоновский комплект, причем не костяной, а деревянный. Эти шахматы участникам подошли. Но оказалось, что их приобрел заведующий музейной комнатой, а он выпросил у меня бумагу, что на этих шахматах игрался матч Карпов - Каспаров. Перед вторым матчем двух "К" я снова хотел взять эти же фигуры, но заведующий унес их к себе домой и категорически отказался их отдавать. Даже получил выговор по партийной линии, однако шахматы оставил себе! Вот что значит настоящий коллекционер. А сейчас в музее выставлен стол, на котором играли Карпов с Каспаровым, фигуры, флаги, часы и даже бланки с записью ходов.

- Когда при клубе начала создаваться библиотека?

- Практически со дня открытия клуба. Основу библиотеки составило собрание историка шахмат Николая Грекова. Какие редкости? У нас есть первое издание знаменитой книги Франсуа Андре Филидора 1749 года. Учебник Жана Прети, по которому учился играть Александр Алехин. Любопытно, что на первой странице есть надпись "А.Алехин", но ведь у будущего чемпиона мира был брат Алексей! Впрочем, через несколько страниц встречаем еще одну надпись, по-французски, - "Тишайший", а это детское прозвище Александра Александровича, так что нет никаких сомнений в том, кому принадлежала эта книга. Почти на каждой странице много подчеркиваний: видно, что Алехин любую партию изучал очень внимательно.

Еще у нас много книг с дарственными надписями известных шахматистов. Есть комплект первого шахматного журнала "Паламед", который в начале XIX века издавал великий французский шахматист Луи Шарль Лабурдонне.

- В советские годы уникальные экспонаты ютились в одной маленькой комнате?

- Поначалу места хватало, но коллекция пополнялась, развивалась, и стало уже тесновато. Сейчас при поддержке Российской шахматной федерации мы создаем уникальный Музей. Считаю, он заслуживает того, чтобы стать государственным. Обязательно создадим переносной фонд. С его помощью можно будет выставлять какие-то экспонаты в других городах во время проведения крупных турниров.

Владимир БАРСКИЙ