29 марта 2014

29 марта 2014 | Футбол - РПЛ

ФУТБОЛ

СОГАЗ - ЧЕМПИОНАТ РОССИИ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА. 23-й тур. 30 марта. "ЛОКОМОТИВ" - "СПАРТАК"

История полузащитника "Локомотива" Сергея Ткачева, который несколько лет назад был на грани жизни и смерти. Его сердце не билось 4,5 минуты.

"МОЕ СЕРДЦЕ ОСТАНОВИЛОСЬ, ОТДЫШАЛОСЬ НЕМНОГО И СНОВА ПОШЛО"

МОЛОДЕЖКЕ "СПАРТАКА" УЖЕ ЗАБИВАЛ

- Для начала вернемся в прошлое и вспомним ваш дебют за "Локомотив". Дагестан, суперзвездный "Анжи", важнейшая голевая атака, дикое судейство...

- Пусть я уже играл в Махачкале, когда выступал за "Крылья", матч первого тура не забуду никогда. Совершенно другая в Дагестане была атмосфера: забитый до отказа стадион, соперник топ-уровня... Кучук сразу сказал, что даст мне время.

Здорово, что удалось отдать голевую передачу. Но правильно вы заметили, пенальти нас чуть не похоронил. Зато Это'О, промазав, вернул к жизни.

- Когда видите, как Это'О за "Челси" забивает три мяча в ворота "МЮ", проскакивает мысль: "О, а я играл против этого парня".

- Ну мне все-таки уже 24 года. Это в 18 лет я мог с открытым ртом на звезд смотреть. Лучше пусть на меня кто-нибудь с восхищением глядит (смеется). Шучу, шучу.

- Не обидно, кстати, что в календаре "Локо" значился звездный "Анжи", а не обычный соперник, как у большинства других команд.

- Да наоборот! Огромный плюс, что мы вот так сразу, в первом туре, достойно сыграли против классной команды, заработали ничью, остановили Это'О и компанию. Это помогло "Локо" в дальнейшем.

- 4 матча в основе, 12 в общей сложности - такая статистика устраивает Сергея Ткачева?

- Понимаете, я реалист и осознавал, что в основу "Локо" меня никто сразу не поставит. Я даже не считаю, сколько именно минут провел на поле или как часто начинал в старте. Естественно, хочу постоянно играть, но пока главное - закрепиться в "Локомотиве".

- Кстати, в 2009 году вы уже забивали "Спартаку", с которым предстоит играть в воскресенье. Еще и победный мяч.

- Я? "Спартаку"? Да нет, вы что-то напутали... Когда я забивал? Не помню. За "Крылья" отличался в матчах с ЦСКА и "Сибирью". Все.

- То есть спортивные сайты мне врут?

- Выходит, что так.

- Да нет, все правильно: просто речь о первенстве молодежных команд...

- Ах вот вы о чем! Я уже и не помню тот гол. Но действительно был такой матч: 2:0 у красно-белых выиграли, я первый мяч в начале забил. Что ж, теперь цель очевидна - пора бы забить взрослому "Спартаку".

НА ТРЕНИРОВКАХ "ЛОКО" ВСЕ КРИЧАТ МНЕ: "ХАЛК, ХАЛК, ХАЛК!"

- Со стороны история футболиста Ткачева удивительна: ни одного ведущего клуба за карьеру, игра в первой украинской лиге - и тут, приглашение в "Локомотив".

- Так я сам обалдел! Конечно, в глубине души всегда надеешься на какое-нибудь классное предложение. Но за украинским чемпионатом не особенно следят за пределами страны. Хотя перед трансфером в "Локо" у меня как раз был отличный сезон в "Севастополе": наконец-то обрел уверенность, многое получалось, забивал все, что можно... И, честно говоря, очень хотел вернуться в Россию. Но даже не думал, что предложение сделает настолько сильная команда.

- Смотрю на вас, ваши штрафные удары и вижу нового Алиева. Только без проблем с характером.

- У Саши и правда сумасшедшие "стандарты". Я слежу сейчас за его ударами в России: пусть за "Анжи" еще не забивал, но просто не везет. И в перекладину попадал и вообще классно исполняет. Но я не умею так фантастически бить. Обычный у меня удар... Вот у Алиева, Халка - сумасшедший, да. Но не у Ткачева.

- Так вас же как раз за умение выстрелить с любой позиции на Украине и называли Халком.

- Скажу больше - прозвище приклеилось. И сейчас в "Локомотиве" пацаны тоже прикалываются. Уже привык. Хотя я все-таки Серега Ткачев. Но все равно на тренировках, когда забью какой-нибудь классный мяч, все ребята сразу скандируют: "Халк, Халк, Халк!".

- Я так понимаю, что на фланг вас начал ставить Юрий Газзаев, а сами вы больше любите играть на позиции атакующего полузащитника. Ответ "куда тренер поставит, там и удобнее" не принимается.

- И не собирался так говорить. Естественно, ради команды готов пахать где угодно. И на самом деле важно, когда у тебя есть несколько позиций: могу и справа выйти, и слева. Но я начинал именно "под нападающим", там уютнее всего.

- К чему вы дольше всего привыкали в "Локомотиве"? К хорошей базе, вкусной еде в Баковке, нереальной зарплате на карточке...

- К самому себе. Объясню: в "Севастополе" я играл с молодыми, простыми, обычными пацанами. А в "Локо", как увидел Самедова, Павлюченко, не то что испугался, просто я очень скромный человек… И мне понадобилось время, чтобы привыкнуть к общению с такими известными футболистами. Поначалу не решался шутить над ними... Три-четыре месяца понадобилось, чтобы стать своим. Но, естественно, хорошая база или там комфортабельный автобус совсем не мешали. Скорее наоборот.

- Так теперь вы можете прикалываться над Самедовым или Павлюченко?

- А то! Чувствую себя в своей тарелке, болтаем, шутим. Никаких проблем.

- Когда вы были в Москве без клуба, то жили на "Щелковской" с агентами-друзьями, спали втроем на одном матрасе, вам помогала финансово семья. Жду истории: "С первой серьезной зарплаты я купил им..."

- У меня отец временно не может работать после аварии, мама трудится в детском саду и живет на 5 тысяч рублей в месяц. Потому, естественно, каждый месяц я перевожу им определенную сумму, чтобы они ни о чем не беспокоились.

ВО ДВОРЕ С ТАДЖИКАМИ - СПЕЦИАЛЬНО НЕ "СВЕТИЛСЯ"

- Знаю, что для вас многое сделал Кононов, сейчас вытащил из первой лиги Кучук - вы продали душу белорусским тренерам в обмен на успешную карьеру?

- (Смеется). Скорее советским. Кононов ведь сейчас российское гражданство принял. Но вообще никакую душу я не продавал. Просто судьба так сложилась. Вообще я не считаю, что дело в паспорте. Все зависит от характера. И Кононов, и Кучук - фанаты своего дела. Они больны футболом. В хорошем смысле.

- Директор "Шерифа" Зюзин рассказывал мне, что даже на рыбалку Кучука было почти нереально вытащить...

- Вот-вот, он всегда в работе, вечно смотрит какие-нибудь матчи, изучает... Это здорово. Дай бог, чтобы и в России появились тренеры подобного уровня.

- Кстати о них: когда Слуцкий звал вас, 18-летнего, в Самару - могли предположить, что он станет тренером чемпиона России?

- Нет. Просто говорили, что тренер талантливый и пойдет далеко. Я ведь в итоге с ним не поработал, решил остаться в Воронеже, окрепнуть. Потом осознал, что сделал ошибку... Не сильно жалею, но возможно, смог бы быстрее выбиться в люди, попасть в сильную команду.

- Я знаю многих футболистов, которые занимались в академиях "Локо", "Спартака", "Зенита" и так далее, но вы первый, кто прошел школу таджиков и узбеков. Притом в сознательном возрасте.

- Было такое. Приходилось играть во дворе, когда из-за закрытия трансферного окна вовремя не нашел себе клуб. С обычными ребятами, в том числе с таджиками и узбеками. Еще играл, между прочим, в матчах ветеранов за "Звезд "Спартака" против "Звезд ЦСКА". Агенты помогли мне и устроили бегать с Карпиным, Ананко, Онопко и другими в "Лужниках".

- Во дворе вы, видимо, были тем самым парнем, которого все ненавидят, потому что он обводит пятерых и кладет в "девятку"?

- К счастью, нет. Просто я скрывался. Мы договорились с агентом, что я не буду там никого "рвать", финтить, "светиться". Короче, играл в расслабленном режиме, сильно не выделяясь.

И ТУТ ВСЕ УСТАВИЛИСЬ НА МЕНЯ, КАК НА СТАТУЮ В МУЗЕЕ

- Простите, но все же хочу поговорить о страшном случае, когда в 18 лет после столкновения на футбольном поле ваше сердце остановилось.

- Я сейчас уже спокойно тот момент вспоминаю, со смехом. Друзья тоже вечно шутят. А когда я только пришел в "Локо", журналисты вообще не знали футболиста Ткачева. Всем хотелось только про остановку сердца узнать. А история-то простая: играл за "Футбольный центр Шмарова" против Пензы. Помчался на прострел, защитник хотел со всей силы пнуть по мячу, но я сыграл на опережение, потому он треснул прямо по голове. Язык запал, начал задыхаться... Хорошо, что вратарь вовремя палец засунул в рот, чтобы я его не закрыл.

В "Скорой помощи" все были пьяные, отдыхали, спали, игра как раз заканчивалась... К счастью, врач, который подрабатывал у нас в команде, Владимир Николаевич Петров меня спас. Как? Да просто - бил по сердцу, бил... Что оставалось, если оно остановилось. И спустя четыре с половиной минуты завелось...

- Что вы сказали, когда очнулись?

- "Меняйте меня, я не смогу играть" (Смеется). Ну ведь логично, правда? А вообще вокруг в больнице тогда столько врачей столпилось... И я, главное, ничего не понимал. Ну, сломал нос, потерял сознание ненадолго - да и все, бывает. А тут все уставились на меня, как на статую в музее. Потом приехала вся команда, спрашивают: "Ну, ты как, Серега?". Думаю: "Во, класс, какой авторитет у меня в коллективе!". К сожалению, дело было явно не в нем.

А врачи еще думали, может, я дурачком стал после такого удара. Спрашивали: как зовут маму, папу, сколько мне лет... Но я-то себя хорошо чувствовал. Хотя родителям ничего не сказал. Они потом в газетах прочитали, что я чуть не умер. И, конечно, отреагировали спокойнее, чем если бы сразу узнали.

- За те годы, что прошли с инцидента, во время игры ни разу не чувствовали страх? Не боялись повторения?

- Поначалу было страшно. Если подача летела - я сразу голову убирал.

- Не думали, как Петр Чех в шлеме играть?

- Это не для меня. Тем более все быстро прошло. Разок сыграл головой - и тут же весь страх ушел. Сейчас спокойно лезу на такие же прострелы, ничего не боюсь.

- Родственники не говорили: "Сереж, все, заканчивай, жизнь дороже"?

- Нет. Все понимали, что я хочу играть и дальше. Шмаров советовал: "Не думай пока о футболе, просто живи". Я так и поступил, постепенно вернулся на поле и, как видите, поступил правильно.

- Правда, что тот защитник закончил с футболом после столкновения с вами?

- Возможно. Перед ответным матчем я был очень злой. Искал этого парня. А там уже новая команда. Ни голкипера, который мне помог, ни защитника... Подошел к администратору, а он говорит: "Да с тех пор уже половина состава закончила карьеру!"

- Хотели отомстить?

- Можно и так сказать. Но по-доброму! Естественно, ломать ноги не собирался, просто хотел забить. Ну в идеале еще обвести того защитника (смеется). А всерьез не за что ему мстить. Игровой момент - он не виноват. Это я скорее слишком смело пошел на тот прострел...

- Вы слышали когда-нибудь песню "Мое сердце"? Будто про вас "Сплин" поет: "Мое сердце остановилось, отдышалось немного и снова пошло"...

- Миллион раз! Этот трек есть в моем плейере. Сам по себе нравится, но, конечно, когда услышал слова - сразу вспомнил тот момент. Рок-звезды российские "про меня" песни сочиняют.

- Есть ощущение, что тот случай, как ни страшно звучит, вам помог?

- Даже не сомневаюсь в этом. Я стал сильнее после того столкновения. Вообще у меня вся жизнь в сложностях. С самого детства. Привык и ничему не удивляюсь. И иду только вперед. Никогда не думал в духе: "Может, меня сглазил кто-то, может, показывает мне, что футбол - это не мое"? Сейчас просто хочется, чтобы начался позитивный этап жизни, карьеры. Тьфу-тьфу - пока так и есть.

Антон МАТВЕЕВ

Прямой эфир
Прямой эфир