26 января 2012

26 января 2012 | Футбол - РПЛ

ФУТБОЛ

ВАГНЕР ЛАВ: "БЛАГОДАРЮ ЗА ТЕРПЕНИЕ"

Не будет преувеличением сказать, что самым близким человеком в России для Вагнера Лав был переводчик армейского клуба Максим Головлев. Он ведь не только выполнял свои прямые обязанности в строгие временные рамки рабочего дня, но и помогал бразильцу, как и другим своим подопечным, во всех житейских вопросах - от банального выбора блюд в ресторане до общения с гаишниками (как правило, по телефону), иной раз останавливавших футболиста за нарушение правил вождения. Не случайно одна из первых фраз, которую легионеры заучивали: "Сколько денег?" - чтобы лишний раз не беспокоить Максима своим звонком. Бок о бок с Вагнером Головлев провел больше, чем с кем-либо из иностранцев, - семь с половиной лет.

- Вам грустно? - спросил вчера корреспондент "СЭ" Максима.

- Конечно, грустно. Изначально у нас были рабочие отношения, но, когда столько лет изо дня в день общаешься с человеком, они вполне естественным образом превращаются в неформальные. Мы стали товарищами. А потому на душе немного тоскливо оттого, что Вага покидает ЦСКА. Ведь мы вместе съели не один пуд соли, через многое прошли. Это потеря не только для клуба, который расстался с одним из лучших своих футболистов, но и лично для меня.

- Можно назвать вас друзьями?

- Думаю, да. Я лучше других в команде его знал, понимал его юмор, шутки. Быть может, даже все переживания. Так долго я ни с кем не работал. А за такой срок ты уже относишься к нему, как к родному. Президент нашего клуба всегда считал Вагнера сыном, а я, можно сказать, своим братом.

- Вы уже попрощались?

- Да. Он сейчас, если не ошибаюсь, уже на пути в аэропорт (разговор с Головлевым состоялся вчера вечером. - Прим. А.М.). Он мне сказал большое спасибо за семь с лишним лет доброй и верной работы: "Благодарю тебя, что ты все эти годы меня терпел. У меня было столько нервных срывов, да и прочих сложностей, но ты, Макс, всегда помогал, работал крайне профессионально, с тобой приятно иметь дело". Я ему ответил: "Во-первых, с твоим отъездом, как ни крути, уходит эпоха, а во-вторых, я расстаюсь с другом. В то же время видеть тебя здесь несчастным, переживающим я не мог, у меня сердце сжималось. Поэтому рад, что все между собой договорились".

- При расставании слезы не навернулись?

- Нет. Мы же не навсегда с ним расстаемся! Знаю, что он достиг, чего хотел, обрел счастье. Он с начала минувшего года говорил, что мечтает играть на родине. И сейчас получит такую возможность. Сколько раз слышал от него, как он хочет быть рядом со своей семьей, со своими детьми, финансовый вопрос его не интересовал.

Александр МАРТАНОВ

Окончание - стр. 3

Прямой эфир
Прямой эфир